Получать новости по email

Творческая лаборатория

Кто фонит?


В 1967 году началось строительство Ленинградской атомной электростанции на четыре энергоблока. В наступающем году «старушке» исполнится пятьдесят лет.
Фонила она с самого первого дня, о чём многократно писали правительству СССР ушлые финны, фанатики экологической чистоты. Народный контроль приезжал в атомград Сосновый бор с приборами, но «ничего не находил». И только на кухнях ползли слухи, что корюшку в Финском заливе вылавливают то одноглазую, то с зубами.
В 1994 были выборы (уже не помню, какие). В то время в Питере было огромное количество партий, от монархистов до коммунистов. Огромной популярностью пользовалась Демократическая партия «Яблоко». Она побеждала на всех дебатах.
Раз у нас Перестройка и Гласность, финны обнародовали замеры фона на границе и в приграничных районах. Реконструкция ЛАЭС стоила больше всего бюджета Финляндии. Кроме того, для начала работ необходимо было построить, как минимум, два новых энергоблока, чтобы не лишить мегаполис энергии. Разразились горячие дебаты.
Исторически сложилось, что в правительстве Петербурга за все беды отвечает один комитет – Комитет по градостроительству и архитектуре. То ли его чиновники так складно врут, то ли… В общем, КГА открыто взял на себя ответственность за фон и собрал представителей всех партий на пресс-конференцию.
Я училась тогда на первом курсе института и была одним из волонтёров-секретарей партии «Яблоко». Ходила везде и старалась всё записывать на листочках.
И вот председатель КГА открывает заседание пространным сообщением, что в городе фонит совсем не ЛАЭС, а ни больше ни меньше как знаменитая гранитная набережная Невы.
– Это естественный фон гранита набережной, для жизни не опасен. – Председатель КГА держит паузу.
Люди, рожденные в СССР, очень наивны – и правые, и левые. От монархистов пришли два пожилых священника (у всех представителей Церкви монархические убеждения, всегда). И тут, немного подумав, один спрашивает:
– И на династию Романовых фонило?
– Да, – отвечает чиновник, сложив руки на животике.
Тут монархисты переглядываются. Так, словно многое в истории царской России им становится понятным.
Зимний дворец Романовых стоит на набережной Невы.
– И на Ленина фонило?
Тут председатель КГА, бывший член КПСС, начинает «путаться в показаниях»:
– Нет, на Ленина не фонило!
Но выкручивается:
– Смольный же не на набережной!
– Смольный не на набережной! – поддакивает старичок из Компартии.
Но «проклятые попы» не унимаются:
– Исаакиевский собор тоже фонит, что ли?
Исаакиевский собор, до сих пор самое высокое сооружение левого берега, полностью облицован гранитом.
Чиновник снова в затруднении. Потом обречённо отвечает:
– Да, фонит.
Поднимается второй священник:
– А Казанский?
Казанский собор – точная копия собора святого Петра в Ватикане. Гранит, разумеется.
– Вам-то какое дело? У вас Царствие небесное! – возмущаются члены Компартии, вчерашние функционеры КПСС.
Оскорблённые монархисты удаляются, бурно обсуждая:
– Спас-на-Крови не фонит, матушка-Богородица уберегла!
– Смольный монастырь не фонит, намоленное место…
Уходят журналисты.
Поднимаются со стульев левые, и давешний старичок говорит председателю:
– Хорошо, что у нас гранит еще не фуняет!
Занавес.

© Copyright: Юлия Хименес