Получать новости по email

Творческая лаборатория

Павел Владимирович Храмов


БАСНИ

КРЫСЫ

Одна из Крыс своих сородичей созвала.
Когда собрались все, она сказала:
«Послушайте внимательно меня.
Узнала я,
Что между вами началась грызня!
Мы грызуны, нам свойственно все грызть.
Но не друг друга, ибо наша жизнь
Нужна нам для продленья рода,
Для умножения крысиного народа.
Грызите, но чужих…». И говорила б долго,
Но вдруг одна из Крыс ей перегрызла горло.
Сородичам она сказала:
«Сестричка слово «грызть» так часто повторяла,
Что этим вызвала желанье грызть,
Поэтому пришлось ей горло перегрызть».

Те, кто в своих речах твердят слова
«Грызня», «резня», «террор», «война» -
Невольно вызывают на дела.

ВЕНЦЕНОСНЫЙ ЖУРАВЛЬ

Журавль прослышал от людей,
Что носит он венец на голове своей,
И возомнил себя царем
На птичьем острове своем.
«Смотрите все! На голове моей венец!
Я, значит, царь! Сомнениям конец!
Отныне буду я владыкой!
Мой рост, как видите, великий,
Осанка царская, походка короля!
Должны все слушаться меня!
Эй, слуги! Царский жезл подать!
Пора начать повелевать!»
«Он у орла, ведь он наш царь», -
Сказала птица Секретарь.
«Отнять немедленно! Я в гневе крут!»
Едва успел сказать, орел был тут как тут
И журавля ударил с лету в грудь.
Журавль скончался, не побыв царем,
И скоро позабыли все о нем.

Кто к власти чересчур стремится,
Тот может жизнью поплатиться.

ВОДОПАД И ВОРОНА

На камни низвергался Водопад.
Он был, конечно, этому не рад.
Кому понравится о камни биться?
От участи такой он начал злиться
И шум на всю округу издавать.
Стал думать, как бы устоять?
Разумные к нему не приходили мысли.
Он падал вновь, летели только брызги…
«Угомонись, всему же есть предел!
Ты покорись, ведь падать твой удел.
В твоем падении немало красоты!» -
Прокаркала ему Ворона с высоты.
На это Водопад ответил птице:
«Кто гордый, тот не покорится!»

И продолжал шуметь и злиться.

БАРАН И ВОЛКИ

Баран нашел в лесу лосиные рога.
От радости запрыгал, закричал: «Ура!
Приделаю к своим, и с лосем буду схож.
С волками встречусь – их охватит дрожь,
Когда увидят у меня лосиные рога
От страха разбегутся кто куда».
Рога приделав, побежал домой.
Баран доволен был находкой и собой.
Немного пробежав, он запыхался –
Вес у рогов солидным оказался.
Рога тянули вниз, болела шея,
Баран от боли жалобно заблеял.
На блеянье Барана прибежали Волки
И окружили бедолагу на пригорке…
Сожрав Барана, Волки хохотали:
«Таких «лосей» еще мы не едали!».
Один другому говорит: «Ответь мне, брат,
К чему Баран затеял этот маскарад?».
«Чтоб напугать нас».
«Глупая идея! Для этаких рогов слаба баранья шея!».

Идею надо прежде рассчитать,
А после – в дело воплощать.

КНИГИ

Средь многих книг, в шкафу, на полке,
Стояла Толстая бок о бок с Тонкой.
Всем весом навалившись на худышку,
Сказала Толстая:
«Я ценная здесь книжка!
Во мне такой огромный текст,
Что заменить могу одна вас всех!»
На это Тонкая ответила ей скромно:
«Не все то ценно, что огромно!»

ГУСИ

Осеннею порою Гусь домашний,
Увидев в небе диких, стал кричать:
«Эй, дикари!
Довольно крыльями махать!
Спускайтесь вниз, прервите свой полет.
Он до добра не доведет!
Ведь глупо в облаках витать!
На землю опускайтесь, я готов вам дать
Приют в сарае, ежедневный корм.
Вам будет хорошо, вы убедитесь в том!»

Ответил с неба так ему Вожак:
«Свобода нам дороже всяких благ!»

САЛАТ И МЯТА

«Какой приятный от тебя исходит аромат!» -
Сказал однажды Мяте на гряде Салат. –
«От запаха кружится голова,
А говорят, ты сорная трава.
Но пахнешь лучше, чем духи Парижа.
Прошу тебя, расти ко мне поближе!»
Приблизилась к нему вплотную Мята.
Салат блаженствовал. Но стало душновато
От запаха цветков и стебля Мяты,
Завяли вскоре листья у Салата.

Остерегайтесь тех, кто голову вам кружит,
Чтоб не случилось как с Салатом, или хуже!


Павел Владимирович Храмов