Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава третья ==========

        Кристэль шла вниз по холму в противоположную от разлившегося ручья сторону. Постепенно под ногами начало хлюпать. Значит, еще немного - и можно будет плыть. Эльфийка прислонилась к дереву, глядя на дождь. После разговора с молодыми гномами она чувствовала себя потерянной. Значит, Азог уже давно мертв... И что теперь? Вернуться домой? Да, придется так поступить. Она не спрашивала у братьев о цели их путешествия, но в голове занозой засела мысль об утраченном королевстве. А что если они направляются туда? Хотя… не собираются же тринадцать гномов, хоббит и маг штурмовать каменную твердыню, в которой сидит дракон! В свое время ни воины Дейла, ни воины Эребора, между прочим, отлично вооруженные, ничего не смогли сделать со Смаугом Ужасным. А с годами драконы, как известно, становятся только сильнее.
Девушка тряхнула головой. Нет, компания, конечно, чудная, но на безумцев они не похожи. А если все же ее подозрения верны?
Кристэль фыркнула и, прикрывая лицо ладонью, подняла голову к небу. В черно-серой пелене не было ни единого просвета, но тучи мчались гораздо быстрее. Поднявшийся ветер донес слабый, кисло-сладкий запах с еле уловимой горчинкой. Нуитросс раскрылся. Значит, скоро дождь утихнет, а утром можно будет покинуть Убежище и отправиться в путь. Дороги будут мокрыми, грязными, вязкими, но пригодными для того, чтобы идти.
Над лесом раздалось тяжелое хлопанье крыльев и громкое кряканье. Утки летели совсем низко. Кристэль натянула тетиву. Два выстрела - и пара упитанных тушек шлепнулась в воду. Прочие птицы с отчаянными криками метнулись прочь.
Простите, но перед дорогой нужно поесть чего-то более сытного, чем каша.
Девушка направилась туда, куда упали подстреленные утки. К счастью, вода там еще не поднялась высоко, и можно было рассчитывать, что высоты сапог хватит, чтобы достать дичь, не замочив ног. Идти было неудобно – скользко, под уклон, к тому же трава цеплялась, обвивала сапоги. Тем не менее, эльфийка благополучно добралась до уток, вытащила их из воды и зашагала к берегу.
Огромная черная птица камнем упала с неба, с хриплым клекотом вцепилась в капюшон. Кристэль вскрикнула от неожиданности, махнула рукой, в которой были зажаты утки. Их тушки с размаху врезались в птицу. Та отлетела в сторону, кувыркаясь и теряя перья, но сумела выправиться и снова бросилась на девушку. Как назло, лук зацепился за пряжку ремня, а сверху налетела вторая птица. Кристэль выхватила кинжал и, защищаясь утками от когтей и клювов, приняла бой. Черные и пестрые перья кружились и падали в воду, капли крови смывал усилившийся ливень. Острые когти уже несколько раз впивались в руку, пробивая кожаные наручни. Эльфийка улучила момент, когда одна из птиц снова бросилась на нее, и, изловчившись, крутанула уток так, что они попали прямо в лапы нападавшей твари. Птица инстинктивно сжала когти, Кристэль дернула уток к себе. На долю секунды ее оглушило хлопанье крыльев. Девушка успела заметить багровый огонек в глазах птицы, увернулась от острого клюва, метившего в лицо, а в следующий миг ударила кинжалом. Птица издала булькающий звук и обмякла. Кристэль выдернула кинжал, и в этот миг ее нога поскользнулась на глинистом склоне. Вторая птица толкнула в плечо, и эльфийка, потеряв равновесие, упала.
Ну вот, поели уток…
Она еще успела увидеть, как вторая птица вдруг нелепо метнулась в сторону, а в следующий миг эльфийка ударилась обо что-то головой  и потеряла сознание.

Кристэль пришла в себя от того, что кто-то тряс ее за плечи. Эльфийка с трудом открыла глаза, пару мгновений недоуменно смотрела на перепуганного, мокрого человечка, склонившегося над ней, а в следующий миг внутренности скрутило судорогой, девушку согнуло пополам и вырвало водой и какой-то тиной. Прокашлявшись и отдышавшись, эльфийка повернулась к хоббиту.
- Извини, - пробормотала она. – И спасибо тебе!
Несмотря на то, что голова ужасно болела, на ясности мыслей это не сказалось. Кристэль прекрасно понимала, что если бы не невесть откуда взявшийся хоббит, она просто захлебнулась бы в этой проклятой луже. Не самая героическая смерть.
