Получать новости по email

Творческая лаборатория

Светлана Кузьмина

ИМИТАЦИЯ ЖИЗНИ
 
– Спасибо, что согласились меня принять. Я знаю, что до этого момента вы отказывали другим журналистам. – Рыжеволосая девушка лет двадцати пяти протянула руку пожилому мужчине.
– Я читал ваши статьи, и мне показалось, что вы ищете правду, а не гонитесь за славой. Хотя, возможно, это просто моя иллюзия. – Мужчина был невысок ростом, уже не молод, но и стариком его нельзя было назвать. На вид ему было лет пятьдесят. Комплекция тела была полноватая: округлые формы свидетельствовали о его стремлении к неразумной культуре употребления пищи. Лицо было приятным, располагающим. Особенно выделялись его живые зеленые глаза. Он словно сканировал собеседника. В данный момент он внимательно изучал собеседницу, высокую стройную красавицу. Она вполне могла бы ходить по подиуму или использовать свою красоту другими популярными способами, но девушка выбрала путь журналиста и работала в популярном журнале для психологов. Хотя журнал и носил статус популярного, но, тем не менее, многие ведущие специалисты по психологии гордились своими статьями, которые он публиковал.
Словом, ее желание взять интервью немного удивило мужчину.
– К сожалению, как я и предупреждал, я мало что могу вам рассказать, только общее, не углубляясь в авторскую методику, – продолжил он. – Что именно вас интересует?
– Кхм… – Красавица немного растерялась. – Расскажите, пожалуйста, как вы пришли к своему открытию? Ваша методика работы с заключенными уникальна! – Последнее она произнесла особенно громко и внимательно посмотрела на реакцию собеседника.
– Я начинаю разочаровываться в вас. Мое эго совершенно спокойно. – Он улыбнулся, а рыжеволосая красавица уставилась в пол. Щеки ее покраснели.
– Простите, я совершенно искренне считаю, что методика, с одной стороны, невероятно проста и, в то же самое время, она уникальна и удивительна.
– А я считаю, что просто пришло время для нее и она появилась. Я был немного больше в ней заинтересован, чем остальные. Думаю, что еще немного – и профессор Лебедев смог бы запатентовать данный метод. Мы шли по одной дороге.
– Но как… как вы пришли к этой мысли? Что заставило вас… – Она замолчала, пытаясь подобрать правильное слово.
– Личная трагедия. – Он смотрел на нее, но журналистка почувствовала, что собеседник уже где-то далеко…

*****
Девушка лет семнадцати все ускоряла шаг. Она часто оборачивалась и видела его. Все началось несколько дней назад, когда она помогала на рынке своей матушке – та торговала свежеиспеченными пирожками и булками. Странник появился из ниоткуда. Его мощный торс, крепкие руки и шрам на левой щеке говорили, что незнакомец, скорее всего, был наемником. Эльза сказала матушке, что никогда прежде не видела этого чужака и он ее пугает, так как уже несколько минут смотрит на нее, не отрываясь. Очень страшно было ощущать взгляд серых глаз, они как будто прожигали насквозь. Он стал приходить каждый день и вставал где-нибудь поблизости. Его не всегда было видно, но она чувствовала его присутствие.
Арнульф только что получил расчет после недавнего похода. На рынок он зашел пополнить запасы, чтобы отправиться в путь. Он увидел ее совершенно случайно: Эльза шла за толстой женщиной, которая кричала противным голосом: «Пирожки, свежие булочки!» Девушка была похоже на ангела: светлые волосы, голубые глаза, аккуратные черты лица. Весь ее вид выражал спокойствие и покорность судьбе. Она была так очаровательна и мила, что он остановился и долго смотрел на нее. Казалось, он увидел настоящее чудо.
Девушка не давала ему покоя. Сначала он пытался отвлечься и прогнать мысли о ней, но скоро не мог больше ни о чем думать. Казалось, все вокруг стало серым и безжизненным, только рядом с Эльзой мир расцветал и наполнялся красками. Он выслеживал ее, как хищник выслеживает добычу. Арнульф видел ее страх, и это ему нравилось. Каждый день он старался держаться ближе, но, тем не менее, не привлекать излишнее внимание. Оставалось дождаться удобного момента...

*****
– Вы мне расскажете? – Собеседница явно нервничала.
– Да, от прошлого не уйти. – Он тяжело вздохнул, встал и подошел к окну. – В свое время я был достаточно глуп, чтобы завести семью. Нет, семья и дети – это прекрасно для тех, кто понимает ценность таких вещей. Я их понял слишком поздно. В молодости я был весьма успешен. Красавица жена, прекрасные дети и море поклонниц. Я тогда преподавал психологию, писал научные работы, а по вечерам предавался разврату с аспирантками. Чудовищно, отвратительно – да… Именно такой пустышкой я был, но я дорого за это заплатил. У меня была командировка, и, конечно, я был не один. Кто-то рассказал об этом моей жене. – Он замолчал. Пауза немного затянулась, и рыжеволосая красавица заерзала на стуле. – Тогда все списали на послеродовую депрессию: Максиму исполнилось три месяца. – Он снова замолчал. – Она убила их, убила обоих моих сыновей. Одному, как я и сказал, было три месяца, другому – два года. Задушила своими руками. – Он снова замолчал и потер глаза. – Ей не повезло, и в тот вечер ей не дали умереть. Она наелась таблеток, но теща решила зайти в гости, вероятно, что-то почувствовала. Правда, это лишь отсрочило, но не изменило ее решение. Она сбежала из больницы, забралась на крышу высотного дома и полетела вниз с двадцатого этажа. Как я ненавидел ее! Я мечтал заставить ее почувствовать все, что ощущали наши малыши. Я бы задушил ее собственными руками – так боль и ярость кричали во мне. Но самое страшное – это ощущение безысходности. Я не мог ничего вернуть или изменить.
– Мне очень жаль…
– Сомневаюсь. Я был мерзавцем, и это моя вина. Я знаю, что именно так вы и подумали. Вы правы. Я с этим живу всю жизнь, и это невозможно исправить. Боль всегда со мной. Я не знаю, достоин ли жалости преступник, который убил троих. В любом случае, мне не нужна жалость.
– Вашей методикой вы хотели заставить преступников почувствовать ту боль, которую они причинили другим?
– Да. Я был слеп. Мне очень хотелось отомстить за мое горе, но жена умерла. Я надеялся, что смогу предотвратить новые трагедии, если преступники почувствуют на себе чужую боль. Мой проект был одобрен, и я приступил к работе. Я продал все, что у меня было, и вложил деньги в лабораторию. У меня больше не было дома, я жил и работал в одном месте. Я разработал специальный костюм, который позволял стимулировать болевые точки на теле. Мозг глуп, он верит только тому, что видит или считает, что видит.
– Виртуальная реальность?
– Да. Я нанял программистов, и мы создали сотню сценариев. Современные программы создают удивительные картинки, они настолько четкие, что у нас получилось обмануть мозг.
– Как вы уговорили власти пойти на такой эксперимент?
– Эксперимент был добровольный. Мы предложили осужденным в колонии строгого режима небольшое послабление, изменение условий отсидки и прочие дополнительные возможности, которых у них не было. Чиновники были заинтересованы в результате: тогда был год инноваций, и они хотели отличиться перед своими боссами.
– Наверное, было много желающих?
– Вы себе представить даже не можете. Я отобрал пятнадцать анкет заключенных, истории которых были нетипичны. Там были серийные маньяки, убийцы, садисты. Специально под них адаптировались сценарии. Но день моего триумфа оказался днем небывалого провала...

*****
Красные отблески заказа провожали день. Арнульф шел за Эльзой, она его видела и ускоряла шаг.
– Подожди! Больше нет смысла бежать от меня. – Он схватил ее за рукав. Эльза с ужасом смотрела на него, часто дыша.
– Что вам нужно от меня? Почему вы меня преследуете? Я буду кричать, там есть люди…
– Ты можешь кричать, но они тебе не помогут. У тебя два варианта: либо ты добровольно пойдешь со мной, либо я уведу тебя силой.
– Чего вы хотите от меня? – в ее глазах стояли слезы. Вероятно, так себя ощущает загнанный зверь, когда хищник вцепился в него мертвой хваткой. Незнакомец молча смотрел на нее и крепко сжимал ее руку. Она смиренно шагнула в его сторону.
Ощущение восторга переполняло Арнульфа. Девушка была так прекрасна, и теперь она его и только его…
– Пожалуйста, отпустите меня! Я должна помогать матушке и маленькой сестре.
– Тебе придется забыть о них. Больше ты никогда не увидишь их, мой ангел. Советую не изводить меня слезами, я к ним безучастен.
– Куда мы едем?
– Далеко.
Арнульф посадил ее в повозку, которую заранее приготовил, и сам сел рядом. Совсем скоро он приедет к своей старой хижине – домом это было сложно назвать. Арнульф стал мечтать, как построит хороший дом и сможет создать семью. Все необходимое для этого у него есть: денег хватит до старости, он проливал свою кровь, сражаясь за тех, кто платил больше. Все в своей жизни он получал и забирал, не считаясь с мнением других. Да и чего считаться, если большинство людей – жалкие слабаки, которые при первой возможности предадут ради звонкой монеты. Ему было тридцать два – возраст для наемника практически невозможный. Простолюдин в средние века редко доживал до сорока пяти, про наемника и говорить нечего.
Он верил, что пришло время остановиться и начать оседлую жизнь.
Они ехали целый день, к вечеру устроили ночлег. Арнульф связал девушке руки, а потом занялся разведением костра и приготовлением ужина.
– Ты голодна?
– Нет.
– В любом случае, тебе нужно поесть. – Он протянул ей похлебку и кусок лепешки.
– Я не хочу.
– О, мой белокурый ангел, тебе придется. И не советую со мной спорить.
– Зачем я тебе? – спросила она тихим голосом. Ее не покидало ощущение близкого конца, ее душа ощущала обреченность.
– Ты полюбишь меня. Мне нужна хозяйка в доме.
– Почему я?
– Так распорядились боги. Они привели меня к тебе.
Эльза заплакала. Арнульф смотрел на ее страдания и не ощущал ничего. Когда убиваешь, теряешь частичку души. Он был уверен, что свою продал задешево еще лет двадцать назад. Уже давно он не ощущал ничего: пьянки, гулянки и продажные женщины вызывали скуку. Сейчас же он видел особенное чудо: в его руках был живой ангел. Чистое, непорочное создание. Ему нравилось наблюдать за ней. Словно за диковинной зверушкой, которая обречена всю жизнь провести в неволе.
– У тебя есть избранник?
– Нет.
Арнульф выпил вина и усмехнулся:
– Теперь я твой избранник. Все, спать, завтра рано встаем. Путь неблизкий.
Он отнес девушку в повозку, связал ей ноги и укрыл ее пледом, а сам лег рядом на земле. За годы, проведенные в походах, он привык к любым условиям.

