Получать новости по email

Творческая лаборатория

Светлана Кузьмина

В поисках собственной тени

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

И снова здравствуйте
Переезжай ко мне
Марина
Лучше бы я не ходила в поход

Часть 3

И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ

- Я все равно не понимаю, почему он ничего не сделал?

- А что тут можно было сделать? Конечно, мне хотелось бы, чтобы все разом разрешилось. Чтобы профессор сказал  мне, что все сделает сам, или предложил действенный способ решения проблемы. Но даже сейчас, вспоминая эту ситуацию, я не нахожу решения проблемы. Он предложил мне один вариант, но я на него не согласилась. Что я еще могла? Тогда все были против меня, окружающие верили только моей матери. Меня не слушали, а если слушали, то уверяли, что всему виной мое больное воображение. Некоторые советовали моей маме показать меня психиатру, говорили, что со мной не все в порядке.  Моя мама до сих пор уверена, что я сумасшедшая.  Это всегда меня удивляло: ведь я никогда не проявляла никаких признаков сумасшествия. А меня считали психически больной...  В то же самое время я видела много людей, которым действительно было бы неплохо обратиться к специалисту, но в обществе они считались абсолютно нормальными.

Тогда мне казалось,  будто я попала в Зазеркалье – мир, в котором все ценности были перевернуты.  Там признавались и поощрялись ложь и глупость, а жестокость воспринималась как великая добродетель.  Казалось, сейчас я проснусь, и все будет по-другому. Сознание отказывалось принимать такую реальность.

Сейчас я понимаю, что все, что со мной произошло - это расплата за мой выбор. Если анализировать все с самого начала, то я хотела другую жизнь, меня привлекали новые ощущения. У меня даже был выбор: попробовать, а потом остановиться пока не поздно, но я продолжила. Я понимала, что невозможно жить так, как я хочу. Я могла бы смириться со сложившейся ситуацией и уйти от профессора, в обществе которого мне было тяжело. Но там были и прекрасные, увлекательные моменты, которые вносили яркость в мою жизнь. Мне не хотелось встречаться с глупыми одногодками, целоваться в парадной, писать любовные записки. Все это было мне совершенно не интересно. А с ним мне было интересно. Я сделала выбор, а все остальное были неминуемые его последствия.

- И что же было дальше?

- Я вернулась домой, но, как и ожидалось, там ничего не изменилось. Все та же бесконечная ругань, выяснение отношений; мне снова показывали на дверь, но я не уходила. Вскоре моя мама решила, что раз я не учусь, то нужно отправить меня работать, чтобы от меня была польза, иначе они не станут терпеть такую иждивенку.

Она очень быстро нашла мне работу. Мне пришлось таскать тяжелые журналы по компаниям, за сущие копейки. Естественно, на эти деньги претендовала моя мама. По ее мнению, я должна была все отдавать, чтобы помогать кормить семью. Я бросила эту работу и решила найти другую. Мне хотелось снять квартиру или комнату, чтобы переехать от них. Наивно, да… но я продолжала откладывать деньги, хотя для меня это было очень сложно.

Вскоре Таня познакомила меня с директором кафе, маленьким, толстеньким мужчиной кавказской национальности. Его глазки постоянно бегали, он мне очень не понравился, но выбора у меня не было. Мугбил, так его звали, предложил мне работать у него официанткой, с шести вечера до закрытия. Кафе работало до последнего клиента, поэтому иногда смена заканчивалась, в  три, в пять часов ночи.

- А он не боялся брать тебя на работу? Ты же была несовершеннолетняя!

- Я соврала ему. Сказала, что мне вот-вот исполнится восемнадцать. Документов от меня он не требовал, так как официально не оформлял работников. Не знаю почему, но мне даже нравилась эта работа. Я любила наблюдать за людьми, приходящими в кафе.  Персонал, работающий там, тоже был замечательный. Ко мне нормально относились, и никогда не унижали меня.

- Наверное, было неприятно таскать подносы…

- Да нет, не сказала бы. Возможно потому, что я сразу настроила себя на то, что выполняю работу, за которую мне платят. Многие девчонки работали официантками и не считали эту работу позорной.