- Ничего-ничего, - пробормотал Бильбо. – Не переживай. Как ты?
Кристэль приподнялась на локтях, поморщилась:
- Жить буду.
С трудом, при помощи Бильбо, девушка перебралась повыше – у хоббита едва хватило сил, чтобы оттащить ее туда, где не было возможности захлебнуться.
- Откуда ты тут взялся?
Бильбо смутился.
- Ну, понимаешь, я видел, как ты уходила в лес. Мне не хотелось оставаться в лагере. Зачем путаться под ногами?
- Торин или Гэндальф велели следить за мной? – прямо спросила эльфийка, ощупывая шишку на затылке и морщась от неприятных ощущений.
- Никто мне ничего не велел! – от возмущения Бильбо вскочил на ноги.
- Ну, не сердись. Почему же ты не сказал мне, что хочешь пойти со мной?
- Я не хотел мешать и тебе, - признался хоббит. – Не очень приятно слышать от всех, что ты – обуза. Даже если это правда.
Кристэль посмотрела на печального человечка, стоявшего под проливным дождем с непокрытой головой, и тепло улыбнулась:
- Если бы не ты, я бы умерла самой нелепой смертью. Я у тебя в долгу, Бильбо Бэггинс. Ты не побоялся этой твари. А ведь она размером почти с тебя.
- Тебе нужна была помощь. Точнее, сперва я думал, что не нужна. И боялся попасть в тебя.
- Чем?
- Камнем. Их там целая куча. И когда ты упала, я…
- Ты молодец. Тебе просто надо поверить в себя и в свои силы.
Хоббит открыл рот, собираясь что-то сказать, но только пробормотал:
- У тебя кровь идет. И ты вся грязная. Впрочем, я тоже.
- Это не важно. Ливень все смоет. Надо вытащить уток, если от них что-то осталось. И эту тварь, - Кристэль попыталась встать, опираясь на лук, подняла голову и выдохнула:
- А они-то тут откуда?!
Бильбо проследил за ее взглядом. По склону, то и дело поскальзываясь и рискуя слететь кубарем вниз, с оружием наготове бежали Фили и Кили.

 Уже была вымыта посуда, нарублены дрова, а ни эльфийка, ни хоббит не возвращались. Бофур то и дело гонял Бомбура от мисок с кашей, оставленных для Бильбо и Кристэль.
- Да я только проверить, не попал ли мусор! - оправдывался Бомбур.
Кончилось тем, что Торин велел толстяку перегнать пони на другой край полянки, где была довольно высокая трава, и заодно расчесать им гривы и хвосты.
- Что-то долго нет этих двоих, - пробормотал Гэндальф. – Не случилось ли чего?
- Что может случиться, если вокруг вода, и нет возможности пройти? – пожал плечами Торин.
- Пройти-то нельзя, - задумчиво проговорил маг, прислушиваясь к возмущенному кряканью, доносившемуся с неба. Кили среагировал мгновенно, и, к радости своих спутников, подстрелил несколько птиц.
- Обед будет – пальчики оближете! – торжественно пообещал Бофур и шлепнул поварешкой Бомбура, полезшего к каше.
- Да чего ты? – обиженно взвыл толстяк. – Все равно пока эти двое вернутся, суп уже сварится!
- Кстати, о тех двоих, - Фили поднялся с места, прихватив оружие. – Может, мы  все же пройдемся немного с Кили, поищем их?
Торин возражать не стал, и братья, накинув плащи, вышли под дождь.
- Я бы пошел туда, - Кили махнул рукой в противоположную от ручья сторону.
- Почему? – удивился Фили.
- Утки. Понимаешь, они галдели так, словно были напуганы. Возможно, Кристэль угостила их стрелами.
- Соображаешь! – Фили хлопнул брата по плечу, и оба двинулись в выбранную сторону.
Некоторое время они шли спокойно, не особо спеша – эта сторона холма была глинистой, и приходилось тщательно выбирать, куда поставить ногу. Братья даже начали забирать в сторону, чтобы выйти на более удобный участок, как вдруг откуда-то снизу, из-за густых деревьев вылетела огромная черная птица. Кили вскинул лук и выстрелил, но птица метнулась в сторону и с мерзким клекотом скрылась из виду. Братья переглянулись и бросились вниз. Фили на ходу вытащил клинки.