Рано утром начался проливной дождь. Арнульф быстро собрался, и они снова отправились в путь. В дороге он достал лепешку и дал ее Эльзе.
– Я не хочу.
– Ешь. Твоя смерть не принесет мне радости. Если ты умрешь, я вернусь в твой дом и убью всех твоих близких.
Девушка взяла лепешку и стала есть. С наемником лучше не спорить. Не таким она представляла свое будущее. Хотя она о нем практически и не думала: некогда. Вставала рано, помогала по хозяйству, потом работала на рынке. Матушка говорила, что хозяин рыбной лавки интересовался Эльзой, и считала этот союз выгодным со всех сторон. Девушке не особо нравилась такая судьба, но она должна была это сделать ради семьи, ради сестры. Теперь незнакомец не отпустит ее, и она обречена стать невольницей в чужом краю.
– Как тебя зовут? У тебя есть имя?
– Арнульф. Считай меня своим королем. – Он рассмеялся.
– Меня зовут Эльза.
– Я знаю. Твою матушку зовут Зельдой, а сестру – Изольдой. Я все знаю про тебя. Даже про твое согласие на брак со старым боровом из рыбной лавки. Так в чем разница? Я забрал тебя раньше. – Он снова засмеялся. – Лучше пусть твоя матушка продаст себя, хотя… у тебя еще есть сестра.
– Нет! – она посмотрела на него в ужасе.

*****
– Что произошло?
– Им это понравилось!
– Что?
– Некоторые настолько заводились, что кончали прямо в костюм! Только в одном случае была положительная динамика. Я общался с этим заключенным и видел катарсис: он осознал боль и страдание. Я примерно месяц наблюдал за ним. Беседы с ним дали ценный материал для моей дальнейшей работы. Однажды утром этот заключенный не проснулся: сердце отказало. Но, знаете, я уверен, что от нас ушел уже совершенно другой человек. После этого я плотно занялся работой. Мне понадобилось шесть лет, чтобы внести необходимые изменения. Я очень многое изменил. Теперь требовалось пройти несколько этапов для того, чтобы программа могла предложить рациональный сценарий.
– Рациональный сценарий? Хотите сказать, что ушли от простой демонстрации боли?
– Да, совершенно верно. Для тех подонков, на которых обкатывалась программа, это было бесполезно, так как она не затрагивала их реальные проблемы. Чтобы испытать боль, нужно дойти до того момента, где человек перестает себя осознавать.
– Если я правильно поняла, вы занялись поисками основной проблемы, которая привела заключенного к таким результатам?
– Основных проблем. Это целый комплекс. Неужели вы думаете, что за всю жизнь вы решаете только одну проблему? Мы каждый день сталкиваемся с новыми трудностями, и, если не решаем их, они нарастают, как снежный ком. В конце концов, мы рискуем быть раздавленными под грузом нерешенных проблем. Не хотите кофе или чаю? – Он поднялся.
– Да, было бы замечательно. Лучше чай.
– Тогда предлагаю пройти на нашу кухню. – Он улыбнулся и протянул собеседнице руку.
По хорошо освещенному коридору они дошли до уютной офисной кухни. Там стояли кулер и холодильник. Некоторые сотрудники пили чай и что-то жарко обсуждали, один человек сидел в сторонке, ел еду из контейнера и читал что-то в смартфоне.
– Вот такая у нас дружная компания: все время штаны протирают в столовой. – Мужчина улыбнулся.
– Михаил Геннадьевич, добрый вечер! – поздоровался тот, что сидел с телефоном.
– Привет, привет. Это журналист из «Социал Таймс»: название странное, конечно. – Он улыбнулся. – Ирина Сергеевна, прошу любить и жаловать. А это наш главный специалист по разработке, Андрей. Благодаря ему мои идеи обретают форму. Мне очень повезло, что он согласился работать со мной.
– Ох, Михаил Геннадьевич, еще вопрос, кому повезло.
К этому времени столовая опустела: остальные работники спешно ретировались, когда зашел директор.
– Вижу, ваше дело процветает. Отдельное здание, дорогостоящее оборудование... Скажите, насколько я могу доверять своим источникам, которые утверждают, что вы работаете на частный сектор?
– Мы работаем с добровольцами. Иногда они хотят нам помочь. Неужели я должен отказываться от помощи? – Он подмигнул.
– Насколько это законно?
– Это не запрещено. Однако чай стынет. Будете шоколадку или печенье?
– От шоколадки с миндалем не откажусь, спасибо.
За окном вечерело, часы на кухне показывали семь. Мужчина посмотрел на журналистку: похоже, она не собиралась уходить. Придется попросить водителя задержаться на неопределенное время.
Допив кофе быстрыми глотками, он ушел проверить результаты работы сотрудников, и через час вернулся в офис. Ирина уже ждала его.
– Вы не против музыки? Только не подумайте ничего, я просто вечерами люблю слушать классику. Она меня успокаивает.
– Да, конечно.
Вскоре зазвучала тихая и спокойная музыка.
– Это же Чайковский. Я не ошибаюсь?
– Нет, не ошибаетесь. – Он улыбнулся. – Итак, я разработал многоступенчатую систему. Первый этап предусматривал обучение программы сигналам оператора. Все психофизиологические реакции тщательно записывались, параметры сопоставлялись: микродвижения, повышение давления, реакция глаз и прочее. Уже недостаточно было сказать, что вам что-то нравится. Скорее, система высчитывала индекс верных ответов там, где были паузы, замедление реакции, спутанные реакции – вот там система ставила отчетливые маркеры. От этого выстраивался тестовый сценарий. Второй этап – это процесс выявления ваших проблем. Повторно вносились тесты на темы, которые система промаркировала. На этом этапе собиралась вся информация о личности, о ее интересах. Я хотел знать все. Например, под какую музыку пациент впервые поцеловался.
– Неужели это кто-то помнит?
– В том-то и прелесть визуального тестирования. Программа может моделировать сцены, следуя желаниям оператора. Когда вы оказываетесь в той ситуации, то способны даже аромат духов вспомнить. Жаль, что обонятельная функция в моей системе не предусмотрена. – Он снова улыбнулся. – Но, стоит отметить, что не каждый оператор на такое способен. Память на запахи – это тоже индивидуальная особенность.
– То есть, вы вводите человека в трансовое, гипнотическое состояние, где контроль слабеет?
– Да, это так называемый сомнамбулический транс. Прелесть модели в том, что оператор снимает с себя полную ответственность за свои желания, нет критического осмысления, блоков. Людям требуются годы на походы к психологам, психоаналитикам, чтобы в один прекрасный момент настолько довериться специалисту и рассказать какой-то один страшный факт о себе или признаться в чем-то запретном. Как правило, это что-то одно, и не всегда проблема, озвученная клиентом, является реальной. Как правило, на поверхность выходит то, что общество не примет, по оценке человека. Но моя система способна проверить сотни вариантов отклонений и провести диагностику их причин у конкретного оператора. При этом сам оператор не будет испытывать сильный стресс, как если бы ему пришлось все рассказывать специалисту.
– Сознание отключено полностью?
– На этапе сбора данных мы стараемся держать его в ограниченных рамках.
– Больше похоже на шаманизм какой-то. Простите.
– В какой-то степени, да. Не извиняйтесь, вижу, что разочаровал вас. – Он снова встал и подошел к окну. – Есть вещи, которые мы не всегда можем объяснить, но они работают. Есть многочисленные практики наших предков, которые помогали превозмогать недостатки. Для этого нужны были мудрые старейшины, колдуны, шаманы – назвать можно как угодно. Эти люди были проводниками между сознательной и бессознательной частью психики.

*****
Путники ехали целый день, лишь ненадолго останавливаясь, чтобы дать отдых коню. К вечеру они въехали в деревушку и увидели трактир.
– Вот тут и передохнем с дороги. – Арнульф поставил коня в стойло и направился с Эльзой в заведение. Это был небольшой дом с огромным залом. Внутри было много людей, они сидели, ели и шумно обсуждали интересные темы. – Не бойся, тут полно всякого сброда, но они нас не тронут.
Он сел за свободный стол и окликнул:
– Эй, хозяйка!
Вскоре к ним подошел пухлый подросток.
 – Чем могу помочь?
– Мы с женой голодны. Принеси нам каши и пива.
Юноша удалился. Эльза осматривала помещение, вглядывалась в лица людей. Сердце бешено билось в груди. Может, стоит привлечь к себе внимание? Но оказаться с этими людьми было еще страшнее. Арнульф наблюдал за ней и улыбался. Казалось, он читает ее мысли.
– У тебя нет шансов выжить с ними, даже если попробуешь.
Вскоре еду принесли.
– Мальчик, я хотел бы снять комнату. Есть ли свободная?
– На втором этаже осталась одна. После ужина позовите меня, и я отведу вас.
– Хорошо.