При кафе был магазинчик, я иногда приходила туда, когда в кафе не было клиентов. Мне разрешали там работать под присмотром продавщицы. Обычно там работали девчонки-близняшки, мне с ними было интересно. А когда одна из сестер поведала мне их общую историю, я почувствовала в них родственные души. То, что с ними происходило с самого детства, меня шокировало. Они выросли в детском доме, никогда не видели своих родителей. Дети были к ним жестоки, но сестры научились защищать себя и давать сдачи обидчикам. Их история меня потрясла, и вскоре я осознала, что мои проблемы и горести -  полная ерунда. Наверное, начиная с этого момента, мне захотелось поближе познакомиться с настоящим миром и узнать, как живут другие люди. Раньше я была зациклена только на своей жизни.

Мне захотелось попробовать жить так, как живут взрослые люди. В кафе я познакомилась с молодым человеком, мы оба понравились друг другу, и вскоре он предложил мне жить у него. Мои родители не были против, они даже обрадовались такому разрешению проблемы. Мать бесконечно промывала мне мозги со свадьбой, рассказывая, как здорово иметь детей и прочую ерунду. Мне этого не хотелось.

Наверное, переезд к нему был самым глупым моим поступком. Сначала мне нравилась играть в любящую гражданскую жену. Я стирала, готовила, убирала, мне это так нравилось! Днем я занималась домашних хозяйством, вечером бежала в кафе, потом он приходил за мной, и мы шли домой. Ночью я  приставала к нему, но больше пяти минут он не выдерживал. Вскоре он решил, что нам надо расстаться. Он сказал, что не может меня удовлетворить в постели, что он устал. Он говорил, что хочет ребенка и нормальную семью, а со мной у него это не получится. Он был убежден, что скоро мне все надоест, и я уйду. А ему нужны были гарантии… В общем, я ушла.

Я не сопротивлялась, мне казалось правильным то, что он говорил. Хотя было обидно. Через несколько лет я увидела его, и он рассказал мне, какая у него замечательная жизнь с новой женой и ребенком.  Мне оставалось только похвалить его за правильно принятое решение.

После этого мне больше не хотелось серьезных отношений. Возвращаться домой я тоже не хотела, но и  к профессору меня не тянуло. Я чувствовала, что еще не время. Мне хотелось больше узнать о настоящем, реальном мире, о мире взрослых. Тогда меня не беспокоили вопросы пропитания, проживания и так далее. Я всегда была уверена, что это не существенно. Всегда рядом со мной находились люди, которые готовы были мне помочь.

Меня приютила подруга. Она работала в нашем кафе барменом, и мне нравилось с ней работать. Это были самые спокойные смены: она никогда не требовала от меня ничего, иногда даже выполняла мою работу, когда я была занята. Мы сдружились. Несмотря на то, что она жила в общежитии с ребенком и мужем, она приютила меня в своей небольшой комнатке. Это было хорошее время, но порой меня одолевала тоска.  Мне хотелось снова вернуться к профессору, и в то же самое время что-то сдерживало меня.

В выходные дни я общалась с мужем подруги, он был хорошо образован. Катя гордилась им, но с его родителями не общалась. Они были преподавателями в каком-то техническом вузе, и считали, что девушка без высшего образования не пара для их сына.  В общем, он меня убеждал, что я должна учиться, и обещал помочь. Но так как я никому не говорила, что мне еще нет восемнадцати, он был уверен, что я закончила школу. Мне было стыдно, но признаться я боялась. Но вскоре призналась, и даже после этого он не отказался от желания мне помочь. Когда я вспоминаю прошлое, то удивляюсь, как много замечательных людей было рядом со мной. Они были готовы придти мне на помощь, хотя едва знали меня. Но  тогда я не обращала  на это внимание, считая себя жертвой родительского произвола.

Кто знает, если бы я послушалась его, то, возможно, жизнь моя сложилась бы по-другому. Но тогда моя жизнь требовала активных действий, не оставляя времени на размышления. Если я чуть-чуть сбавляла темпы, то происходили новые события, которые вынуждали меня действовать.