Мокрые ветки норовили хлестнуть по рукам и одежде, капюшоны свалились, дождь заливал глаза, но молодые гномы не обращали на это внимания, только прикрывали лица от веток. Вырвавшись из зарослей, они увидели внизу Кристэль, стоявшую на одном колене, и мокрого, грязного Бильбо, поддерживавшего эльфийку. Братья едва не влетели с разгону в воду, кое-как ухитрившись затормозить в последний момент.
- Бильбо, ты цел? – Кили тревожно заглянул хоббиту в лицо.
- Я – да. А она – нет, - хоббит кивнул в сторону девушки.
Фили подхватил Кристэль, помог ей встать. Эльфийка выпрямилась, но у нее закружилась голова, и девушка вцепилась в плечи Фили и подскочившего с другой стороны Кили.
- Все в порядке, - пробормотала она. – Здорово же меня о камень головой приложило... Пройдет.
- Ты ранена, - Кили с беспокойством посмотрел на нее.
- Не смертельно.
- Да что здесь произошло?
- Битва на утках, - устало пошутила Кристэль. – Они там, в воде. Надо вытащить, хотя не думаю, что… - она сделала несколько шагов и оперлась о дерево.
- Держи ее крепче, - велел Фили и полез в воду, туда, где дождь разбивал темное пятно крови.
- Ох, тролли Арды! – выдохнул молодой гном, вытаскивая птицу, похожую на ту, что ускользнула от них с Кили. – Это что еще за тварь?
- Не помню, - отозвалась Кристэль. Ей стало получше, но Кили категорически отказался отпускать ее.
- Даже не думай. Фили, может, донесем ее?
- Да не вопрос! – отозвался гном, направляясь к ним.
- Не надо! – у Кристэль, представившей эту картину, даже головокружение прошло. – Ребята, все хорошо. Идемте. Может, Гэндальф знает, что это за птица...

Всю оставшуюся дорогу братья бережно поддерживали Кристэль, а Бильбо навьючил на себя трофеи и пошел вперед.
Их появление в лагере вызвало форменный переполох.
- Что это? – Торин поддел носком сапога труп птицы. Даже сейчас она производила жуткое впечатление.
- Это охотничьи вороны Дол Гулдура, - тихо, но жестко произнес маг.
- Что? Но крепость заброшена уже многие сотни лет, и этих тварей всех перебили!
- Видимо, дела обстоят не совсем так, - Гэндальф посмотрел на хищно раскрытый клюв и мощные острые когти. Торину показалось, что маг еще больше постарел, и что в глазах волшебника появилась тревога.
- Кристэль убила одну. А вторая улетела, - подал голос Бильбо.
-  Это были разведчики, - выдохнул маг. – Надо быстрее уходить.
- Это невозможно, - ответил Фили. – Внизу полно воды, и Кристэль ранена.
- Дождь скоро прекратится, а раны пустяковые, - проговорила эльфийка.
- Я вижу, - отозвался Гэндальф. Девушку усадили возле костра, и маг стал расспрашивать ее о том, что произошло. Между делом, волшебник вытащил из мешка какую-то склянку и кусок чистой ткани.
Рассказывать о том, чем не было повода гордиться, Кристэль совершенно не хотелось, но это было необходимо. Вздохнув, девушка начала повесть о «Великой Битве Утиными Тушками и Счастливом Спасении из Бездонной Лужи»
Гномы сперва молчали, переглядываясь, потом захмыкали, потом начали посмеиваться. Даже Бильбо рассмеялся. Торин, сидевший рядом с Гэндальфом, усмехался, но глаза его оставались холодными и серьезными.
- На самом деле, я в долгу перед Бильбо, - уже без тени иронии проговорила девушка. – Мне хвастаться нечем. Если бы не он, все закончилось бы печально.
- Да уж. Хвастаться, в самом деле, нечем. Обычные будни изнеженной эльфийки. - Торин встряхнул измочаленный плащ, повертел в руках пробитые насквозь толстые кожаные наручни и бросил их на землю. Смех оборвался. Двалин поднял один наручень,  посмотрел на свет и неопределенно хмыкнул. Гномы поглядели на жалкие ошметки утиных тушек, зажатых черными лапами, затем посмотрели друг на друга, и на девушку.
Кристэль не видела этого обмена взглядами. Эльфийка неотрывно смотрела в костер, лицо ее пылало от стыда. Торин поднялся, окинул  взглядом израненную руку девушки, над которой колдовал маг, задержал взгляд на наливающихся кровью ссадинах на ее лице, на лохмотьях куртки, покосился на племянников и негромко фыркнул.
Кристэль при этом почувствовала себя котенком, которого походя ткнули носом в чью-то лужицу. Так, на всякий случай. Девушка прикусила губу.