В комнате было холодно. В крошечном помещении посередине стояла кровать, около стены – стол со стулом.
– Ну, что, принцесса, это наше ложе на сегодняшнюю ночь.
– Ты ведь не тронешь меня? – Эльза с ужасом смотрела на постель.
– Этого я тебе не обещал. Устраивайся, я пойду вниз и еще пива выпью.
Он закрыл дверь на ключ и спустился вниз. Эльза бросилась на кровать, горько оплакивая свою участь.
Веселье только начиналось: гости таверны уже изрядно выпили и хотели развлечений. Кто-то затевал драку и выходил на улицу, кто-то наслаждался обществом потаскушек.
Арнульф сел за стол и попросил принести пива. К нему подсела худощавая рыжеволосая девица.
– Почему наемник грустит в одиночку? Я могу приласкать тебя лучше, чем жена. – Она подмигнула.
– Ты мне не интересна, пойди прочь. Я хочу выпить, больше ничего.
– Не больно ты ласков! – обиделась женщина.
– Тебе не привыкать.
– Это точно. Но, если передумаешь, я могу сделать тебе скидку. Ты мне симпатичен. – Она улыбнулась.
– Что же ты умеешь, девка?
– Ты этого не узнаешь, пока не осмелишься. – Она встала, пошла за другой стол и села на колени к толстяку.
– Вот чертовка! – Арнульф улыбнулся. – Иди сюда.
Рыжеволосая сделала вид, что не слышит его. Он подошел к ней и взял за руку.
– Эй, что за дела?! – возмутился толстяк.
– Прости, приятель, но эта бестия уже обещала мне услуги. Давай не будем спорить. – Арнульф положил руку на рукоять клинка, который был закреплен на поясе.
– Забирай, мне не нужны проблемы.
Рыжеволосая проследовала с наемником, они сели за стол.
– Будешь что-то?
– Да, вино. Так чего же ты хочешь? – Она улыбнулась. Черты лица ее были приятные, длинные рыжие волосы, серые глаза и пухлые губы. Излишняя худоба свидетельствовала о том, что хозяин таверны не слишком заботится о своем товаре.
– Откуда ты?
 – Я местная.
– Расскажи о себе.
– Это утомительно, и нет настроения. – Она зевнула. – Лучше расскажи, что тебя привело в наши края?
– Я вернулся домой. Хочу осесть, построить дом вместо той развалины, что оставили мне родители.
– Ты? – Она засмеялась. – Ох, не смеши меня! А тот ангел, что был с тобой, твоя невеста?
– Что в этом смешного?
– Ты сам веришь в то, что говоришь? Не боишься стать рыцарем-репосчетом?
– О чем ты?
– Я расскажу тебе легенду. Жил да был горный дух, который влюбился в принцессу, но он боялся подойти к ней и признаться, поэтому просто украл ее. Когда он принес девушку к себе, то признался в любви, но принцесса отвергла его. Горный дух подарил ей несколько репок и волшебную палочку, чтобы принцесса могла скрасить одиночество и превратить репки в подруг. Опуская все детали, девушка захотела, чтобы ее окружало много людей, и отправила беднягу сажать репу. Тот посадил, но она заставила его пересчитать посаженные семена. А пока он считал, принцесса превратила одну репку в коня и ускакала домой… Ты не удержишь своего ангела. Да и зачем она тебе? Ты одиночка, тебе никто не нужен.
– Слишком уж ты разговорчивая для шлюхи.
– Это просто легенда, красавчик. Впрочем, я допила свое вино, и, если ты больше ничего не хочешь, то я пойду. Мой карман пуст, а приезжие уже расходятся.
– Ты занятная, но меня женушка заждалась. – Он улыбнулся.
– Да, уже слезы высохли. – Она встала и ушла.
Арнульф был зол: приятный вечер превратился в выслушивание нравоучений, и от кого? От шлюхи! Ему хотелось вернуться и зарезать дерзкую блудницу, но это было бы глупо. Он открыл дверь и увидел, что Эльза спит или притворилась спящей. Пиво в таверне было отменное: даже с его закалкой он почувствовал, что пьян. Арнульф разделся и лег рядом. Он посмотрел на девушку, и его охватило сильное желание, с которым невозможно было бороться. Он схватил Эльзу, начал целовать ее и ласкать. Его заводили теплые слезы, которые катились по щекам девушки. Она умоляла, плакала, но это еще больше распаляло его похоть...
Все закончилось достаточно быстро.
Наемник лежал рядом с Эльзой и не верил тому, что произошло. Его охватило разочарование, словно он оторвал бабочке крылья и теперь она никогда не сможет взлететь. Рядом с ним лежала обычная девка, в которой больше не было очарования.

Утро было солнечным, и Арнульф хотел выехать как можно раньше. С первыми петухами они выдвинулись в путь. Ему было противно смотреть на Эльзу. Опухшее лицо, красные глаза – она вызывала у него отвращение. Безмолвное, покорное животное… Что-то внутри него словно надломилось. Он стал представлять свою жизнь с этим существом, и его охватила тоска. Внезапно наемник ощутил, что шлюха была права: он одиночка и не сможет измениться. Семейная жизнь не для него, он убийца. Что же делать с девушкой? Бросить? Позволить ей влачить рабское существование шлюхи? Он нашел только один вариант. Остановил повозку и взял Эльзу за руку:
– Пойдем.
– Пожалуйста, нет! – Ее зрачки расшились от ужаса. Он уже видел этот взгляд, когда грабил деревни. Ему приходилось убивать и женщин и детей, но сейчас что-то внутри отозвалось. – Не убивай меня, я вернусь домой…пожалуйста! Я никому не скажу… пожалуйста!!
– Я освобождаю тебя от рабства. – Он резким движением полоснул по ее горлу.
Тело Эльзы обмякло и упало. Он поднял его и перенес за ближайший куст, там ее практически не было видно. После чего Арнульф сел в повозку и не спеша поехал по дороге. В голове была пустота: не было никаких мыслей, он не ощущал жалости к Эльзе, ничего. Словно его выключили. Он ехал примерно час, потом увидел, что недалеко от дороги сидит старик. Вероятно, уставший путник, бродяга. Старик был одет в длинную рясу, которую изрядно потрепало временем.
– Здравствуй, путник! – Старик поднялся с земли.
– Здорово, старик. Куда путь держишь? Хочешь, могу подвезти? – Арнульф сам удивился своему предложению.
– Иду в ближайшую деревню. Буду рад, если подвезешь.
Арнульф помог старику забраться в повозку.
– Зачем тебе в деревню?
– Хочу перед смертью увидеть сына. Чувствую, что мои дни сочтены.
– Сколько же тебе лет?
– Ох, я так стар, что уже и не помню. А ты, путник, как оказался здесь? Куда ведет твоя дорога?
– Хотел бы я это знать. Еще день назад я знал, как хочу прожить свою жизнь, а точнее, ее остаток.
– Что же такого случилось с тобой, что за один день планы изменились?
– Рыжая блудница открыла мне глаза. В какой-то момент я решил, что жизнь ремесленника мне подойдет. Как же это глупо!
– Да, рыжие блудницы иногда бывают очень прозорливы.
Арнульф удивленно посмотрел на старика, но тот не обращал внимания на наемника. Он смотрел куда-то вдаль.
– В моей жизни тоже была рыжая блудница, она искушала меня. Я был так же молод и влюблен в замечательную девушку. Я даже хотел жениться на ней. – Старик вытер слезы. – Вечером накануне свадьбы друзья повели меня в трактир, и там была эта бестия. Как она была прекрасна! Но я вел себя сдержанно, ведь у меня была невеста! И тогда она начала беседовать со мной. Она знала все мои страхи. Порой я видел, что моя невеста задорно общается с моим братом. Ох, как я его ненавидел! Казалось, он был во всем лучше меня. Я искренне не понимал, почему такая девушка выбрала меня, а не его. Рыжий дьявол убеждал меня, что моя невеста вовсе не так наивна и чиста. Я много выпил, мои мысли затуманились, я был в ярости. В тот же вечер я пришел к невесте и потребовал объяснений. Как же мне повезло, что мой брат, увидев, что я ушел из трактира раньше других, почувствовал неладное и пошел за мной! Я, вероятно, убил бы свою невесту, если бы он не вмешался.
– И что же ты сделал с этой шлюхой, которая затуманила твой разум?
– Наутро я ушел из деревни, пытался убежать от себя. Мне было страшно, ведь я легко мог убить Элис.
– Элис?
– Да, так звали мою невесту. – Старик замолчал.
– У меня осталось немного пива. Будешь? – Арнульф протянул ему флягу.
– Нет, с того дня я больше не пью.
– Крепко тебя зацепило! – Наемник засмеялся.
– Тогда я понял, как опасна была моя зависть. Меня приютил старый монах-отшельник. У него была ветхая хижина в лесу. Это был лучший подарок для меня. Когда я рассказал ему свою печальную историю, он сказал, что рыжая бестия – это хранительница устоев. Она всегда появляется в самые важные для нас моменты и проверяет истинность намерений. Я оказался не готов и рухнул в пропасть.
Арнульф опустошил фляжку и бросил ее в конец повозки.
– Ну и чушь!
– Когда боишься правды, всегда стараешься от нее закрыться. Так говорил отшельник.
– Послушай, старик, о чем ты говоришь? – начал заводиться наемник.
– Ты поймешь. Однако мне пора, а твоя дорога идет в другую сторону. Останови.
– Ты же не знаешь, куда я еду, старый ты осел!
– Думаю, твой путь лежит не в мою деревню, там ты не найдешь нужные ответы и опыт.
– Ты чокнутый?
– В какой-то мере. Послушай, Арнульф, – наемник открыл рот от удивления, – то, что ты сделал, будет преследовать тебя. Девушка уже закончила свой путь и простила тебя. Я слышу ее – это было твое испытание, но ты его не прошел. Не печалься, ты выплатишь свой долг сполна, добровольно.
– Ты меня знаешь?
– А ты меня не узнаешь? – Черты лица старика изменились, и что-то в нем появилось очень знакомое. Арнульф увидел шрам на левой щеке старика и почувствовал холод в пальцах.
Старик слез с повозки и показал рукой на дорогу, которая уходила вправо:
– Это твой путь, Арнульф.
После этих слов старик словно испарился, пропал. Наемник был напуган. Он слез с повозки и осмотрел все вокруг того места, где находился старик.
– Где ты? Куда ты делся? – но ответом была тишина.
«Слишком много хмельного пива я выпил. Вероятно, голову напекло», – подумал он.
Наемник решил рискнуть и поехать по той дороге, на которую указывал старик. Он немного проехал, и внезапно все вокруг потемнело, как будто кто-то выключил целый мир.
В голове Арнульфа пронеслась мысль: «Вот так выглядит смерть...»