В тот вечер я сидела в магазине, так как в кафе никого не было. Мы с близняшками обсуждали мою перспективу стать продавщицей, которая меня безумно радовала. И тут я на минуту потеряла дар речи: по другую сторону прилавка стоял профессор. Он смотрел на меня, потом, как ни в чем не бывало, пригласил меня в гости. Кафе тогда закрылось в одиннадцать, и я, предупредив Катю, пошла к профессору.

ПЕРЕЕЗЖАЙ КО МНЕ

Лай собаки, привычный скрип замка - как все это было знакомо! Светлана как будто снова проигрывала один и тот же эпизод старого сценария. Профессор был рад ее видеть, он улыбался и шутил. По тому же привычному для девушки сценарию они прошли на кухню. Светлана знала, что будет дальше: он снова спросит, как у нее дела, снова расскажет о своих переживаниях, а потом похвастается своими успехами в науке.

Так и произошло. После чая они пошли в комнату. Там ничего не изменилось: все те же книги рядом с тахтой, все те же исписанные формулами листы формата А4.  Только в углу стояла бутылка портвейна, это выбивалось из привычного сценария. Но девушка решила пока не обращать на это внимания.

- А мы тут в поход ходили на две недели, я только вчера приехал. Знал бы я, где ты, обязательно взял бы тебя с собой. Мы на Ладоге были.

- Ну, как-нибудь в другой раз.

- Ты живешь дома?

- Нет, у подруги.

- А почему ты не пришла ко мне?

- Не хотела мешать.

- Как ты можешь мне помешать?

- Не хотелось втягивать Вас во все это. Сейчас меня наконец-то оставили в покое.

- Так переезжай ко мне. Зачем тебе жить у других людей?

- Вы думаете, в этом есть смысл?

- То есть?

- Прошлый опыт подсказывает, что это никому не идет на пользу. Все время случаются какие-то неприятности.

- Но ты уже повзрослела. Это раньше ты была глупым,  неуправляемым подростком. А сейчас ты взрослая женщина. Теперь я смогу с тобой нормально заниматься, подготовлю тебя к экзаменам, чтобы закончить школу. Потом поступишь в ВУЗ. Теперь все будет хорошо.

- Каждый раз Вы говорите, что все будет хорошо. Но выходит иначе.

- Я уверен, что теперь все будет по-другому. В любом случае, ты не сможешь в этом убедиться, если не попробуешь.

- Хорошо, давайте попробуем.

- Я хочу, чтобы ты перестала работать в кафе. Тебе вообще работа не нужна. Я, конечно, не богатый человек, но прокормить тебя смогу.

- Но, помимо еды, у меня есть и другие потребности. Мне одеваться нужно, да и вообще нужны карманные деньги.

- Я не обещаю тебе шикарную жизнь, но все необходимое у тебя будет.

- Не знаю, мне нужно подумать.

- Тут не о чем думать. Я дам тебе все необходимое. Тебе сейчас нужно заниматься учебой,  а не смотреть на эти пьяные рожи.

- Хорошо. Хотя, если честно, я сомневаюсь, что из этого получится что-то хорошее. Я никогда не оправдывала ваших надежд, учеба никогда мне не давалась, я не вижу причины, по которой сейчас все изменится.

- Понимаешь, все, что с тобой происходило – это вина твоей мамы. Теперь она оставила тебя в покое, и больше тебя ничто не будет отвлекать.

На следующий день девушка перевезла от подруги свои вещи, и профессор, как обычно, освободил для нее место в шкафу. Все это было так знакомо и предсказуемо.

Вскоре к ним в гости пришел Вадим Борисович, а с ним две девушки. Одна была маленького роста, толстенькая, ее лицо показалось Светлане некрасивым, а взгляд голубых глаз отталкивающим. В них читалась злость и зависть, и очень скоро стало понятно, почему.  Вторая девушка, Дилара, была прекрасна. Красивая фигура, обворожительные черты лица и нежный голос вызывали неописуемый восторг у мужчин и черную зависть у представительниц слабого пола. Эти девушки вместе учились в десятом классе, с Вадимом Борисовичем познакомились случайно, и было видно, что каждая из них питает нежные чувства к новому знакомому.

