Получать новости по email

Творческая лаборатория

ОБИДА ДЛИНОЮ В ЧАС


Я в детстве не умел обижаться. И до сих пор не понимаю, как можно обидеться на долгое время. Обида – это слабость и скудоумие, признак несамостоятельности. Есть, конечно, исключения, но они касаются вопросов жизни и смерти, какого-нибудь предательства, и это уже будет называться по-другому. Я же говорю о мелких обидах, по мелочам.
Мой сосед Руслан уже несколько дней не разговаривает с женой из-за того, что она не постирала его любимую пару носков перед важной встречей на работе. В шкафу были другие носки, но Руслан был слишком принципиален. Об этой черте характера знали только дома. Ему нужны были именно эти носки. «Почти новые, без дырочек на пятках». Вечером он молча приходит домой с работы, демонстративно снимает ботинки с голой ноги и идет босой на кухню есть суп, который приготовила ему жена. Сопит, чавкает, как их старая собака, но ничего не говорит. Даже на вопрос жены «Как дела?» он, мучительно сдерживаясь, не отвечает и жует салфетку. Жена стала чаще разговаривать с собакой, нежели с мужем. Ей даже показалось, что с домашним питомцем вести беседу намного интереснее. Собака не обижается, слушает, не перебивая, ест мало, не привередлива в еде, ничего не просит и скулит реже, чем муж.
На пятый день тишины нервные струны жены лопнули от злостного аккорда. Она поймала босого мужа в коридоре, схватила его за локоть и потребовала:
– Выбирай: или ты или собака!
Муж логично выбрал себя. Он жил в ее квартире. Его губы медленно зашевелились, срывая с себя закаменевшую обиду:
– Собаку тоже оставим.
После этого случая на Руслана обиделась собака...
Казалось бы, какая мелочь – носки! А вот так. Из мелочей строится наша жизнь и отношения.
Бывает, что обида возникает на пустом месте, из ничего.
Еду себе в троллейбусе на деловую встречу. Никого не трогаю, сижу тихонько около окошка, рисую детские узоры на замерзшем стекле. В плане рисования, художник во мне даже не рождался, поэтому простой узор снежинки сильно напоминает женскую грудь, даже, я бы сказал, грудь пожилой женщины. Хотя я никогда, слава Богу, не видел бюста престарелых дам. Возможно, это бессознательное. Нарисованный предмет на троллейбусном стекле Фрейд бы расценил как сексуальное недомогание, выраженное депрессивным настроем. Но я был в отличном настроении и напевал песню «Золотые купола».
Кондуктор ко мне не подходила. Она все время поворачивалась спиной в тот момент, когда я пытался к ней обратиться. В итоге мне пришлось передать плату за проезд впереди сидящему дедушке, который благополучно взял деньги и положил их себе в карман. Я сказал:
– Спасибо.
А вечером приходит смс от моей бывшей одноклассницы с таким текстом: «Ты, урод, позоришь меня!»
Ее звали Лена. Она и была тем кондуктором в троллейбусе. Лена обиделась на то, что я к ней решился обратиться как к кондуктору, громко и унизительно призывая ее подойти ко мне за подачкой. Я понимаю, что ей было стыдно предстать в таком виде передо мной. Возможно, она подумала, что я нарочно хотел ее унизить, но это было не так. Я ее тогда не узнал. Просто подумал, что кондуктор, наверное, старая и глухонемая.
 Лена была вторая красавица в классе, после педика Сережи. Но в чем был виноват я? Сегодня ты кондуктор, завтра – я. Упаси Господь, я не считаю эту профессию какой-то унизительной. Искренне думаю, что все профессии заслуживают уважения. Даже министр обороны. Ничего в этом постыдного нет.
Я вспомнил. Была у меня обида. Злость сквозь слезы. До дрожи в животе.
Наш кот ходит в туалет исключительно тогда, когда мы ложимся спасть. Точнее, когда спим. Смотришь себе прекрасные сны и похрапываешь на желтых подсолнухах, которыми радостная жена укутала подушку. У нее любовь ко всякого рода ярким узорам: фруктам, цветочкам, ягодкам. Взрослый голозадый мужик спит, как младенец, под красным клубничным одеялом, узорно разметавшись на лимонной простыне. Картина маслом: «Мужлан в люльке около Юльки».
И снится тебе сон, в котором ты плывешь на большой барже, как персонаж из фильма «Жизнь Пи». Начинается шторм, лодку заливает водой, и слышен невыносимо громкий скрежет стальных листов. Открываешь глаза, а звук не исчезает. Кот на своем пластмассовом лотке плывет и борется с качкой в туалете, закапывая скинутые им же атомные бомбы, которые только что падали так громко, словно шары в боулинге. Он не перестанет шуметь, пока кто-то не встанет и не спасет его. Заходишь в туалет и видишь, как кот стоит в лотке: передние лапы раскинуты в разные стороны, одной он держится за стену, второй за унитаз. Этакий одинокий матрос, который готов умереть за свой корабль. Обида на него жуткая. Но она проходит очень быстро, за несколько минут. Потому, что ему плевать на твое недовольство, на смятое лицо – это видно по его брезгливой физиономии. Ему по барабану твоя злость, которая еще долго не даст заснуть. После спасения он залезает в постель с мокрыми лапами, вытирает их об ананасик и, довольный, ложится на сухое место – тебе на голову...
Если уж на кого и можно обидеться – то только на себя. Берегите нервы!

Евгений Холобок