Получать новости по email

Творческая лаборатория

 Французская болонка


 – Слушай, Палыч, собака-то наша что-то загрустила! – Зинка протянула руку к собачьему носу. Пес оскалился, но как-то лениво.
 – Бедный пес! – съехидничал Палыч. – За всю жизнь ни одной суки не видел. – И мысленно добавил: «Кроме хозяйки».
 – Ты давай, Палыч, с собакой мясом делись! – сердито прикрикнула Зинка и сунула руку Палычу в тарелку.
 – Эй, алё! Не алё! – сумбурно заорал Палыч, глядя, как жена вытащила у него из щей кусок свинины на кости.
 – Бог сказал делиться, – назидательно ответила Зинка.
Собака сидела на своем месте – на табуретке во главе стола – и строго следила за Зинкиными манипуляциями. А та обрезала мясо с кости, а косточку кинула обратно в Палычеву тарелку.
 – Хорошая косточка, – проникновенно сказала она. – Мозговая! Если хорошенько обсосать, то и мозги появятся.
 – Не появятся, ты мне все выгрызла, осталась одна оболочка! – проворчал Палыч.
 – Человек произошел от обезьяны – от травоядного, а собака – от волка, хищника, – рассуждала Зинка. – Собаке нужно мясо.
Французская болонка, произошедшая от волка, посмотрела на мясо, зевнула и отвернулась.
 – Что ж ты не ешь, сволочь?! – в сердцах воскликнул Палыч.
 – Ему надо охотиться, либо охранять, – объяснила Зинка, оскалила зубы, зарычала и крикнула несколько раз: – Съем! Съем!
Пес посмотрел на хозяйку, тонко рыкнул, схватил мясо в зубы и потащил за холодильник. Там он долго рыл передними лапами кафель на полу, наконец бросил добычу, улегся рядом и снова взгрустнул.

***
 – Один у меня друг остался – и тот умирает! – Зинка роняла слезы в подушку.
 – Да не умираю я. – Палыч сонно повернулся к жене. – Всего-то сахарный диабет поставили.
Зинка, как привидение в своей обширной ночной рубашке, вскочила и заорала:
 – Какой у тебя диабет?! Я же видела, как ты печенье уплетал перед тем, как сдать кровь!
Собака, разбуженная ее ором, соскочила с кровати и судорожно залаяла на дверь.
 – Песик! Ты не умираешь?
 – Да все с ним в порядке! – рявкнул Палыч и отвернулся к стене.
Зинка легла, уткнулась в подушку и снова заплакала.

***
Ветеринар сурово смотрел на Палыча.
 – Значит, и родословная у него есть?
 – Есть, – отвечал Палыч. – Лучше, чем у меня.
 – А случек у него сколько было? Он же чемпион породы.
 – Нисколько. Мы разведением не занимаемся.
 – Но это же глупость! – сердито наступал на него ветеринар. – Вы загубили породистого пса! Не проще ли тогда было с помойки взять, да и кастрировать?
 – Зинка, ты загубила породистого пса! – разъяснял Палыч жене в машине. – И меня, беспородного, тоже. Только не вздумай нас кастрировать!
 Зинка листала в телефоне Авито.
 – Что ты там забыла? – Палыч заглянул через плечо.
 – Собачьих проституток ищу, – деловито пояснила Зинка. – Сейчас всякие услуги предоставляют.
 – Ему одиннадцать лет уже! – обалдел Палыч. – Он по возрасту на пять лет старше меня!

***
 – Здравствуйте! – суетилась Зинка. – Где наша невеста? Проходите, проходите!
Девушка спортивного вида спустила с рук миниатюрную сучку:
 – Вот наши дипломы. Все, как договаривались.
Невеста, не оглядываясь, потрусила прямиком за холодильник. Вскоре оттуда раздалось довольное чавканье.
Хозяйского пса от такой наглости сначала взяла оторопь. Он вытянул шею, насколько это возможно у французской болонки, переступил с ноги на ногу, а потом ринулся защищать свое имущество.
 – Он у нас от волка произошел. Практически служебная собака, – с издевкой вещал Палыч. – Даже мясо не ест, пока оно не протухнет. Только дай охранять день и ночь.
Зинка с красным лицом растаскивала собак и орала на него:
 – Да куда ж ты смотришь?! Тащи ее за задние лапы!

***
 – Хороший мальчик! – Зинка уложила пса на его подушку. – Вот еще, выдумали невест! Нам и так хорошо.
Палыч примостился на краю кровати и не мог не съёрничать:
 – Хороший мальчик. Еще меня переживет!

© Copyright: Юлия Хименес