Перед встречей с девушками профессор придумал розыгрыш. Так как Дилара была из строгой семьи, то все интимные отношения для нее были приемлемыми только после брака. Это сильно огорчало Вадима Борисовича.

- Дилара, как Вы думаете, кем мне приходится Светлана?

- Дочкой, – не удержалась подруга Дилары, Анна. Она всегда стремилась опередить события.

- А мне так не кажется, – скромно ответила Дилара.

- А что Вам кажется?

- Мне кажется, у вас другие отношения. Раз она занимается у Вас, вероятно, она ваша студентка.

- Это правда. Но Света, вдобавок ко всему, моя жена.

В комнате воцарилась тишина. Дилара смутилась, Анна с удивлением рассматривала Светлану.

- А знаете, почему она моя жена, Дилара?

- Наверное, Вы друг друга любите, – смутилась девушка.

Профессор сел рядом с «женой».

- Правильно. Только я не признаю понятие любви в бытовом значении. Вы читали Шекспира?

- Конечно.

- Отлично. Тогда скажите, сколько лет было Джульетте и Ромео?

Девушки молчали.

- Хорошо, тогда я скажу. Им было по четырнадцать лет. Странно, но даже тогда Шекспир считал, что это подходящий возраст для секса.

Девушки покраснели.

- Как Вы думаете, сколько лет Светлане?

- Шестнадцать! – ответила Анна.

-  Вы правы. Знаете, сколько лет мы уже женаты? Как Вы думаете?

Снова воцарилась тишина.

- Ну, ладно. Мы уже женаты три года. Папа Светы может Вам это подтвердить. Вадим Борисович, ведь так?

- Да, подтверждаю, – Вадим Борисович сделал серьезное лицо. Светлана с трудом сдерживала смех, отворачиваясь в сторону, чтобы ее лицо не было видно.

Последняя информация повергла девушек в шок. После этого Вадим Борисович рассказывал, что они засыпали его вопросами, как у него появилась такая взрослая дочь, и почему он отдал Светлану за человека намного старше ее. Девушкам были нужны все подробности,  и целую неделю им подкидывали новые версии событий. Появлялись новые участники розыгрыша: в частности, Валя взяла на себя роль бывшей жены Вадима Борисовича.  Вскоре игра стала надоедать, и девушкам сказали правду, но даже после этого они продолжали верить в придуманную историю.

*     *     *

- Как я и предполагала, ничего не изменилось, кроме того, что мать оставила меня в покое. Через месяц снова начались скандалы, ссоры. Снова, по его словам, я поддерживала свою маму, поэтому у меня ничего не получалось. Он не верил, что я такая тупая. Сначала он говорил, что если мне нужен только секс, то пусть будет так. Я не возражала. Больше у меня не было ощущения загадочности этого общества. Все казалось обыденным и скучным.

Иногда я на какое-то время уходила к подруге, потом снова возвращалась. Мне все стало надоедать, я хотела жить как нормальные люди: закончить школу, поступить в институт и доказать профессору, что я не такая примитивная, как ему кажется.  Он отказывался в это верить. Не знаю почему, но учиться у него я не могла, я была уверена в собственной тупости, и когда брала в руки учебник, то изначально думала, что ничего в нем не способна понять. Так оно и было, и я даже начала с этим мириться.

Отношения с профессором стали еще хуже. Я поняла, что просто надоела ему. Вскоре начали появляться новые девушки. Они и до этого были, но раньше он воспринимал их как студенток, которым было необходимо объяснить материал.

Потом умер его учитель, единственный человек, который всегда его поддерживал. Все свои научные работы профессор посвящал ему.  Это был академик, который основал одну кафедру в СПбГУ. Профессор пытался держаться, но я видела, что он начал меняться. Смерть учителя очень сильно подкосила его. Лишившись его покровительства, он вскоре обнаружил, что в университете ему не рады. Кроме того, его студентам стали снижать оценки, а их дипломы не проходили на предзащите, из-за чего было много громких скандалов.

