Получать новости по email

Творческая лаборатория

Сказочка про Фуфляка


Предыстория

Как-то тёмной сентябрьской ночью мне не спалось. Ночь – это моё самое любимое время суток, когда легче пишется, чётче думается. Мне не спалось, и в голове внезапно появилось и вынырнуло наружу слово – Фуфляк.
Кто такой? Почему не знаю? Стала лениво размышлять, кто же такой Фуфляк и с чем его едят? Немного подумав, решила, что это, бесспорно, имя некоего волшебного существа, сущности. Может быть, и не очень волшебной, а так, немножечко. Сказка ведь вырисовывается. Вдохновение – «тук-тук» – уже постучалось в деревянную дверку домика. Это оно к Воображению моему в гости пожаловало для совместной работы по написанию сказочки. А потом усядутся они и чаю с пирожными попить, по окончании процесса творческого.
Мои уважаемые слушатели, рассаживайтесь поудобнее и слушайте внимательно родившуюся сказочку. Возможно, это и не совсем сказочка, а что-то среднее между небылицей и поучительной историей. Итак:
 
Далеко-далеко, за двумя морями и тремя реками, в одной стране-государстве жил один большой волосатый Фуфляк. Жил-поживал, не хуже и не лучше других существ, заселяющих эту страну-государство, а где-то посерединке. Потребности у Фуфляка были достаточно примитивные и потребительские: сладко поспать, посытнее брюхо себе набить. Подраться иногда за правое дело или же от скуки с каким-нибудь другим Фуфляком. Урвать для себя побольше и ничего не дать взамен. Простая и незамысловатая, как пять копеек, жизнь.
И вот однажды, встав, вопреки привычке, с левой ноги, задумался Фуфляк о своём Щастье. Где оно, куда запропастилось? Почему не наведывается к Фуфляку в гости? Живёт себе Фуфляк, живёт, а Щастья-то в его жизни особо не наблюдается. Непорядок! Скука заела совсем. Всё одно и то же, день за днём. И стал Фуфляк размышлять, как ему Щастье своё достать? Как же приманить его, чтобы оно пришло-появилось в жизни Фуфлятской? Сидел, думу думал, и осенило вдруг его! Ведь всем хорошо известно, что Щастье с неба на голову падает, как манна небесная.
Обрадовался Фуфляк своему озарению внезапному. Взял и полез на крышу самого высокого дома. Забрался, сел и стал ждать своего Щастья, когда оно соизволит прийти-пожаловать к Фуфляку на поклон. День сидит Фуфляк, ожидает свое Щастье, второй, а на третий день утомился от ожидания, носом стал клевать. Дрёма на него навалилась.
Вдруг чувствует, как кто-то трогает его за плечо. Обернулся Фуфляк и видит: стоит с ним рядом Пижня какая-то. Сама из себя тощенькая. Белобрысенькая такая. Волосики реденькие, пушком топорщатся. Ножки – двумя кривулечками. Рёбрышки жалобно торчат. Одета в лохмотья какие-то, на макушке бантик завязан, еле держится. Красный, в зеленый горошек. А сама Пижня в носу пальчиком указательным сосредоточено ковыряет.
– Ты кто? – Фуфляк её спрашивает, а сам взволнованно, с замиранием сердца, ответа Пижни ожидает.
– Кто я? – Пижня задорно хихикнула и вытерла пальчиком козявку о свои лохмотья, – Я, милый друг, Щастье твоё Фуфлятское. Зачем звал-ожидал?
– Врёшь ты всё! – рявкнул гневно Фуфляк, – не друг я тебе, Пижня убогая! В зеркале-то себя видела, образина? Да какое ты Щастье? Не может у меня такого страшного неказистого Щастья быть!
А Пижня стоит рядом, не отходит от Фуфляка ни на шаг. Стоит и ехидненько так, со злорадством улыбается.
– Какой Фуфляк – такое у него и Щастье, – отвечает.
И стало разом так горько и безотрадно на душе у Фуфляка! Неужели вот этой образины убогой он дожидался так долго? Разве об этом он мечтал? Взвыл в голос Фуфляк от отчаяния, разбежался, да и сиганул с крыши. И разбился… А Пижня не торопясь, вразвалочку, подошла к краю крыши и осторожно посмотрела вниз, на лежащего на асфальте Фуфляка. Тот не шевелился.
