Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава первая ==========


Тарисиль Селлуг (роман в жанре фан-фикшн по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит» и одноименной экранизации)

        Дождь шел не переставая почти с того самого момента, как они вышли из пещеры троллей. Вода лилась сверху, вода хлюпала под копытами пони, вода хлюпала в сапогах, продукты пропитались той же водой, плащи и прочая одежда давно промокли, и Бильбо ощущал себя лягушкой посреди огромного болота. Но, в отличие от лягушки, его это не радовало. Хоббит покосился на примолкшую компанию. Даже неугомонные Фили и Кили приуныли, а Гэндальф начал ворчать, проклиная дождь и собирая всех Балрогов на омерзительную погоду.
Ужасно хотелось есть, но раскисший хлеб никому не лез в горло. Сейчас уже было не до Одинокой Горы – обсохнуть бы и поесть чего-нибудь горячего. Да куда там! Гномы славились своим умением разжигать костры практически в любую погоду, но сейчас и  они оказались бессильны. Мог бы помочь Гэндальф, но из промокшего посоха, сколько маг ни бился, ничего серьезнее слабеньких искр добыть не смог. И заклинания не помогли. Теперь он тщетно пытался просушить кристалл. Хорошо еще, что дорога шла вверх и, похоже, не собиралась в очередной раз спускаться с холма в какую-нибудь низину.
Бильбо попробовал отвлечься мыслями о родном доме, но из всего поместья перед глазами назойливо крутились только кладовка с едой и горящий камин. Хоббит сморгнул, и пламя камина превратилось в пламя костра. Хоббит помотал головой. Огонек пропал и снова вернулся. Бильбо ущипнул себя за руку, тихо охнул и нерешительно произнес:
- По-моему, впереди горит огонь. Или мне уже чудится…
- Нет, дорогой мой Бильбо, - отозвался маг, вглядываясь в дождевые струи. – Там и правда костер.
- Опять тролли? – буркнул кто-то из гномов. – Только бока болеть перестали!
- Если не кто-нибудь похуже. В этой глухомани всего можно ожидать!
- Погреться бы, - лязгая зубами, проговорил толстяк Бомбур. – Неровен час, простуду подхватим.
- Бильбо, а не…
- Нет,  - мрачно перебил Торин, бросив сердитый взгляд на ни в чем не повинного хоббита. – Одного раза было более чем достаточно. Я сам схожу. И без сигнала чтобы никто не смел туда соваться.
Король гномов спешился и осторожно направился в чащу. Бильбо только вздохнул – по его разумению, Торин производил столько шума, что перебудил бы даже пьяных гоблинов.
- Эй, не переживай! - Фили подтолкнул его в бок, по-своему истолковав вздох хоббита. – Мало ли зачем Торину потребовалось пройтись одному по лесу?
- Кстати, мне тоже требуется пройтись до ближайшего куста, - Ори шмыгнул носом и едва сдержался, чтобы не чихнуть.

На самом деле Торин производил не больше шума, чем любой опытный воин, которому нужно незамеченным подкрасться к врагу. Только вот подкрадываться оказалось не к кому. Стоя под густыми еловыми лапами, Торин внимательно изучал большой зеленый холм и абсолютно сухую поляну  – и это при том, что дождь лил стеной! Вероятнее всего, какая-то магия. Что там Гэндальф рассказывал хоббиту? Может, здесь остановился кто-то из его знакомых магов?  Огонь весело плясал в глубоком, обложенном камнями кострище. Неподалеку на земле лежали видавшие виды миска с ложкой, а над костром в котелке что-то аппетитно булькало. Котелок, к слову, был самый обычный, походный, небольшого размера. Под раскидистым кустом Торин заметил край дорожного мешка.  Король нахмурился. Едва ли владелец всего этого хозяйства ушел неизвестно куда, оставив над огнем варево. Значит, или с ним что-то случилось, или он где-то поблизости.  Некоторое время Король-Под-Горой колебался, не зная, что предпринять, но любопытство пересилило здравый смысл, и Торин осторожно вышел из своего укрытия.