Он сломался. Теперь он все больше напоминал мне маленького ребенка, которого больно ударили. Бутылка портвейна теперь входила в его обязательный рацион.

Я поняла, что дальше так продолжаться не может. Во мне он не нуждался - теперь множество девушек крутилось вокруг него. Мне же нужно было двигаться дальше. Я не хотела провести в его обществе всю свою жизнь.  Последняя история меня убедила в необходимости ухода.

МАРИНА

На часах было семь утра, когда раздался неприятный треск будильника. Профессор вскочил с кровати, быстро оделся и ушел на кухню. Светлана закуталась в одеяло, отвернулась к стенке и, сладко зевнув, снова заснула.  Через пять минут вернулся профессор и принялся ее тормошить:

- Света, вставай.

- Зачем? – ей этого совершенно не хотелось.

- Пошли Марину встречать. Она скоро должна приехать.

- Марина не в состоянии сама придти?

-  Ну, она же не местная, заблудится еще.

Светлана ненавидела новую пассию профессора. Она сразу поняла, чего хочет эта «кукла Барби», и ее удивляло, почему профессор не видит, как его использует эта приезжая девица. Внешность ее действительно напоминала небезызвестную куклу. Длинные ноги, маленькое тело, угловатое лицо с огромными голубыми глазами, длинными ресницами и неестественно пухлыми губами. Причем верхняя губа была совершенно неестественной формы - Светлана подозревала хирургическое вмешательство, но не пластического хирурга.  Ее манера говорить напоминала манеру маленького ребенка. Это было противно, особенно когда Светлана видела, с каким восторгом общаются с ней мужчины. Ей так и хотелось закричать: «Эй, вы что? Посмотрите на нее – это же пугало!». Девушка изображала саму невинность, но Светлана читала в ее глазах жажду власти. Марина очень ловко манипулировала профессором, медленно, но верно оттесняя Светлану. Теперь она была его возлюбленной, Светлана же оставалась жалким недоразумением, от которого профессор не мог отказаться. Поэтому он отводил ей роль прислуги.

Профессор неоднократно повторял, какая Марина умная девушка и ставил ее в пример. Она училась на первом курсе ПМПУ, и профессор взялся ее обучать. Каждый день после лекций, или вместо лекций Марина приезжала к профессору, иногда оставалась на ночь, иногда уезжала в общежитие. Каждый раз она сидела рядом с профессором и хлопала длинными ресницами, пока он объяснял ей тему и решал ее задачи. Она была уверена в собственной гениальности. Светлане ничего не оставалось делать, кроме как наблюдать. Она была уверена, что очень скоро это закончится для девушки совершенно не так, как ей бы хотелось. Чем выше она возносилась в собственной оценке, тем больнее должна была упасть. Светлана была уверена в этом. Оставалось только дождаться.

Они пришли на автобусную остановку. Через десять минут приехала Марина. Она вышла из автобуса, одарила профессора поцелуем, он взял ее за руку, и они отправились обратно. Светлана шла рядом, спрятав руки в карманы брюк.

- А какие у тебя сегодня лекции?

- О, сущая ерунда: физкультура и философия.

- Ну и правильно. Мы с тобой лучше математикой займемся.

Они пришли домой, и Светлану сразу отправили гулять с собакой. Когда она вернулась, парочка сидела на кухне. Профессор пил кофе, Марина чай. Воды для Светланы не осталось, ей пришлось снова вскипятить чайник. После всех приготовлений девушка спокойно села наслаждаться горячим напитком. Профессор взял Марину за руку, потянул к себе и заставил ее сесть к нему на колени. Светлана была в шоке, но не показала этого. Марина довольно улыбалась, искоса поглядывая на соперницу. Когда она увидела, что ничего не изменилось, то поцеловала профессора и положила голову ему на плечо. Светлане хотелось смеяться - так нелепо выглядели все эти дешевые манипуляции.