*****
– Однако время позднее. Вы не торопитесь домой, Ирина Сергеевна?
– Просто Ирина. Нет, я ограничена по времени: хочу успеть отправить статью в этот выпуск журнала. С редактором договорилась. – Она улыбнулась. – Но, если вы хотите отдохнуть, то можем завтра продолжить.
– Я дома, мне некуда идти. Раньше трех ночи я не ложусь, так что я в вашем распоряжении. – Он щелкнул клавишей на компьютере, и из колонок полилась удивительно нежная мелодия с приятным женским голосом.
– Что-то очень знакомое… – Она задумалась.
– Да, красиво, – без энтузиазма ответил он. – Ну, что ж, вернемся к тому, на чем мы остановились. После того, как система познакомилась с оператором и выявила основные болевые точки, наступал третий этап.
– В какой временной период система помещала клиента в виртуальной реальности?
– Времена были разные. В этом у нас большое разнообразие. Вы могли присутствовать на важном историческом событии: к примеру, система легко могла сделать вас амазонкой или любовницей Наполеона.
– В пределах своего гендера?
– Нет, конечно, роли можно было играть самые разные. Ограничений нет: старик, девочка, мужчина – кто угодно, если это помогало открыть тайники души.
– Звучит фантастически. – Она что-то записала в блокнот.
– Просто я волшебник. – Он улыбнулся.
– Не сомневаюсь в этом.
– Для третьего этапа система создавала сценарий, по которому клиент проходил все стадии психотерапевтического процесса.
– А если происходило «застревание»? Как система определяла, что пора делать переход?
– Есть контрольные точки, по которым система определяет, что этап пройден. Этапы можно сравнить с уровнями в игре.
– С чего начинается работа?
– С верхних слоев, а затем происходит постепенное погружение внутрь. Когда вы хотите подружиться с хорошим парнем, вы все равно держите дистанцию. Со временем дистанция сокращается, и вы начинаете доверять этому парню все больше и больше. Здесь такой же принцип.
– Еще чаю?
– Да, пожалуй.

*****
 – Очень холодно. Опять этот дурень Бернард не закрыл дверь! – Девушка встала с постели. Неуверенной походкой она направилась к двери: вчерашнее дешевое вино влияло на ее координацию. Очень сильно болела голова. Она закрыла дверь в комнату и посмотрела на часы: было двенадцать минут первого.
– Мэри, ты не спишь еще? – послышался за стеной хриплый женский голос.
– Я только что проснулась. А ты почему не спишь, Ванда? – Девушка налила из кувшина воды и жадно выпила ее.
– На работу пойду. Один господин просил прийти к нему в два часа ночи.
– Почему так поздно?
– Желание клиента. Матильда сказала, что он хорошо платит и не всегда может, поэтому обходится разговорами и вином. Может, мне повезет сегодня. – Она захихикала.
– Хороший клиент, мне бы такого. Ванда, а у тебя не осталось ничего выпить?
– Нет, моя дорогая. Сходи в бар напротив, там Джонси отпускает за пару монет, а если хорошо попросишь, то может и подарить.
– Да уж, знаю я этого старого козла! – Мэри накинула пальто. В Англию пришла осень, промозглая, мокрая и противная. Того и гляди застудишься и подохнешь на улице, как собака. В свои двадцать пять девушка выглядела как тридцатипятилетняя женщина. Она была высокого роста, худая и бледная. В темно-каштановых волосах на висках были седые пряди. Мэри потеряла родных в раннем возрасте, но, пока была жива ее тетя, девушка была обеспечена пансионом. После того, как женщина скончалась, Мэри приютил знакомый тети. Время, проведённое с ним, разрушило все. Мечты о светлом будущем были уничтожены. Он издевался, насиловал и бил Мэри. Именно в тот момент у нее появилась седина. Как только выдалась возможность, она сбежала в другой город. Долго скиталась, и судьба привела ее в мрачный, серый Лондон.
Мэри нашла работу посудомойки, но этих денег не хватало. Она уже не помнила тот момент, когда согласилась оказывать интимные услуги за деньги. Память прочно закрыла этот эпизод. Сначала было противно и мерзко, и вечерами она плакала в подушку, но со временем стало все равно. Только все время хотелось выпить.
Она вышла на улицу и отправилась в бар, который находился напротив.
В баре было много народу.
– Привет, куколка! – Бармен подошел к Мэри.
– Привет, Джонси! Ванда сказала, что ты можешь дать в кредит бутылку. – Мэри улыбнулась, стараясь не открывать рот, чтобы не показывать гнилые зубы.
– Ты же знаешь, что я не даю в кредит. Только за работу. – Он перевел взгляд на подсобку.
– Что ж, пойдем.
Минут через пять Мэри шла к дому с бутылкой в руках. Возле ее дома стоял прилично одетый мужчина, на нем были темные ботинки, черные брюки, серый плащ и темно-серая шляпа. Лицо мужчины было приятным: карие глаза, тонкие губы. Мэри не могла вспомнить, где его раньше видела, но ей он показался знакомым.
– Здравствуй, Мэри. Я давно жду тебя здесь.
– Я не так долго отсутствовала.
– Ванда сказала подождать тебя на улице.
– Чего вы хотите?
– Я не займу у тебя много времени.
– Я не принимаю дома. Есть другое место, тут недалеко.
– Нет, Мэри, я хочу пойти к тебе. Готов заплатить по двойному тарифу. Пожалуйста.
– Ну, ладно, мистер. Не припомню, как вас зовут.
– Это не важно, поверь мне.
Они поднялись на второй этаж. Мэри поставила бутылку на стол, разделась и легла на кровать.
– Почему вы не раздеваетесь?
– Это не потребуется. – В его руке блеснуло лезвие ножа…

Под утро, часов в пять, Ванда возвращалась с работы. Увидев, что дверь в комнату Мэри открыта, она заглянула туда.
– Эй, Мэри, научись запираться, в конце концов!
Картина, которую она увидела, повергла ее в шок. Лицо и тело девушки было изрезано до неузнаваемости: какой-то садист изуродовал и убил ее.
Снова темнота…
 