Подозрительная поляна. И странный холм. Такое ощущение, что без магии здесь не обошлось…
Варево в котелке начало переливаться через край. Запахло горелым. Настороженно оглядываясь и не убирая секиру, Торин подошел к костру, снял жердину и сделал несколько шагов от костра назад. Как назло, под ногу подвернулся камень. Торин потерял равновесие, его развернуло, но гном устоял. Правда, инстинктивно взмахнул руками, чтобы удержаться, и котелок, сорвавшись, улетел на край поляны, украсив содержимым весь свой путь.
- Изумительно! – раздался негромкий ехидный голос. – Это был мой ужин. Что ты, собственно, здесь забыл? И давай-ка без необдуманных движений. Ты меня не видишь, зато я тебя – как на ладони, мистер гном.
Торин развернулся в сторону голоса, внимательно оглядывая темные плотные заросли, но никого не увидел.
- Кто ты? Выходи, - ответил он, бросая жердину на землю и поудобнее перехватывая секиру. Ответом было насмешливое фырканье.
- Сколько вас здесь? – поинтересовался голос.
- Только я, - пожал плечами Торин. Рука гнома скользнула за спину, и тут же у его ног вонзилась стрела:
- Это предупреждение. Не надо тянуться за ножом. И брось секиру, иначе следующая стрела будет у тебя во лбу, - в голосе появился лед.
- Эльф! - с презрением пробормотал Торин, глядя на стрелу.
- Ой, нет-нет, не стреляйте! – при звуках этого голоса Торин нахмурился и пробормотал сквозь зубы какое-то проклятие. Бильбо вылез из своего укрытия, но не решился подойти к Королю-Под-Горой.  – Он не за ножом… Это он нам… мне показывал, чтобы я не высовывался, - хоббит вертел головой во все стороны, пытаясь понять, где же его собеседник.
- Значит, все-таки нам, - голос сместился немного в сторону. – Кто ты, малыш?
- Малыш? – от возмущения Бильбо забыл про страх и, приосанившись, шагнул вперед: - Я – хоббит! И, смею вас заверить, что по нашим меркам я не такой уж и маленький. Даже совсем не маленький, я бы сказал! Все же в роду у меня были Туки и мой пра-прадедушка, Бычий Рев, даже ездил…
- Все это здорово, - перебил его голос. – Хотя хоббиты, так, кажется, ты сказал, мне не встречались. Как тебя зовут?
- Замолчи! – прошипел Торин, но Бильбо поклонился и с достоинством ответил:
- Бильбо Бэггинс, к вашим услугам. Не знаю, как вас зовут, но…
- Пусть ваши спутники остаются на своих местах! - резко ответил голос. – Иначе мне придется стрелять на поражение.
- Стоять! – рявкнул Торин. – Я же запретил высовываться!
Гномы и Гэндальф замерли, отделенные от поляны зарослями. Только Кили, державший лук наготове, медленно продвигался к поляне.
- Мы хотели всего лишь погреться и обсохнуть, - виновато пояснил хоббит и посмотрел на Короля. – Тебя долго не было. Вот Гэндальф и велел…
- Гэндальф? – выдохнул Торин. – Надо было догадаться…
- Гэндальф? – переспросил голос. – С вами идет Митрандир?
- Да, - обрадовано кивнул Бильбо. – Мы идем…
- По своим делам, - оборвал его Торин. – И они никого не касаются.
- Ну еще бы. Ладно.  Если среди вас Митрандир, то вы не бандиты. Скорее уж чокнутые… Хорошо. Пусть все идут на поляну. Но Гэндальф – первый.
Повинуясь знаку мага, Кили опустил лук. Прочие гномы с облегчением вздохнули.
- Мы знакомы? - маг вышел из-за дерева, выжимая воду из шляпы.
- Едва ли, - усмехнулся голос. – Точнее, вы меня не знаете.
- Вот она, польза славы… Ну что ж, таинственный незнакомец, раз уж вы так любезны, то не покажетесь ли и не позволите ли нам погреться у вашего костра?
- Ты в своем уме? – тихо спросил Торин.
Ответить маг не успел. За их спинами с ветки дерева кто-то мягко спрыгнул. Гэндальф и король обернулись.