Потом профессор и Марина пошли в комнату, оставив грязную посуду Светлане. Из комнаты доносился громкий смех, но это больше не беспокоило девушку. Даже наоборот, она была рада не видеть их. Она помыла посуду и еще минут двадцать сидела на кухне, наблюдая из окна за людьми, которые бежали по своим делам.

Когда она зашла в комнату, то увидела, что Марина сидит рядом с профессором и слушает очередную лекцию. Светлана взяла с полки книжку Булгакова «Мастер и Маргарита», и тут же услышала шутку про домохозяек, которые ничего не способны читать, кроме художественной литературы. Это  она вынесла спокойно. Ей приходилось слышать в своей адрес более страшные шутки.

Время пролетело незаметно. Когда Светлана отложила книжку, на часах было одиннадцать.  Теперь было понятно, что Марина остается на ночь. Она закурила сигарету, но вынуждена была ее затушить, так как в дверь раздался звонок. Она побежала открывать. Пришел Вадим Борисович.

Когда он прошел в комнату, профессор предложил ему выпить на кухне чаю. Девушек он попросил остаться в комнате, мотивируя это тем, что им с Вадимом Борисовичем нужно «посекретничать».

Вскоре до Светланы стали доноситься недовольные слова профессора:

- Она такая тупая! Я целый день ей объяснял, что такое интеграл! Я вообще не понимаю, как она поступила. Такая тупость… я Свете быстрее бы объяснил!

- Ну, давайте проверим. Дайте ей задачу по пройденному материалу, – успокаивал его Вадим Борисович.

Потом разговор стал тише, и Светлана не смогла разобрать слов. Она посмотрела на Марину: девушка спокойно разглядывала свои ногти, потом достала косметичку и подкрасила ресницы.

Через некоторое время мужчины вернулись.

- Марина, давай, чтобы закрепить материал, порешаем задачки, – спокойно произнес профессор. Светлана знала, что скрывается за этим спокойствием, и приготовилась к яркой вспышке гнева.

Марина не имела ничего против решения задач. Раньше они это делали вместе, поэтому она не почувствовала подвоха. Профессор дал ей две задачи и засек время:

- Сейчас ровно 12. Это не сложные задачи; я думаю, минуты четыре тебе хватит на них. Тем более, подобные мы уже решали.

Марина хлопала ресницами несколько минут, потом принялась решать задачи. Прошло полчаса. Ответа не было. Через час ситуация не изменилась.

Профессор устал ждать:

- Марина, ты решила задачи?

- Нет.

- Хотя бы одну решила?

- Да, одну решила.

- Покажи, – она протянула профессору блокнот, исписанный формулами. Он внимательно изучил решение и остался недоволен.

– Неправильно.

- Покажите, как правильно решить, – она мило улыбнулась.

- Марина, я тебе целый день это показывал. Ты смеешься надо мной?

- Нет, я не понимаю! – она возмутилась.

- Хорошо, попробуем задачу из темы, которую мы вчера проходили.

- Не нужно. У меня плохо с задачами, я не умею их решать.

- Хорошо, давай проверим теорию, – попытался дать ей последний шанс Вадим Борисович.

С теорией она показала такой же результат. Профессор стал кричать на нее, Марина заплакала. Вадим Борисович понимал, что если он сейчас не вмешается, то у Марины появится возможность выровнять нижнюю губу с верхней. Он схватил ее и волоком потащил в коридор. Там он влепил ей пощечину и выгнал. Время было час ночи, но для  нее это было лучшим вариантом, чем оставаться у профессора. Он бы не остановился на одной пощечине...

*     *     *

- Я была в шоке от такого отношения. Хотя я ненавидела эту девушку за ее глупость, мне пришлось признать, что с ней обошлись жестоко. Я не верила, что профессор не понимал характера Марины. Я уверена, что он с самого начала знал, что от нее невозможно добиться результата. Она просто стала для  него новой игрушкой. С другой стороны, мне казалось, что он хотел таким образом сделать мне больно. Потому, что все эти дешевые манипуляции - сесть на колени, поцелуйчики – ему были так же противны, как и мне. Это была очередная игра.