*****
Огромный дом на хуторе. Вокруг – много знакомых людей, и все они поздравляют Лизу с новым этапом в жизни.
– Такой дом замечательный! – сказала немолодая женщина в красном платье в белый горох.
– Это да, но нужно много запасов иметь. Так что сходи в магазин! – сказал усатый мужчина.
– Да вздор! У нее полный дом продуктов! – проворчала старушка.
Лиза удивленно стояла и слушала. В свои двадцать два года она еще не видела ничего более нелепого. Что за старый дом? Что она здесь делает? О чем идет речь?.. Потом все рассеялось, и она увидела себя на разбитой деревенской дороге. Была ночь, и она почувствовала страх. Мимо нее прошли двое мужчин, которые обсуждали прелести охоты. Внезапно ей в голову пришла мысль, что мужчины могут представлять опасность и они сейчас же развернутся и пойдут за ней.
Лиза сделала еще несколько шагов и поняла, что не хочет идти дальше. Да и какой смысл идти в темноте? Можно дождаться утра и спокойно дойти до магазина. И тут она увидела, что снова находится в своем большом доме, только он абсолютно пустой...
Звон будильника разбудил ее.
«Это всего лишь сон. Слава богу. Вот же бред!» – подумала она и почувствовала сильную тошноту. Так уже продолжалось неделю подряд. Вчера она купила тест, и сегодня наступит момент истины.
 – Виталий, вставай, а то все проспишь!
Мужчина повернулся на другой бок и продолжил спать.
Минут через десять раздался вскрик, а потом – быстрые шаги. Лиза отбросила одеяло и протянула ему какую-то тонкую картонку.
– Милая, дай мне еще десять минут… – Мужчина попытался натянуть одеяло обратно.
– Нет! Смотри, что у меня! – Она почти кричала от радости и водила тестом перед лицом возлюбленного.
– Это не может подождать? – Он потер глаза.
– Нет!
Открыв глаза и увидев предмет радости девушки, мужчина впал в ступор.
– Я правильно понимаю, что ты беременна?
– Да! – Лиза почти танцевала. Она уже и забыла о том, что пятнадцать минут назад ее тошнило.
– Лиза, мы не можем… – Он пытался подобрать слова.
– В смысле, мы не можем? Мы уже смогли!
– Нет, малыш, я сейчас не готов к этому. – Виталий встал с кровати.
– Ты шутишь? – Она была в шоке.
– Дети – это хорошо, но не сейчас. Давай подождем. Мы только год встречаемся, нужно больше времени. – Он взял ее за руку.
– Тебе не кажется, что нужно было немного раньше об этом думать? – Лиза разозлилась.
– Давай успокоимся. Я же не говорю, что никогда. Я говорю, что не сейчас. У меня учеба, работа, я не могу себе позволить ребенка.
– Как же так?!
– Лиза, я бы все отдал, чтобы не было этой ситуации.
– Я не согласна с твоим решением.
– Тогда мы расстанемся, – спокойно закончил мужчина.
– Что? – слезы покатились из ее глаз. – Ты просто меня бросишь?
– Если ты не слушаешь меня, то мы не сможем дальше жить вместе. Если ты решаешь оставить ребенка против моего желания, то нам не по пути.
– Ты серьезно?
– Слушай, ты мне очень нравишься, и я хочу, чтобы ты была со мной. Просто сейчас не время для детей. Жизнь одна, и я не готов пойти по такому банальному сценарию: залет, свадьба, ненависть... Я не хочу. Уверен, если ты подумаешь, взвесишь все за и против, то поддержишь меня. – Он посмотрел на часы. – Так, я опаздываю.
Виталий встал и пошел в ванную. Минут через двадцать он уже стоял у входной двери.
Она подошла к нему.
– Давай вечером все обсудим. Ты подумаешь и скажешь свое решение, хорошо? Еще раз повторю, что ты мне очень нравишься.
Лиза уткнулась в подушку и заплакала. Она была совершенно беспомощна. Приезжая, из глубинки, за плечами – торгово-экономический техникум. Вернуться домой она не могла, так как родители пьющие, а знакомых практически нет. Только две подруги с техникума, да и у тех своя жизнь. Виталий был для нее всем. Красивый, умный, казалось, за ним, как за каменной стеной. Она ощущала себя принцессой, когда они начали встречаться. Правда, в последнее время он вел себя странно: пропадал на несколько дней, а потом приходил с запахом чужих женских духов, и периодически она находила следы помады на воротниках его рубашек. На все вопросы она получала, казалось бы, логичные ответы о работе, о вероломном знакомом и так далее. Лиза терпела и думала, что все это временно. Но сегодня… сегодня он четко дал ей понять, что для него есть более важные вещи.
«Куда я пойду? Кому я нужна? С другой стороны, может, он и прав. Сейчас время трудное, ребенка не потянуть. Как я брошу его, я же люблю его! Поставить точку сейчас – и все кончено, совсем, окончательно… и он больше никогда не поцелует, не обнимет меня…»
Внезапно нахлынули воспоминания, и снова слезы покатились из глаз. Пытаясь отвлечься, она стала вспоминать странный сон. Что-то в нем не давало ей покоя, словно это было скрытое послание. Казалось, сон демонстрирует события ее жизни, хоть и своеобразно. Знакомые поздравляют с новыми условиями, в которых она оказалась, но кто-то высказывает опасения, что могут возникнуть проблемы с обеспечением пропитания. И в последний момент Лиза возвращается назад…
День закончился. Девушка приготовила ужин и ждала любимого. Он пришел, как ни странно, вовремя. Принес цветы – шикарный и дорогой букет.
– Держи, милая. – Он поцеловал ее.
– Спасибо. – Лиза улыбнулась. – Ты голодный?
– Слона бы съел, – раздевшись и помыв руки, Виталий пошел на кухню.
За ужином он был весел, рассказывал истории, как будто утренних событий и не было.
– Ты не передумал? – осторожно спросила она.
– По поводу?
– По поводу ребенка. – Лиза произнесла это с надеждой.
– Так мы же все решили. Я думал, это вопрос прошлого. Кстати, мне порекомендовали хорошего специалиста.
– Даже так?
Лиза вышла из кухни, достала чемодан с антресолей и начала одеваться.
– Куда ты собралась?
– Я ухожу. Знаешь, больше всего на свете я не хочу с тобой расставаться. Ты всегда был богом для меня. Моя любовь к тебе – лучшее, что было в моей жизни. Но я не готова принести в жертву нашим отношениям ребенка. Это слишком высокая цена для меня.
– Ты что, дура? Не понимаешь, что никому не нужна?
– Понимаю лучше тебя. Но я готова к трудностям.
– Милая, ты слишком долго сидела дома, и сериалы не пошли тебе на пользу. Твой мозг разучился думать. Сплошные клише. Но если ты решила уходить, то хорошо, иди.
На улице было темно, и Лиза чувствовала страх. Было очень страшно делать первый шаг в неизвестность. Казалось, весь мир хочет ее использовать и выбросить, как ненужную вещь. Мимо прошли мужчины, которые обсуждали прелести охоты, что безумно удивило девушку. Вскоре зазвонил телефон: это был Виталий.
– Я даю тебе последний шанс! Вернись, и я все забуду! – кричал он в трубку.
Девушка сбросила звонок.
Через полчаса она уже стояла возле дверей кризисного центра «Дом для мамы».
– Вот и все, малыш. Мама не пойдет назад, и мы всегда будем вместе.
Девушка открыла дверь и оказалась в полной темноте…