-  Балрога мне в штаны! Эльфийка, - охнул Бофур, а Фили присвистнул. Затем на поляне воцарилась мертвая тишина. Пятнадцать пар глаз уставились на стройную темноволосую девушку в неприметном темно-зеленом плаще. В свою очередь незнакомка разглядывала стоявшую перед ней компанию.
Фили и Кили обменялись мгновенными взглядами, перевести которые можно было как: «Ничего себе, а?»
- Ну, если по лесам начнут шляться вооруженные эльфийки, то мне в Средиземье делать нечего, - язвительно пробормотал Двалин, угрюмо глядя на девушку из-под густых бровей. В серых глазах последней мелькнул смешливый огонек:
- Не переживай, почтеннейший. И на твою долю останется пара завалящих варгов. Обещаю.
Двалин хотел было что-то сказать, но неожиданно для себя рассмеялся густым басом. Следом засмеялись и остальные. Все, кроме Торина.
- Ну, и что вы смотрите на меня так, будто это я размазала ваш ужин по поляне? – поинтересовалась девушка, глядя на него сверху вниз. Рослый для гнома, Торин был на голову ее ниже. – Ладно, не сердитесь.  Прошу вас разделить со мной ночлег и ужин. Кристэль Эллетиль. К вашим услугам.
Повисла короткая пауза, после которой, словно одолжение, последовал ответ:
- Торин… к вашим.
- Двалин, - буркнул разукрашенный татуировками гном. – К вашим услугам.
- А также Кили!
- И Фили! – два молодых гнома так резво поклонились, что стукнулись лбами. Над поляной снова загремел хохот. Пострадавшие смеялись веселее всех и, судя по их хитрым глазам, проделали все нарочно.
- Бифур!
- Бофур!
- Бомбур, Оин, Глоин…, – раздалось со всех сторон.
- Очень приятно, - вежливо отвечала Кристэль, наблюдая, как Фили и Кили быстро расседлывают пони, а все прочие разбирают промокшие насквозь мешки, пытаясь понять, что можно просушить, а что придется выкидывать. Только темноволосому Торину, казалось, не было дела до их забот. Он молча сел на бревно у костра, полез было за трубкой, но, повертев ее в руках, снова спрятал в карман.
Ни дать, ни взять некоронованный король, - подумала эльфийка. – Он не из простых гномов. Видно и по одежде, и по манерам. Что они все здесь делают?
Мокрый, длинноволосый мрачный гном кое-кого напомнил ей. Впрочем, сейчас ее волновало другое. Например, как получилось, что перестала работать маскирующая завеса, созданная древними. Но едва ли эта компания смогла бы ей ответить на подобный вопрос. Главное, что между ними установились вполне дружеские непринужденные отношения. Хороший подарок для незнакомцев, вынужденных ночевать у одного костра.

Кто-то осторожно потянул девушку за рукав.
- Э-э-э-э, простите…
Рядом стоял забавный маленький человечек с мохнатыми ногами… или, все же лапами? Как же его… а, хоббит. Бильбо Бэггинс.
- Да? – эльфийка, которой Бильбо был по грудь, присела, чтобы удобнее было разговаривать.
- А почему здесь не идет дождь? Вокруг ведь льет.
- Поднимите голову наверх, мастер Бильбо, - отозвалась девушка. – Сейчас темно, но, думаю, вы сможете разглядеть.
- Ничего себе! Что же это за деревья, которые образовали здесь такую крышу? Я таких и не видел никогда, – изумился хоббит, разглядывая плотный купол из широких листьев.
- Дождевик обыкновенный, или галадрос. Эти деревья растут там, где много воды и часто идут дожди. В сезон дождей их листья смыкаются, подобно тому, как накладываются друг на друга звенья кольчуги, и не пропускают воду. Иначе в тех краях жить было бы невозможно. Здесь в Средиземье таких деревьев немного. Их посадили Древние Странники.
- Откуда ты знаешь?
- Мне рассказывал отец, - ответила девушка.
- Он из Странников Запада? – обернулся Гэндальф, внимательно слушавший разговор.
- Я похожа на человека? – выгнула бровь Кристэль и поднялась. – Если мне не изменяет память, среди дунаданов не было эльфов.