И если он просто играл, то его циничность и жестокость переходили все границы.

Хотя я рассматривала и версию о том, что он действительно увлекся ею. Так сказать, хотел найти мне замену. Он всегда мечтал о женщине, которая хорошо образована и обладает сильной чувствительностью. Если последнее мне удалось развить, то с первым ничего не получалось. Поэтому я лишь частично соответствовала его представлению об идеальной женщине.  Допустим, он действительно увлекся и готов был посвящать все свободное время Марине.  Но девушка также не справилась с поставленной задачей, и он просто решил от нее избавиться.

Как я ни пыталась найти оправдание его действиям, ничего у меня не выходило. При любом раскладе это была необоснованная жестокость. Обычно я могла объяснить действия профессора, хоть мне они и казались экстравагантными, иногда жестокими, но они были действительно понятны. Теперь же я не могла найти объяснение такому поведению.

Потом я случайно разговорилась с Таней по поводу похода. Она тогда ходила с ним. Ее рассказ поверг меня в шок.

ЛУЧШЕ БЫ Я НЕ ХОДИЛА В ПОХОД

Татьяна зашла к профессору за своими вещами, которые остались после похода.

- Ну, и как вы отдохнули?

- Ужасно. Лучше бы я не ходила в поход.

Она закурила сигарету. Светлана наблюдала за ней. Она видела, что девушке неприятно вспоминать то, что произошло. Это очень сильно насторожило ее.

- Расскажешь?

- Да нечего рассказывать. Нас было человек десять, практически все, кого ты знаешь: Вадим Геннадьевич, Вадим Борисович, Олег Иванович, Макс, Олег, профессор и пять девушек.

- Значит одиннадцать. Кто без пары был?

- Вадим Геннадьевич.

- Что за девушки?

- Не знаю, я впервые их видела.

- Ну, и что там произошло?

- Там ужас какой-то творился. Олег Иванович докопался до своей девушки, потому что она сказала какую-то глупость. В общем, он избил ее. Потом другая девушка, хотя скорее женщина вступилась за нее. Представляешь, а все мужики сидели и смотрели, как бьют девушку!

- А ты не пыталась вмешаться?

- Я дура, что ли?

- Ну, и что было дальше?

- Маша заступилась за девушку, и ее накормили говном.

- Что?!

- Меня заставили набрать в баночку дерьмо, а Машу заставили его съесть. Я ничего не могла поделать. Потом Олег Иванович прикопался и ко мне, но Вадим Геннадьевич и профессор успокоили его.

- Странно. Как себя вел профессор?

- Я видела, что у него в глазах стояли слезы. Мне показалось, что даже если бы он захотел, то не смог бы ничего сделать. Но потом он начал издеваться надо мной. Он стал меня запугивать, что если я буду себя вести не так, как хочет он, то отдаст меня Олегу Ивановичу. Я ушла к Вадиму Геннадьевичу, и весь поход была с ним.

- Это ужасно. Я в шоке от твоего рассказа!

Татьяна закурила очередную сигарету. В дверь раздался звонок, это профессор пришел с прогулки.  Татьяна быстро засобиралась - было видно, что она не хотела задерживаться в этом доме. Профессор весьма холодно поприветствовал девушку, отдал ей пакет с вещами, и они распрощались. Светлана закурила и почувствовала легкую дрожь в руках. Профессор сел рядом с ней.

- Устал я от этих идиоток. Мне нужен отдых. Тут Вадим Борисович предложил на несколько дней съездить в поход. Поедешь с нами?

- Когда?

- Не знаю, еще не решили. Вадиму Борисовичу нужно найти девушку. В последнее время одни только дуры попадаются, да аноргазмички. Надоело…

*     *     *

- Страх сковал мое тело. Я знала теперь, что в походе может случиться все, что угодно.  Больше ни в чем нельзя было быть уверенной - действия профессора уже не поддавались логике. Они выходили за пределы его системы ценностей. Теперь все зависело от эмоций, которые он испытывал. По своему разумению он то возводил меня в ранг настоящих женщин, которым нельзя причинять вред, то по совершенно непонятным  причинам я становилась хуже животного.