*****
Яркая вспышка ослепила, в ушах стоял гул. Спустя несколько минут вернулось ощущение реальности. Кто-то настойчиво кричал в уши через наушники:
«Эй, Тимур, братишка! Ты там в порядке?»
«Это я?»
Голос не унимался и настойчиво требовал ответа.
«Кхе… да, в норме»
«Ну, ничего себе ты пропал! А ну, признавайся, что ты там пьешь? Всю игру практически пропустил»
«Игру? Да что происходит? Похоже, я перегрелся…»
«Леха, он вчера на пати гулял до утра, чего удивляться-то?» – подключился другой голос.
Молодой человек сидел в небольшой комнате и смотрел в монитор. Там происходила какая-то игра, какие-то боевые действия. Тимур постепенно начал вспоминать, где он и что делает.
«Друзья, не забываем про донаты! Копим на новую камеру, так что активнее!» – послышался сиплый голос Алексея.
«Тимурчик, расскажи, как развивается твой канал? Вчера с Саней смотрели твой новый выпуск, уржались».
– Кхм… да что рассказывать? Аудитория пока маленькая. Думаю, куда рекламу дать, пока не понимаю, кто может принести толк. Мне до вашего канала еще расти и расти. Может, совет какой дадите?
«Я ж тебе говорил уже, а ты забил, – проворчал Саня. – Яркие заголовки должны быть!»
– Санек, я стараюсь.
Трансляция стрима подходила к концу, и вскоре все участники распрощались и отключились от сети. Тимур зевнул и пошел умываться. Черный беспородный кот жалобно терся под ногами в ожидании новой порции корма.
– Винтик, пошел вон! – Молодой человек оттолкнул кота ногой и закрылся в ванной. Никогда не любил животных, но сложно отказать родной матушке. Особенно, когда она дарит тебе квартиру-студию с котом в придачу. «Тимурчик, дома обязательно котик должен быть. Хоть кто-то присмотрит за тобой», – так она говорила.
Спустя полчаса Тимур вышел из ванной и увидел, что на телефоне горит синий сигнал – индикатор пропущенного звонка. Сняв блокировку, он увидел, что номер телефона скрыт. Вдруг телефон зазвонил снова.
– Алло?
– Здравствуй, Тимур! Пока ничего не говори, ты меня не знаешь, и не задавай лишних вопросов. Я могу помочь осуществить твою мечту и сделать твой канал популярным. За это ты окажешь мне некоторые услуги, – послышался из трубки хриплый, грубый голос.
– Нужно продать душу? – неуместно пошутил Тимур. Он сам не понял, почему это сказал.
– Ха-ха, малыш, ты мне нравишься. Спускайся, внизу тебя ждет машина.
– Так почти одиннадцать часов…
– Ты раньше двух не засыпаешь. Решай сам, даю минуту.
– Иду.
– Черный мерседес ждет тебя.
Тимур спустился: машина действительно была у подъезда. Водитель стоял рядом.
– Тимур Владимирович? – уточнил он.
– Да, это я.
– Садитесь, пожалуйста. – Водитель любезно открыл заднюю дверь автомобиля.
– Шеф, долго ехать? – Тимур начал нервничать.
– Примерно минут двадцать.
Молодой человек сел, и шофер плавно поехал. Спустя какое-то время – по ощущениям, Тимуру показалось, что прошел целый час – машина остановилась. Выйдя из нее, он увидел двухэтажный особняк. На вид это было старинное здание с какой-то несуразной лепниной. С крыши взирала гипсовая горгулья. Сам особняк был бледно-розового цвета. Вокруг здания был прекрасный сад, а больше ничего не было. Практически одинокий дом в поле.
– Вас ожидают, – поторапливал водитель.
Тимур почувствовал дрожь в коленях. Холодная испарина покрыла лоб. Массивная дверь открылась, и на крыльцо вышел хозяин. Он был невысокого роста, полноватый, лицо его казалось хитрым. Серые глаза бегали, оглядывая собеседника. Тимур подошел ближе.
– Привет, малыш, – послышался все тот же хриплый голос. Судя по желтому цвету зубов и голосу, собеседник много курил.
– Здравствуйте.
– Меня зовут Мстислав Захарьевич. Проходи, времени мало.
Они прошли в дом. Он был просторным. Гостиная обставлена дорогими предметами интерьера: картины, украшения, огромные стеллажи с книгами. Вместе с тем, в комнате было темно. Новый приятель закурил и сел в широкое кресло с высокой спинкой.
– Садись, малыш. Времени, как я сказал, мало. – Тимур сел напротив. – Я занимаюсь подбором перспективных блогеров, певцов и прочей дряни – извини за прямоту. Моя работа заключается в том, чтобы раскрыть более-менее способную особь и следовать повестке дня.
– Чьей повестке? – удивился своему вопросу Тимур.
– Да, не ошибся я в тебе. Хорошие вопросы задаешь. Думаю, ты понимаешь, что все рассказать я тебе не смогу. Но то, что касается тебя лично, открою. Итак, – он потер руки от удовольствия, – я готов предложить тебе раскрутку канала и время для творчества. Это примерно 10% твоей занятости. А все остальное время ты будешь служить мне: выполнять все, что я скажу, говорить то, что я скажу, показывать то, что мне нужно. Ты не станешь задавать вопросы, просто будешь выполнять. Это самая первая ступень в твоем продвижении. Если у нас не будет с тобой проблем, то следующая стадия наступит достаточно быстро. Создадим тебе собственное шоу на телевидении, а может, чем черт не шутит, целый канал. – Незнакомец прыснул со смеху.
– Кто вы?
– Ты серьезно? Мне кажется, что я поспешил с выводами. – Он залился хохотом и процитировал: – «Я – часть той силы, Что вечно хочет зла. И вечно совершает благо» – Собеседник смеялся от души.
– Я должен продаться с потрохами, и даже не знаю никаких подробностей. По мне, это паршивая сделка.
– Вот в этом ты прав, малыш. Но знаешь, что? У тебя выбора-то особо нет. Нам никто не отказывает. Но я не хочу тебя пугать. Ты будешь нашим рупором на информационном поприще. Тебе не придется никого ради этого убивать. Поверь, малыш, не всем так везет. Тебе выпал счастливый билет. Только представь: деньги, которые идут потоком, любая красотка будет искать встречи с тобой. Да они в очередь будут выстраиваться ради ночи с тобой! На коленях будут ползать ради твоего внимания!
– И где же контракт? Где кровью нужно расписаться?
– Фи, какой дурной вкус! Нет, дружок, мне достаточно твоего согласия. Нужно только громко и четко заявить, что ты согласен работать со мной. Зачем мне разводить бумажную волокиту? Если ты нарушишь условия сделки, то останешься на обочине. Все просто.
Встреча закончилась достаточно быстро. Тимур не мог вспомнить всех подробностей и не мог объяснить, откуда на его запястье появилась красная нитка. Шофер привез его домой уже ближе к рассвету, и молодой человек проспал до обеда. Если бы не звонок, вероятно, спал бы до вечера. Проснувшись, он ощущал себя подавленным, разбитым.
– Алло? – пробурчал он в трубку.
– Привет, малыш, пора за работу! Я отправил материалы на почту, к вечеру выпуск должен быть готов.
– К вечеру? Вы серьезно? Я не успею так быстро смонтировать ролик.
– А кто сказал, что ты будешь работать один? Через час заедет водитель и отвезет тебя в студию. Персонал уже ждет. Ты звезда нашего шоу! – Толстяк снова расхохотался в трубку.
Через два часа Тимура привезли в бизнес-центр «Таврический» – место, где работали известные брендовые компании. Он поднялся на последний этаж и, к своему удивлению, обнаружил, что там все его знают.
– Тимур Владимирович, здравствуйте. Гример вас ожидает, – ласково сообщила невысокая блондинка.
Тимур был растерян. Столько людей он не ожидал увидеть: это была полноценная студия с профессиональным оборудованием.
– Добро пожаловать! – к нему подошел темноволосый мужчина и положил руку на плечо. – Меня зовут Арон, я твой продюсер. Я сделаю из тебя звезду.
– Привет…
– Так, времени мало. Ты прочитал сценарий?
– Да, пробежал глазами.
– Телетекст будет напротив, думаю, ты справишься. Помни, что этот выпуск должен быть предельно откровенным и скандальным. Без этого нас не заметят.
– И что я должен делать? В сценарии одни разговоры. – Тимур почесал затылок.
– О, не переживай. Иди в гримерку.
Съемки начались уже вечером. В красивой студии, оформленной в современном дизайне, сидя в мягком кресле, Тимур беседовал с разными людьми. Это были известные личности: политики, шоумены, блогеры. К своему удивлению, Тимур уверенно вел диалог с каждым собеседником. В перерывах ассистентка, та невысокая очаровательная блондинка, приносила какой-то напиток с горьким вкусом. Она говорила, что это для тонуса. Действительно, после напитка Тимур чувствовал себя бодрее и увереннее.
Последняя часть программы порядком утомила его. Нужно было вести диалог с девушкой, которая считала себя известным блогером. При этом ее ролики были ориентированы исключительно на подростков с тремя классами образования.
Он рассматривал ее и не мог принять, что так могут выглядеть девушки. Это существо выкрасило волосы во все цвета радуги, линзами изменило цвет глаз на оранжевый. Ее губы были неестественной формы, словно два пельменя накрасили красной помадой. Разговаривало существо очень грубо, используя ненормативную лексику.
– Расскажи мне по рекламу каперов, – улыбнулся Тимур.
– Это провокация? – Существо опасливо улыбнулось, словно загнанный зверь.
– Нет, очная ставка. Приглашаю в студию Константина.
– У меня такое ощущение, что я попала в зомбоящик! – нервно хихикнуло существо.
– Здравствуй, Константин. – Тимур подал руку вошедшему, но что-то в лице юноши ужаснуло его. Как будто молодой человек был не в себе. Его глаза были стеклянными. Он, словно робот, шел по прямой траектории.
– Из-за тебя, дрянь, я остался без семьи! – Молодой человек резко размахнулся. Никто не понял, откуда у него в руке появился нож, который он воткнул в грудь девушки.
– Боже мой! Вызовите врача! – Тимур повалил молодого человека на пол, повернул его лицом вниз и завел руки ему за спину. Девушка, захлебываясь кровью, стонала, люди стояли вокруг в шоке. – Врача кто-нибудь вызвал?!