– Фуфляк, он и в Африке – Фуфляк! – передёрнула плечиками Пижня и поскакала вприпрыжку домой, пить чай с шоколадными конфетами.
А вот и не хотим мы такого печального конца сказки про Фуфляка и Щастье его Фуфлятское! Не нужна нам такая грустная развязка! В нашей сказке никто не должен погибнуть! Дурак он, конечно, тупорылый, Фуфляк этот! Но не настолько мы жестокосердны, чтобы, ронять его с крыши об асфальт. Да так, чтобы насмерть.
Каждый Фуфляк, да и просто Человек, и Пижня худосочная – все они Счастья хотят. Не Щастья, а именно: Счастья. Ищут его по всему белому свету, ждут. И представляют его все совершенно по-разному. Один – белым облаком, пушистым. А иной – Пижней щупленькой, с бантиком дурацким на макушке. А Фуфляк, если хорошенько в нём разобраться, вовсе и не такой плохой получается. Просто такой вот персонаж некультурный. Грубоватый, хамоватый, одним словом — невоспитанный.
Ну не научили его в детстве хорошим манерам! Что с того? Никогда не поздно измениться в лучшую сторону.
 Сидит себе Фуфляк на крыше. Счастье своё ждёт, морду кверху задрав. Сидит, а в душу его всякие горькие мысли лезут, в сердце дырку чёрную выжигают. И самому так печально сделалось. Всю свою Фуфлятскую жизнь перед глазами неспешно прокрутил, грустную и одинокую. Сидит, аж волком выть хочется. И думает наш Фуфляк: «А кому я, собственно говоря, нужен по большому-то счёту?» Никто-то его не любит, не ждёт. Мало слышал он в своей жизни от других хороших и тёплых слов, одни лишь грубости и колкости. И друзей у него настоящих нет. Один-одинёшенек он на всём белом свете. Ну кто же его полюбит, такого злого, неказистого? Не достоин он Счастья! Не заслужил – точно Счастье заслужить можно...
Совсем пригорюнился Фуфляк. Выползла из его глаза печального слеза и скатилась медленно по щеке колючей, давно не бритой. Вдруг чувствует Фуфляк, как трогает его кто-то за плечо. Тихонечко так прикасается. Обернулся и видит: Пижня стоит какая-то. Сама из себя тощенькая. Белобрысенькая такая. Волосики – реденькие, пушком топорщатся. Ножки – двумя кривулечками. Рёбрышки жалобно торчат. Одета в лохмотья какие-то, а на макушке бантик завязан, еле держится. Красный, в зелёный горошек. Стоит себе Пижня, в носу пальчиком указательным сосредоточенно так ковыряет.
– Ты кто? – Фуфляк её спрашивает, а сам уже внутри себя знает правильный ответ. Вот оно, Счастье его долгожданное пожаловало. А Пижня, в носу доковыряв, как возьмёт, да и наступит Фуфляку на ногу каблучком остреньким!
– Ты чего это дерёшься? – у Фуфляка от неожиданности даже слёзы на глазах выступили. А Счастье его хиленькое стоит рядышком спокойненько, сморщив длинный, весь в конопушках, нос. Бантик на макушке от ветра слегка раскачивается.
– Ах ты, Фуфляк дурацкий! – прошипела сердито Пижня. – С вопросами своими глупыми чего ко мне лезешь? Кто-кто… Конь в пальто! Вначале меня в баньке жаркой попарь. Затем чаем напои с пирожными вкусными. А уж после в душу ко мне лезь со своими вопросами бестактными!
И глядя на своё Счастье задохленькое, стало Фуфляку стыдно, что довёл он эту Пижню щупленькую до такого вот состояния плачевного. Не проявлял о ней ни заботы, ни внимания мало-мальского. Годами не вспоминал! А сам только потребителем был жадным. От Счастья чего-то ждал, ничего не дав ему взамен. Плохим хозяином оказался Фуфляк своему Счастью.
Стоит он, от стыда провалиться готов под крышу. Глаза опустил, не смотрит на Счастье. Заплакал слезами горькими. И вдруг чувствует он, как за его ладонь могучую слабенькие пальчики берутся, сжимают её. Поднял голову Фуфляк, а Счастье его в Облако белое пушистое превратилось благодаря раскаянию Фуфлятскому…
© Copyright: Мария Орфанудаки