Это было страшно. В общем, я поняла, что ситуацию в походе никоим образом не смогу контролировать. А допустить насилие над собой я не могла. Даже не из чувства самосохранения - просто я не хотела дойти до той черты, когда прошлое уже не вернуть. Мне хотелось, чтобы он снова стал прежним, таким, каким я его помнила. Конечно, любому здравомыслящему человеку было понятно, что все уже давно в прошлом, но я не хотела в это верить.  Мне казалось, что если он сможет меня ударить, это разрушит все мои иллюзии, и я пойму, что все кончено. Я искала выход, я была уверена, что еще не все потеряно, что я смогу все изменить.

- Да, ты была наивной…

- Это точно. Я и сейчас такая. Но может, это не так уж плохо?

- Что ты имеешь в виду? Смотреть на мир сквозь розовые очки и не замечать реальность?

- У каждого из нас своя реальность. Просто когда обстоятельства складываются не в твою пользу, ты продолжаешь надеяться на лучшее.

- Мне всегда это казалось самообманом.

- Возможно. В общем, я решила, что нужно доказать ему, что рано ставить на мне крест. Я хотела доказать, что не такая глупая, как он считает. Тогда я была уверена, что это поможет нам все наладить.

Я снова ушла от него. Пришла к родителям и сказала, что хочу заняться учебой. Хочу закончить школу, потому что не могу рассчитывать на нормальную работу без школьного аттестата. А работать всю жизнь официанткой явно не мое призвание. К моему удивлению родители пошли мне навстречу. Моя школьная подруга порекомендовала мне школу, где можно было  экстерном сдать все необходимые экзамены. Вскоре я подала туда документы.  По математике мне наняли репетитора, родители выделили на него денег. Меня это действительно удивляло и радовало. Казалось, они чувствовали свою вину и решили таким образом загладить ее передо мной.

Я стала много читать. Начала с классической литературы, потом в моей библиотеке стали появляться книги известных философов, научно-популярные издания. Все свободное время я уделяла учебе. Каждый вечер садилась за стол, над которым у меня висело  бесчисленное множество написанных собственноручно памяток. Все, что мне нужно было запомнить, я выписывала и вешала перед собой. Так я учила определения и формулы.  Экзамены я сдала на средние оценки, были и хорошие, в основном  по гуманитарным предметам. Но по математике я сдала экзамен на четверку, и очень этим гордилась. По философии я получила пять, мне повезло вытянуть билет про Ницше, и учительница была в восторге от моего ответа.  Это было великолепное ощущение - чувствовать, что я  не хуже остальных.

Наверное, на тот момент мои оценки были бы гораздо скромнее, если бы не поддержка друга, который учился вместе со мной. Александр был замечательным другом, он появился как  раз тогда, когда мне была просто необходима помощь. После консультаций в школе мы с ним гуляли по городу. Я рассказывала ему о своем прошлом, он мне о своем. Он убеждал меня, что все, что мне кажется истинным, на самом деле таким не является. Он никогда не сомневался в моих способностях и всегда меня поддерживал. Я была безумно благодарна его девушке, которая позволяла своему молодому человеку проводить время со мной. Мы с ней вскоре тоже подружились. Она была замечательной девушкой, она окружила меня заботой и пониманием и, благодаря ей, я познакомилась со всей их компанией. Это было чудесное время.

Вскоре я закончила школу, получила заветный аттестат и решила поступать в техникум. Мне казалось, что к поступлению в ВУЗ я еще не готова.  Я просто испугалась, мне казалось, что в ВУЗах учатся другие люди, не такие как я, и что поступление туда нужно еще заслужить. Меня зачислили в библиотечный техникум, и после этого я решила, что готова снова вернуться к профессору. Мне казалось, что это будет в последний раз, что больше я никогда не уйду от него.

Я была права только в одном: это действительно был последний раз.

Светлана Кузьмина

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4