Получать новости по email

Творческая лаборатория

ТАМЕРЛАНОВА ЛЮБОВЬ


Светка смотрела широко распахнутыми глазами: Ленка оттянула пояс на брючках и показала розовую кружевную вставочку нижнего белья.
– Серёжа подарил, – пояснила она, вытащила пачку тонких сигарет «Вог» и принялась раздавать подругам.
– У мамы стащила! – недоверчиво покосилась Варя и не взяла сигарету.
Но на нее никто не обращал внимания.
– Сексом заниматься здорово?
– У нас не секс, у нас – любовь.
– Не противно?
– Не, не противно. Главное, все ему там мороженым намазать, и можно целовать.
Девочки неумело тянули «Вог» и кашляли. Светка нечаянно сломала свою сигарету и теперь пыталась склеить две части слюной.
– Сказал, что у меня грудь красивая. – Ленка ткнула пальцем в едва наметившуюся выпуклость на водолазке.
– А у меня будет большая! Как у мамы! – Варя откинула волосы назад и выпятила грудь.
– Да кому нужна большая? Отвиснет! – Ленка пересчитала сигареты и аккуратно убрала в карман. – Сейчас модно как у Гвинет Пэлтроу!
Надсадно прозвенел звонок, и девочки вышли из школьного туалета.

***
Светка давно знала, где у мамы лежит белье. То самое, для папы. Еще в пять лет случайно наткнулась в комоде родительской спальни. Ну, или почти случайно. Она открыла просто посмотреть, а там – кружевные бюстгальтеры, трусики и даже пояс для чулок. И ведь проболталась! Пришла тогда на кухню и спросила:
– Мам, а зачем тебе городской купальник?
 Вот нагоняй-то получила!
Светка хлюпнула веснушчатым носом от воспоминаний.
Но сейчас дома никого не было. Мама и папа на работе, бабушка сидела с подругами у подъезда.
Светка прокралась в спальню и открыла комод. Словно в насмешку, оттуда сразу показались кружева – белые, черные, красные, розовые.
Она выбрала розовые – как у Ленки.

***
Из микрофона раздался звук, похожий на сдавленный хохот.
 – Покажись, какая ты красивая.
Светка отошла от компьютера, чтобы ее было видно в камеру скайпа в полный рост. Ажурные чулки сморщились на тонких детских ножках. Бюстгальтер, набитый ватой, сполз на живот.
Она так и не решила, красивая у нее сейчас грудь или нет, поэтому спросила:
– А правда у меня красивая грудь?
– Спусти-ка лямочку, я не рассмотрел! – раздалось из скайпа.
Светка послушно спустила лямочку, опасаясь, что вата прямо сейчас вывалится. И даже вспотела от этой мысли.
 
***
Наташа, Светкина мама, ничего плохого не ожидала от того, что ее вызвали в школу. Света училась хорошо. По алгебре и геометрии были твердые четверки, а по остальным предметам – пять.
– Возьми деньги. Опять, наверное, нужно на охрану сдавать, – буркнул Олег.
– Куда сдавать? – переспросила сына глухая свекровь.
– Не важно, мама, – отмахнулся тот.
И погода была хорошая, весенняя. На небе ни одной тучки.
«У Светки скоро день рождения – тринадцать лет», – думала Наташа, разглядывая небо по дороге в школу.
Кабинет шестого «А» класса был пуст, только в углу сидели классная руководительница и завуч. И от этого Наташа впервые почувствовала тревогу.
– Ваше бельишко? – шумно вздохнув, спросила завуч и начала раскладывать на столе фотографии.
Наташа смотрела и не понимала. Её бюстгальтер, её туфли, но самое главное – её дочь...
На душе померкло.

***
Свекровь монотонно стучала спицами в углу. Олег без аппетита ковырял котлету.
– Ну, что же ты, доченька? – угрюмо сказал он. – Тебя ж никто пальцем тринадцать лет не трогал. Не обижали, не наказывали. Думали, нежная девочка. Может, сейчас ремнем выпороть?
Наташа отняла руки от зареванного лица:
– По всему интернету твои фотографии! Все видели! И соседи, наверное, и вся школа! В моем лифчике!
– Я не брала! – соврала Светка.
Отец кинул на стол кипу распечатанных фотографий:
– Ты не знала, что сделать фотографию в скайпе – одну клавишу нажать?
Наташа снова залилась слезами.
Светка вся наморщилась и выпалила:
– Зато у меня грудь красивая! Он так сказал...
– Кто «он»? – оборвал ее отец.
– Тамерлан.
– Что еще за кличка собачья? – вскипел Олег. – Имя мне скажи! Имя!
– Не знаю я его имени! – У Светки по щекам градом покатились слезы.
Наташа судорожно всхлипнула.
– А ты куда смотрела? – накинулся на неё муж. – За своими трусами не можешь уследить? Про ребенка и говорить нечего…
– Что ж теперь, выбросить это бельё?! – заикнулась зареванная Наташа. – Для тебя же и купленное!
– Какое бельё? – заинтересовалась вдруг бабушка. – Бельё мы все постирали.
– Да не важно, мама! – в сердцах воскликнул Олег.
– Что вы от меня скрываете? – Ее морщинистое лицо окончательно скукожилось от горя. – Война?
И свекровь заплакала, украдкой вытирая слёзы.
Олег оглядел кухню и выпалил:
– Да ну вас! Я лучше работать буду круглосуточно.
За ним громко хлопнула входная дверь.

***
– Выпей с нами сто грамм, Олег Михалыч! Полегчает!
Мужики в мастерской сочувственно смотрели на Олега.
– Нет, не хочу.
– А чего хочешь? Пивка давай?
– Морду набить хочу.
– Так кому ты набьешь, когда не знаешь даже имени?
Старенькая уборщица Ивановна собирала ветошь в углу.
– А что горевать-то? Нечего и горевать. Чай, не забеременела в интернетах! – сказала она.
– Да и правда, Михалыч. Ну, глупые бабы все, от мала до велика, а у тебя там целый курятник. Пивка с нами выпей. Наливаем!

***
Олег вернулся в полночь.
Наташа зашла в детскую, посмотрела на спящую дочь и принялась поправлять сползшее одеяло.
– Мам, у меня будет большая грудь или маленькая? – сонно спросила Светка.   
– Большая, большая.
– Как у тебя?
– Как у меня.
– Так ведь отвиснет!
– Найдётся, кому поддержать.
 

© Copyright: Юлия Хименес