Гэндальф проводил ее взглядом. Девушка - эльфийка, вне сомнения. Но что-то в ней есть странное, неправильное. Маг вздохнул: еще одна загадка на его седую голову. Загадка, ответ на которую может принести немало сюрпризов. Знать бы еще, каких...

- Эх, костерок маловат! - вздохнул Дори. – Не успеют до утра вещи просохнуть. Да и тепла не так уж и много.
- И с припасами беда, все размокло, - уныло протянул Бомбур.
- Зато сейчас горяченького попьем, - бодро отозвался Бофур, не пожелавший расстаться со своей нелепой шапкой. По распоряжению Торина гномы добрались до разлившегося мутного ручья, бегущего ниже по склону, и теперь прилаживали котелки над огнем. – У меня есть немного согревающего – прихватил из дома нашего друга Бильбо. Давай свои травы, Дори. Не скупись. Сделаем такой напиток, что мрачное настроение как рукой снимет, - он поднял голову и подмигнул Кристэль. Девушка улыбнулась в ответ. Кажется, этому гному не знакомо слово «уныние» - эльфийка с первой минуты знакомства заметила в живых, ярких глазах Бофура искорки смеха.
- С этой стороны холма полно сухих бревен, - подсказала Кристэль.
Оин, Глоин и Двалин молча отправились в указанном направлении, и вскоре раздались сулящие скорое тепло удары стали по сухому дереву.
Толстяк Бофур сокрушенно вздыхал над раскисшей крупой, словно это могло ее высушить. Кили, насвистывая что-то веселое,  вынимал из мешка чашки и через плечо перебрасывал их Фили одну за другой. Светловолосый гном с легкостью ловил посуду, даже не глядя в сторону приятеля. Кристэль с неподдельным интересом наблюдала за ними. Заметив ее взгляд, Фили послал ей воздушный поцелуй и перехватил чашку аккурат возле своего лба. Кристэль тихонько похлопала в ладоши и проговорила:
- Кажется, вы что-то упоминали об услугах.
- Все, что угодно прекрасной даме! – Кили тут же подошел к другу, улыбаясь до ушей. Парни обменялись мгновенными взглядами, и Фили еле приметно подмигнул Кили.
- Любое, самое невообразимое желание!
- Мы сохраним его в тайне! И всего за один поцелуй.
- И исключительно ради ваших красивых глаз! -  неразлучные друзья снова посмотрели друг на друга, едва сдерживаясь, чтобы не прыснуть со смеху. Краем глаза Кристэль увидела, что Гэндальф прячет улыбку в бороде, а Торин, напротив, хмурится – ему явно не по душе было шаловливое настроение младших гномов.
Похоже, парни привыкли смущать очаровательных селянок. Ну, погодите… – девушка слегка наклонилась к молодым гномам и проворковала многообещающим бархатным голосом:
- Тогда пойдемте со мной, мои дорогие. Обещаю: то, что вы увидите и получите, вам понравится куда больше поцелуев…
Кристэль пришлось приложить все усилия, чтобы не расхохотаться при виде того, как оба шутника уставились на нее ошалевшими глазами. Торин выпрямился, но, похоже, получил от Гэндальфа тычок в бок, потому что с возмущенным недоумением посмотрел на мага. Последний только дернул бровями, мол, сиди и молчи.
- Да, но… - начал было Фили. Кили растеряно отбросил с лица прядь темных волос.
- Неужели такие доблестные воины боятся остаться со мной наедине? – продолжала Кристэль, отстегивая пояс с ножнами и укладывая его поверх плаща. – Теперь нам ничто не помешает…
- А... – молодые гномы залились краской. Девушка, не обращая внимания на то, что все прочие гномы, бросив свои дела, с недоумением и неподдельным интересом смотрят на них, положила Фили и Кили ладони на плечи и мягко подтолкнула обоих в сторону холма. Гномы начали переглядываться между собой и вопросительно поглядывать на Торина и Гэндальфа. Первый делал вид, что ничего не видит и не слышит, второй вот уже несколько минут пытался разжечь табак в трубке, но, видимо от кашля его  руки предательски дрожали, и табак никак не хотел разгораться. Лицо волшебника было скрыто широкими полями шляпы.