Вечером в квартире Тимур пил коньяк. Жуткая картина до сих пор стояла перед глазами. Девушку не удалось спасти. Что-то зловещее было во всей этой истории, хотя он и отмахивался от назойливых мыслей, но не мог себе объяснить слова продюсера о том, что выпуск должен быть запоминающимся. Да и сама ситуация какая-то странная: девушка, вызывающая отвращение, которая своими действиями заставляла страдать других... Тимур был уверен, что многие желали ей такой участи. Странный молодой человек, который, словно робот, был под чьим-то руководством... Словно идеальный пазл сложился. Сложно поверить, что бывают такие совпадения. Тем не менее, ему хотелось в это верить.
Утром сильно болела голова. Его снова разбудил телефонный звонок.
– Алло…
– Малыш, заканчивай с выпивкой, еще не время. Поздравляю тебя, ты в тренде.
– Что? Вы серьезно?
– Давай без лишних сантиментов. Эта была необходимая жертва, но ты не переживай, это было совершено с ее согласия.
– Вы серьезно?!
В трубке что-то зашуршало, послышалось чирканье зажигалки, а потом глубокая затяжка:
– Мы все платим по счетам. Ладно, через час за тобой заедут: нужно посетить одно закрытое мероприятие. Встретимся там.
– Понял.
Тимур долго смотрел на телефон, хотя разговор давно был закончен. В голове крутились мысли, что он безнадежно пропал и это полный тупик. Внезапно захотелось все бросить и куда-нибудь сбежать или прийти к маме и поговорить... Но было уже слишком поздно. Кого-то уже принесли в жертву ради... Ради чего?
Это не может быть правдой.
Телефон снова зазвонил.
– Тимур Владимирович, это Катя, ваша помощница. Хочу напомнить, что водитель будет через сорок минут.
– Спасибо, Катя. Я и не знал, что у меня помощница есть. А куда я поеду, ты знаешь?
– У вас встреча в конференц-зале отеля «Феникс».
– Господи, а я еще конспирологов сектантами считал! – Он рассмеялся.
– Что? – в трубке послышалось искреннее недоумение.
– Все хорошо, Катя. До скорого свидания.
Ровно в указанное время черный мерседес стоял у подъезда. Водитель, как всегда, вежливо приветствовал Тимура, любезно открыл пассажирскую дверь и подождал, пока молодой человек сядет. Во время поездки Тимур смотрел в окно. Уныние овладевало его сердцем. Можно выйти из игры, но «мы все платим по счетам» – это его пугало и сердце замирало, когда он вспоминал эти слова. Минут через двадцать машина подъехала к высокому зданию. Дверь открыла вчерашняя невысокая блондинка.
– Катя? – догадался Тимур.
– Все верно. Выходите быстрее, нужно успеть занять лучшие места. Уже почти все здесь.
Они поднялись на предпоследний этаж и зашли в просторный зал. К своему удивлению, он увидел там практически всех самых известных звезд, которых можно было лицезреть на телевидении и на просторах ютуба.
– Катя, ущипни меня, мне кажется, я сплю или умер.
Девушка улыбнулась.
– Новенький? – обратился к нему мужчина, которого Тимур видел в какой-то рекламе.
– Что?
– Ой, не важно. – Мужчина закатил глаза и пошел в другую сторону.
– Катя, это кто?
– Петро – у него на ютубе свой канал. «Паразиты» называется.
– Что-то с биологией связано? – с надеждой спросил Тимур.
– Почти. – Она улыбнулась своей очаровательной улыбкой.
– А вот и моя звезда! – послышался знакомый хриплый голос. – Здравствуй, малыш.
– Добрый день, Мстислав Захарьевич.
– Ну, что, пойдем. Собрание для блогеров сейчас начнется.
Они вошли в зал поменьше. Участники уже сидели на стульях, а ведущий на сцене перещелкивал слайды, настраивая проектор. Когда он увидел невысокого толстяка, то сильно занервничал и стал чаще поправлять проектор.
– Здравствуйте, Мстислав Захарьевич. Все готово!
– Начинай, Андрюша.
Свет погасили, на экране появились какие-то диаграммы, и ведущий начал:
– Добрый день, уважаемые участники конференции! Перед вами небольшой отчет по нашим успехам за прошлый месяц. Напомню, что в прошлом месяце мы создали двадцать ютуб-каналов с финансовой поддержкой меценатов, которые предпочли не называть свои имена. Были созданы каналы: «Леха-стайл», «Паразиты», «Малинка», «Твари» и прочие. Перед вами цифры прироста аудитории…
Слайд сменился.
Дальше начался скучный аналитический отчет: сколько было вложено, какая реклама была и какие показатели получили в итоге. Даже умудрились часть вложений отбить за счет рекламы. Тимуру было скучно, и он наблюдал за аудиторией. Она была молодой, от восемнадцати до двадцати пяти лет. Молодежь внимательно слушала и одобрительно посмеивалась, когда лектор пытался шутить. После скучного отчета он анонсировал создание новых каналов в следующем месяце и представил всех ведущих, в том числе и Тимура. Далее по рядам раздали методички, где содержался свод правил, о которых никогда и ни при каких условиях нельзя говорить в публичном пространстве.
– Что ж, Мстислав Захарьевич, я закончил. – Молодой человек вытер потный лоб платком.
– Замечательно, Андрюша! Ты хорошо потрудился! – Мужчина начал хлопать.
За ним последовала вся аудитория, сначала неуверенно, а затем сильнее и громче стали хлопать в ладоши. Тимур был удивлен, что его собеседник пользуется таким авторитетом. Он смотрел на него, а в голове крутилась мысль: «В какое дерьмо я влез?!»
– Ну, что, малыш, пора отдохнуть. – Толстяк улыбнулся. – Поехали, нас уже ждут.
– Куда?
– Увидишь.
Через час они приехали в какой-то особняк, который находился далеко от города. В доме гремела музыка, которую можно было слышать еще за воротами. Охрана поздоровалась с толстяком и пропустила его. У входа их встречала хозяйка дома, очаровательная рыжеволосая красотка с зелеными глазами. Они были настолько выразительными, что не хотелось отводить взгляд. Тимур смотрел на нее, как зачарованный. Толстяк, увидев реакцию молодого человека, снова начал хохотать.
– Привет, Тимур! – сказала красотка и поцеловала парня в щеку, оставив следы красной помады.
– Здравствуй, Кристи. – Толстяк положил руку на талию девушки, затем ладонь соскользнула ниже.
– Ах ты, старый развратник! – Она и его поцеловала в щеку.
– А ты все такая же. Давно не видел тебя. Где ты пропадала?
– Я только вчера вернулась из Эмиратов. Там у меня работа была.
– Ах, это твоя работа? – Толстяк снова залился смехом. – Хорошая работа. Хотя, что я говорю? Ты у нас профессионал… Малыш, бойся ее. Под этим ангельским лицом скрыта самая настоящая дьявольская сущность.
Тимур ничего не понимал и глупо улыбался. Они вошли в особняк, где была красивая и дорогая обстановка. Там собралось много людей: политики, звезды спортивных мероприятий, ведущие шоу, певцы.
– Здесь столько сброда… Советую тебе не приближать их к себе, такая погань! Артурчик, как жизнь? – обратился толстяк к молодому человеку странной наружности: с виду – красивая девушка, а голос мужской. Толстяк обнял это нечто за талию, и его ладонь привычно скользнула ниже.
– Замечательно, милый! – Трансгендер поцеловал толстяка в губы и что-то шепнул на ухо.
– Ну, так пойдем – улыбнулся толстяк.
Он взял под руку эту особь, и они отправились на второй этаж.
Тимур стоял и смотрел на все это. Внутри все сжималось от отвращения и безмолвного удивления. Так стремительно развивались события: еще вчера он был скромным парнем, который никому не был нужен, а сейчас он в высшем кругу общества. Рядом с людьми, которыми он восхищался на расстоянии вытянутой руки.
– В первый раз всегда так. – Рыжая протянула ему бокал с какой-то мутной жидкостью. – Потом привыкнешь.
Тимур выпил из бокала и почувствовал приятное тепло, которое разлилось по всему телу.
– Лучше? – Кристи улыбнулась.
– Да, а что это? – Тимур разглядывал остатки жидкости в бокале.
– Ничего особенного: корень мандрагоры и кровь невинных девушек. – Она целую минуту смотрела очень серьезно, а потом прыснула со смеху.
– Я почти тебе поверил. – Тимур почувствовал, как тело расслабляется, уходит тревожность.
Внезапно все преобразилось. Обстановка показалась располагающей и дружелюбной. Кристи была любезна и познакомила его почти со всеми гостями дома. Тимур выпил несколько бокалов этой непонятной жидкости, и с каждым разом чувствовал небывалый прилив сил. Хотелось общаться, танцевать. Все, что угодно, только не стоять на месте. Потом Кристи отвела его наверх, и это был самый лучший момент в его жизни. Он с радостью отдал бы всю свою прошлую жизнь за эти двадцать минут блаженства… Все последующие события расплывались, и их невозможно было восстановить в памяти.
 
Проснулся Тимур в три часа дня у себя в квартире. Почему-то он был голый и, что самое жуткое, его руки были в какой-то бурой жидкости, похожей на кровь. Сердце бешено билось. Он тщетно пытался вспомнить, что произошло. И тут раздался телефонный звонок:
– Доброе утро, малыш.
– Не совсем оно доброе. Я ничего не помню. Мои руки в крови, я голый! Что происходит, вашу мать?! Почему, как только я с вами связался, со мной или рядом происходят жуткие вещи? Кто вы? Что вы? Я не хочу больше в этом участвовать! Я выхожу из игры!
В трубке повисло молчание. Уже привычно чиркнула зажигалка, и кто-то выдохнул.
– Ты должен приехать ко мне, машина внизу. Я жду тебя.
Тимур принял душ, быстро оделся, и вскоре шофер его привез в дом на окраине. Толстяк был хмурым и не смеялся, как обычно.
– Пойдем, – сказал он и повел его в комнату. Там уже был включен телевизор. – Садись.
Тимур сел, чувствуя, что сердце бешено стучит и руки холодеют. Толстяк включил видео. Судя по обстановке, действие происходило в особняке, где они находились вчера. Почему-то было темно, и люди в черных одеяниях что-то хором повторяли. В центре стоял он, Тимур. Почему-то он был голый, а перед ним лежала голая помощница Катя. Похоже, ей что-то дали: она стонала и пыталась встать. Люди в черных одеяниях привязали ей руки и ноги. Шум от их слов нарастал. «Давай, малыш, иди», – послышался голос толстяка. Тимур лег на Катю и начал ее целовать. Он млел от восторга: ее кожа была нежной, словно белый нераспустившийся бутон розы. Похоть овладела им.
Тридцать минут длилось видео. Тимур смотрел и не верил своим глазам. Сначала он овладел девушкой, потом – остальные. Казалось, этот кошмар длится бесконечно. Но кульминация заставила его кричать. Рыжеволосая вложила нож в его ладонь и подвела к Кате. Она уверенно направляла его руку, и через несколько минут все закончилось.
Тимура трясло, он кричал, слезы лились из глаз:
– Что вы за уроды такие?! Как… зачем?!
– Да, неприятно, я понимаю. Это плата за право вхождения в клуб. Мы все проходим через что-то подобное. Ты был выбран для особой миссии, как ты понимаешь, к тебе и требования другие. В тебя сейчас будут очень много вкладывать, и нашим друзьям нужны гарантии. Ты же понимаешь, что бумага не может их дать.
– Я не соглашался на это! Мне никто не сказал, что ради этого будут убивать!
– Если ты пользуешься чем-то, то платишь. В нашем мире ничто не происходит просто так. Я же сказал тебе: все мы платим.
– Но люди умирают!
– Ну и что? Они всегда умирают. Если это тебя успокоит, то твоя помощница умерла бы через месяц. Ее сбил бы лихач на пешеходном переходе.
– Да кто ты такой, черт тебя побери?!
– Я служитель системы, такой же, как и ты.
– Нет, я не хочу участвовать в этом дерьме! Пошли вы в жопу, я иду в полицию!
– Иди. – Снова щелкнула зажигалка. – Наши люди есть везде. Если тебе вчера понравилась моя дама, то у тебя есть все шансы преуспеть в новом образе. Такое милое личико мужикам придется по нраву.
– Я не буду с вами работать!
– Будешь. – Толстяк выпустил дым и сделал из него колечко.
– Вы меня подставили. Что было в бокале?
– Как это предсказуемо! Ты пил то, что тебе дали. Потом пошел наверх и погубил эту безвинную душу. Это сделал ты сам! Почему же ты меня обвиняешь, в чем моя вина?
– Ты меня втянул во все это!
– Ты слишком глуп. – Толстяк подошел к окну. – В мире должен быть баланс, без него жизнь вмиг закончилась бы. Я проявляю высшую волю. Именно он, – толстяк показал пальцем вверх, – именно он разделил все, что было единым. Он захотел поиграть в эту игру дуализма. Как ты поймешь добро, если не будет зла? Но только меня все ненавидят за то, что я хорошо выполняю свою работу. Тружусь на благо людей! Я великий добродеятель, но меня упорно записывают в злодеи.
– Да, ты прямо невинная овечка!
– Нет, я волк в овечьей шкуре. – Он снова залился смехом. – Я хочу, чтобы ты понял. С детства вам вдалбливают в голову, что есть добро и есть зло. А что если я тебе скажу, что нет добра и зла? Что все это – стороны одной монеты? Давай я дам тебе апельсин, а потом заберу. Ты почувствуешь два состояния. Первое – владение апельсином, ощущение своей власти. Ты же можешь взять его и съесть. А что ты ощутишь, если я заберу апельсин? Раздражение, злость. Но предмет один, а состояния ты испытываешь разные. Кто командует твоими эмоциями? Нет разделения, все условности, малыш. Смерть – это продолжение жизни, а рождение – начало смерти. Но все это бытие. Каким оно будет, выбираешь ты, а не я. Я лишь предлагаю. Я создаю контекст. Заваливаю информационное пространство тоннами мусора только для того, чтобы ты научился управлять своими эмоциями и нашел точку равновесия. Я исправно служу своей миссии, а ты волен оценивать и чувствовать. Это твоя воля. Он дал ее тебе.
– Я не хочу слушать эту софистику.
– Твое право. У меня мало времени, решай. Либо ты со мной, либо… могу дать тебе пеньковую веревку.
– Отличный выбор!
– Мы все платим.

