Получать новости по email

Творческая лаборатория

ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА


Говорят, что красивые девушки чаще всего выбирают себе, мягко выражаясь, несимпатичных подруг. Для собственного самоутверждения и превосходства. Чтобы на их фоне выглядеть, как минимум, королевой красоты, быть в центре внимания у молодых людей, вызывать судорожный озноб у прыщавых подростков и панику, приводящую к временной болезни Альцгеймера, у дедушек.
Лиза Масякина не была исключением. Высокая блондинка с голубыми глазами и волосами до пояса. У Лизы были пухленькие губы, обширная грудь и длинные ноги – эталон всех моделей. Природа наградила ее потрясающими внешними данными. При первом же взгляде на Лизу, у лиц противоположного пола отнимался язык и начинало тягостно свербеть где-то под кожаным ремнем брюк.
Поклонников у нее было предостаточно и даже больше, чем ей хотелось. Разномастные мужчины всех возрастов и вероисповеданий дарили ей цветы, ухаживали, приглашали в рестораны. Иногда вели с ней диалоги. Редко. Самые долгие ее отношения длились максимум несколько дней.
В свои лучшие подруги она записала Катю Кривоногову. Фамилия Кати соответствовала особенностям строения ее ног. С физической точки зрения, Кривоногова почти ничего из себя не представляла: маленький рост, серые, как у мыши, волосы, короткие пальцы с короткими ногтями. Ее вес был немного больше, чем положено. Среднестатистический экземпляр для токаря.
Кривоногова с радостью приняла дружбу Лизы. Отношение ее к Лизе было искренним, без подхалимства и собственного унижения.
Но в этой, можно сказать, банальной истории, Лиза совершила роковую ошибку, подружившись именно с Кривоноговой. Эта дружба должна была вознести ее неземную красоту к небесам. Лизины ухажеры обязаны были немедленно предложить ей руку и сердце, ослепленные ее идеальностью, особенно после сравнения Лизы с Кривоноговой.
Но Кривоногова Катя была невероятно умной, обаятельной девушкой, с великолепным чувством юмора. Нет, она не решала сложные математические задачи и уравнения. Ее ум был жизненный, сочетающий в себе эрудированность и большое знание психологии. Плюс – простой, открытый характер с превосходной житейской интуицией. Катины качества были ее атомным оружием, поражающим всех, кто впервые начинал с ней общаться. Эта бомба постепенно отравляла своей радиоактивностью и лучшую подругу Лизу.
В момент знакомства с молодыми людьми, когда подруги были вместе, Кривоногова скромно прятала ноги под стол. Зато из ее уст начинал бить фонтан безмерно завораживающих речей. Кто-то из мужчин от перенапряжения терял сознание и в падении что-то шептал о любви. Лизе приходилось молчать и завидовать. Она вела себя иначе.
На вечеринках у друзей Лиза напивалась в свинью с одного глотка крепкого алкоголя. Она выпивала рюмку залпом и говорила:
– Я уже пьяная, как котлета!
После этого ее бревном уносили в спальню.
Она очень часто прикуривала фильтр у сигареты и замечала это, когда половина уже была выкурена.
Когда они с Кривоноговой ходили в магазин за одеждой, Лиза раздевала манекен прямо в зале и примеряла кофточку на себя.
Продавцы в бутиках интуитивно чувствовали время прихода Лизы, и в этот день манекены встречали покупательницу в обнаженном виде. Такой своеобразный PR-ход имел и положительную сторону: в бутики чаще стали захаживать мужчины. Их автоматически тянуло в магазин, благодаря голым женским манекенам, у которых угрожающе, словно дула пушек, торчали соски.
Лизе удавалось прочитывать толстые серьезные книги. На вопрос: «Ну, как, тебе понравилось?», она отвечала: «Я не знаю, все время думала о своем»
Своего кота Лиза выгуливала на шлейке, как маленькую собачку, и пыталась научить его делать апорт. Она кидала палку и кричала: «Барсик, неси!»
Прохожие интересовались у нее:
– Ваша собачка какой породы?
Кот краснел за хозяйку.
В конце концов Катя начала стыдиться своей подруги. А Лиза злилась на Катю за то, что та всегда была всегда в центре внимания, и ухажеры прилипали к ней как репейник.
Постепенно подруги начали отдаляться друг от друга. Общались все реже. Виделись не часто. И вскоре разошлись, как в море корабли.
Через десять лет они совершенно случайно встретились в одном из городских кафе. Обе были со своими вторыми половинками. Сидели за соседними столиками. Лиза молча курила фильтр от сигареты. Ее неземная красота поблекла, ум, в отличие от целлюлита, не прибавился, в глазах была пустота. Ее ухажер, на вид лет пятидесяти, представлял собой жалкое зрелище. Лысый, пухлый, без денег. Складно матерился, глядя на счет.
Катю же, наоборот, с трудом можно было узнать. Она цвела и пахла, словно бутон свежесорванной розы. Казалось, у нее даже ноги выпрямились в кожаных сапогах. Она сияла и была счастлива.
Катя хотела что-то сказать, но Лиза отвернулась. В отражении чистого бокала можно было разглядеть Лизины глаза, которые медленно-медленно наполнялись слезами.


Евгений Холобок