Фили и Кили снова обменялись взглядами. Ситуация была более чем нелепой. Ну не бежать же им прочь от этой странной девицы? И самое непонятное, почему молчит Торин?
Тем временем Кристэль отпустила гномов, подошла к холму и обернулась через плечо:
- Ничего не бойтесь, -  девушка улыбнулась. Оба приятеля нервно сглотнули, чувствуя, как земля уходит из-под ног.
Эльфийка провела ласкающим движением по траве, пропела несколько слов на непонятном языке, что-то шепнула и часть холма беззвучно отъехала в сторону.
А я был прав насчет холма, - подумал Торин.
Кристэль взяла Фили и Кили за руки и, лукаво поглядывая на обоих, потянула их за собой внутрь. Троица скрылась в глубине холма.
- Ох! - вскоре долетело из пещеры.
- Я же говорила, что вам понравится, - голос эльфийки слегка вздрагивал. – А теперь, мои очаровательные кавалеры, берите эти мешки и тащите наружу…
При этих словах Гэндальф уткнулся в руки и буквально зарыдал от смеха. Оставшиеся на поляне переглянулись между собой, еще толком не осознав, что происходит, но когда из пещеры показались оба брата, взъерошенные, ошалевшие и нагруженные мешками с крупой и какой-то снедью, над поляной грянул такой взрыв хохота, что пони занервничали и тревожно заржали.
- А вот и наши герои! - выдавил из себя Бофур.
И смех загремел еще громче. Фили и Кили, не глядя друг на друга, бросили мешки у костра, с укором посмотрели на смеющуюся Кристэль, на развеселившегося Торина, на друзей, уже стонущих от смеха, потом все же покосились друг на друга и, не сдержавшись, засмеялись.
– Нет, вы видели лица этих любителей поцелуев?! – басовито захохотал Глоин.
- А не будут впредь бросаться обещаниями и смущать девушек! – Балин утер глаза белоснежной бородой. – Ох, клянусь Дурином, был бы помоложе, приударил бы за тобой, девочка! И не посмотрел бы, что ты выше меня на две головы.
- Мне казалось, что в мужчине рост далеко не самое главное, почтеннейший, - хмыкнула эльфийка. – Впрочем, если нет другого повода для гордости…
- Я, признаться, думал, что у эльфов с чувством юмора плохо! – признался Оин. –  Вечно сидят с кислыми лицами! Такое исключение я бы даже принял в компанию, а, Торин?
Темноволосый гном мгновенно посуровел, но Кристэль опередила его:
- Премного благодарна, уважаемый. Но у вас своя дорога, а у меня своя. Через пару дней каждый пойдет своим путем.
- Почему через пару? – смех как ветром сдуло.
- Вы никогда не были в этих краях? В это время года здесь несколько дней льет с безудержной силой. Из берегов вышли реки, озера, ручьи, болота. Немного погодя дорога пойдет в низину, и, поверьте, она будет хороша только для птиц.
- Почему? – удивился Бильбо.
- Потому, что они летают, - флегматично ответила девушка, перебирая крупу и засыпая ее в котел. – Собственно, Странники и создавали в этих краях подобные убежища на случай половодья. Вода еще ни разу не поднималась до вершины. Еды и дров тут достаточно –  есть те, кто приглядывают за Убежищами. Но принято пополнять запас дров и, если есть возможность, оставлять что-то из еды.
- И надолго мы здесь застряли? – поинтересовался Торин, бросая убийственный взгляд на Гэндальфа.
- Я же говорю, не больше чем на пару дней. Вода уходит очень быстро.
- Не надо сверкать на меня глазами, Торин! Я хорошо знаю эти места, но Кристэль права: в это время года я ни разу тут не оказывался. А Радагаст ни словом не упоминал о таких капризах природы.
- Но мы теряем время, - тихо проговорил гном.
- У нас нет выбора, дорогой Торин.
Некоторое время гном молчал, потом нехотя кивнул:
- Хорошо. Возможно, мы заслужили передышку.
Все вздохнули с непередаваемым облегчением.

Элина Лисовская