 Прошло несколько месяцев с момента этого страшного разговора, но Тимур помнил его так, как будто это произошло вчера. Конечно, он никуда не ушел и никому ничего не рассказал. Со временем он стал очень известным человеком. Получил свое шоу, и любой, кто стремился попасть в тренды интернет-площадок и не только, готов был на все, чтобы Тимур обратил на него внимание. В его жизни были шумные вечеринки, извращения, какие только могла предложить фантазия, фальшивые друзья, продажные женщины.
«Делай, что хочешь!» – кричал он на каждом шоу, на каждом выступлении. А вечерами принимал наркотики, напивался и делал все, чтобы в памяти не всплывали события той страшной ночи. Лицо Кати он видел в толпе, словно она преследовала его. Толстяк предлагал услуги по стиранию памяти, но Тимур сопротивлялся.
Однажды вечером он сидел в своей шикарной трехкомнатной квартире и смотрел в пол. Его не отпускала мысль, которая уже целый месяц не давала покоя. Он понимал, что подпишет себе смертный приговор, но был готов к этому. И включил телефон.
– Ну, что ж, друзья. Я знаю, что стримы нужно заранее планировать и объявлять о них. Но, полагаю, аудитории, которая следит за каждым моим действием, хватит. Привет всем, кто здесь! Подтягивайтесь, сейчас я скажу очень важные вещи. Сразу предупреждаю, что у меня будет только одна попытка.
Я заключил паршивую сделку. Черт, как банально это звучит! Не важно, слушайте внимательно. Все фальшивое, и я фальшивый. Мне говорят, что я должен показывать и говорить вам. Пока вы следуете за кумиром, вы не живете своей жизнью. Боже, почему вы не видите этого маразма?! Эти нелюди, которые приходят на мое шоу, им же место в психушке! Как вы можете поддерживать этих продажных тварей? Брать с них пример? Люди, да что с вами не так? Вы правда думаете, что все эти фальшивые побрякушки способны сделать вас счастливыми? Люди, да что с вами?!
Да, я сам был такой же. Но знаешь что, Мстислав Захарьевич? Деньги – это простые фантики, бумажки. Вся эта слава ничего не значит. И не может такого быть, чтобы зло служило добру или что это одно и то же. Я не силен в этом, но одно знаю точно: Создатель дал мне частичку себя, чтобы я смог проявить свою волю! Я душой чувствую: я живой. А ты – мертвый, без души. Именно поэтому ты и меня и все живое ненавидишь...
Внезапно трансляция прервалась, кто-то выхватил телефон и выключил его. Тимур не заметил, как рядом с ним оказался толстяк. Он стоял и смотрел на него, а потом начал хлопать:
– Браво, малыш!
– Я не боюсь тебя.
– Рад, что ты нашел свою точку равновесия. Наверное, я забыл сказать, но игра заканчивается, как только ты ее находишь. Позволь поздравить тебя и попрощаться. Мне жаль.
Кто-то схватил Тимура сзади и потащил. Потом ему накинули петлю на шею и затянули. Темнота…

*****
Молодой человек открыл глаза и увидел, что костер догорел. Он жутко замерз. Вдалеке он увидел хижину, в ней горел свет. Где-то вдалеке слышался волчий вой. Мужчина что было сил побежал к хижине и начал колотить в дверь:
– Эй, хозяин, пусти переночевать! Я без оружия. Я простой фермер.
Послышалось кряхтение и неторопливые шаги.
– Что же привело фермера в мою хижину? – Дверь открыл седой старик. Он держал лампу и вопросительно смотрел на путника.
– Волки.
– Что ж, путник, рад услужить. Проходи. Ты голоден?
– Я не ел двое суток. Как тебя зовут, добрый хозяин?
– Гардбальд. А тебя как зовут, путник?
– Можешь мне дать любое имя. Того человека, у которого было имя, больше нет.
– Ну, что ж… Может, Арнульф?
– Пусть будет так.
– А ты здесь совсем один? Тебе не страшно?
– Кого же мне бояться?
– Наемников, диких зверей… мало ли.
– А если бы мой дом стоял среди других, было бы это безопаснее? Защитили бы меня соседи от наемников или диких зверей?
– Ну, звери боятся подходить к деревне.
– А меня они не боятся. Я им не мешаю, а они – мне…
Так завязалась их дружба. Старик многому научил Арнульфа. Показал, как правильно обрабатывать землю, собирать целебные растения, как делать из них лечебные настойки. Так прошло десять лет, а потом старик ушел из этого мира и Арнульф вернулся в город. Там он встретил свою возлюбленную, которую однажды покинул. К его удивлению, возлюбленная все это время ждала его. Состоялась помолвка, а затем и свадьба. Очень скоро родился мальчик, которого назвали Гардбальдом. Но годы, проведенные вдали от людей, на природе, не прошли даром и Арнульф решил вернуться обратно в свою хижину. Жена последовала за ним. Это было самое замечательное время. Но все проходит: их мальчик вырос и отправился в город искать свое счастье. Нашел работу и вскоре женился. Время берет свое, и годы безжалостно утекают, словно песок в песочных часах. Умерла жена Арнульфа, и он снова остался один. Годы размышлений и созерцания жизни помогли смириться с утратой. Однажды он почувствовал, что скоро слуга смерти придет и за ним. Страха не было: собрав небольшой узелок, Арнульф пошел в город, чтобы попрощаться с сыном. Он долго шел, очень устал и сел недалеко от дороги. А потом увидел повозку, в которой сидел наемник. Старик посмотрел на мужчину, и внезапно словно искра пронзила его сознание. Он смотрел на себя. В эту минуту он понял все: нет ни будущего, ни настоящего, нет ничего. Только он.
– Здравствуй, путник! – Старик поднялся с земли.
– Здорово, старик. Куда путь держишь? Хочешь, могу подвезти? – Арнульф сам удивился своему предложению.
– Иду в ближайшую деревню. Буду рад, если подвезешь.
Наемник помог старику забраться в повозку.
– Зачем тебе в деревню?
– Хочу перед смертью увидеть сына. Чувствую, что мои дни сочтены.
– Сколько же тебе лет?..

*****
Нежный свет рассвета показался в окнах.
– Михаил Геннадьевич, спасибо за бесценный материал. Жаль, что его не смогут прочитать наши спящие.
– Да, я узнал тебя, моя драгоценная рыжая бестия. – Мужчина улыбнулся. – Но знаешь, что? Я все понял. Ты такая же программа, как и все остальное. Ты – моя проверка. Мой контролер.
– Как интересно. – Рыжеволосая закурила. – Зачем все это? Ты пытаешься конкурировать с ним? – Она показала пальцем в потолок.
– Очаровательная моя блудница, ты так и не поняла. Я и есть Он! Все, что происходит и происходило со мной, это моя игра с самим собой. Нет ничего и никого, что не было бы мной. Даже ты – часть меня. Должен признать, весьма очаровательная часть. Ты прекрасна!
– Да? А я знаю, где можно найти одну толстую тушку, обвешанную проводами, в очках виртуальной реальности. И, мне кажется, что ей осталось недолго. Может, тебе помочь? Прекрасное завершение карьеры! Я уже вижу крупные заголовки: «Ученый создал машину, которая его же и убила! Его нашли в луже собственной мочи»… Какая прелесть!
– Это все больше не имеет смысла. Я не боюсь ничего, ты не можешь меня испугать. Ты не в состоянии сделать мне больно на самом деле. Я – БОГ!
– Мне кажется, у тебя крыша поехала.
Мужчина засмеялся:
– Как много времени я потратил, чтобы ты была такой! Ты – мое лучшее творение. Жаль, что ты программа.
Где-то вдалеке запищали датчики, и в груди сильно сдавило. Мужчина стал задыхаться.
– Я готов!
Яркий свет. Ощущение невесомости. Словно кто-то открыл дверь, а там – безграничное море, которое сияет ярким золотым свечением. Он ощущал себя маленькой каплей, которая сливается с бесконечностью.
– Я дома!
Море поглотило его. И он вспомнил, как исполнял все роли и как на самом деле был одинок. Нет никого, только он один. И он смеялся этой шутке и радовался, как ребенок, осознавая себя единым…

***
Наутро в лаборатории был найден ученый, который умер, испытывая свою новую программу. Заголовки таблоидов освещали на первых страницах это ужасное событие. Мировые компании начали торги за акции компании. Каждый хотел получить труды ученого, чтобы запустить эту программу в игровой индустрии.

Светлана Кузьмина