- Ничего, скоро все пройдет, - успокоил ее Гэндальф, по-своему истолковав этот жест. А потом посмотрел на гномов: - Дождь стихает. На вашем месте я бы озаботился пополнением запаса дров. Едва вода спадет, трогаемся в путь.
Гномы, поворчав для порядка, отправились рубить бревна, поручив Бильбо следить за супом. Кристэль, морщась не столько от боли в руке и голове, сколько от неимоверно едкой мази, взялась зашивать куртку.
- Торин, дай-ка мне свой нож, - попросил Гэндальф и, примерившись, отрубил птице клюв и лапы, очистил их от ошметков мяса и перьев и сунул в мешок. Поймав изумленный взгляд Короля-Под-Горой, старый маг пояснил:
- Пригодится. У меня плохие предчувствия.
Разумеется, он оказался прав.

После обеда дождь прекратился, а ближе к ночи вода начала убывать.
- Если так и дальше пойдет, с рассветом продолжим путь, - заметил Торин. Все оживились. Вынужденное бездействие угнетало, особенно когда гномы вспоминали о цели своего похода и о том, сколько еще им предстояло пройти.
После ужина Кристэль скрылась в холме, чтобы проверить, что осталось от запасов. Потом позвала Бофура, и гном вышел оттуда, нагруженный мешочками и свертками. Девушка закрыла дверь в тайник и принялась собирать дорожный мешок. Мазь Гэндальфа помогла - голова не болела, царапины начали затягиваться. Впрочем, из ворота куртки теперь выглядывали кольчужные чешуйки.
- Куда ты пойдешь? – Кили присел рядом с девушкой.
- Еще не знаю. Мир большой, - отозвалась эльфийка, подарив ему улыбку.
- Ты похожа на ветер, - неожиданно подал голос Бофур. – Ветер, который легко прилетает и так же легко улетает.
Эльфийка на миг замерла, потом подняла голову, посмотрела на братьев и Бильбо, сидящих рядом и не спускающих с нее глаз, встретилась взглядом с яркими, веселыми глазами Бофура и затылком ощутила тяжелый взгляд Торина, которому эта идиллическая сцена, мягко говоря, не нравилась.
- Спасибо за твои слова, добрый гном, - Кристэль затянула шнурок. – Дорог много, и никогда не знаешь, с кем и на сколько они тебя сведут. Кто-то станет попутчиком на неизвестный срок, кто-то - врагом, а кто-то встретится на краткий миг и уйдет навсегда. Я научилась не привязываться к попутчикам и не придавать большого значения встречам в дороге.
- Отличное качество, - вполголоса прокомментировал Торин, и Кристэль не поняла, чего в его голосе больше: насмешки или одобрения.
Их разговор прервало дикое ржание пони. Животные мотали головами, брыкались, пытаясь оборвать поводья.
Гномы, маг, хоббит и эльфийка мгновенно вскочили на ноги и обнажили клинки. Фили, Кили, Глоин и Двалин бросились к пони и отвели перепуганных лошадок за спины гномов.  Бифур с невнятным ворчанием подтолкнул Бильбо туда же. Хоббит покосился на свой меч:
- Он не светится, Гэндальф. Значит, это не орки и не гоблины. Но кто?
- Скоро узнаем, - сквозь зубы ответил Торин. Шестнадцать пар глаз напряженно вглядывались в темноту за пределами освещенного круга. Откуда-то сверху раздался знакомый хриплый клекот, почти на грани слышимости, и Бильбо вздрогнул. Ладони стали предательски влажными.
Внезапно пламя костра стало тусклее. Ужас ледяными мурашками посыпался по спинам, сердца зашлись в дикой пляске.
- Что происходит, Гэндальф? – крикнул Двалин. И в этот момент тьма ожила, уставилась на гномов множеством тусклых белесых глаз.  Клочья тумана сплетались, превращаясь в полупрозрачные фигуры. Бильбо послышалось, что где-то вдалеке ветер поет песню, шелестя мертвыми камышами бескрайних болот:
Все ни живы, ни мертвы,
Стойте в царстве темноты.
Вечный холод, черный лед
Навсегда сердца скует.
Ни надежды, ни мечты,
Лишь бескрайность пустоты…
Оцепенение навалилось разом на всех, заставило опустить руки. Даже Гэндальф вслушивался в немудреные тихие слова со смесью удивления и ужаса на лице. Пони замолчали и словно окоченели. Костер почти погас, и на поляну со всех сторон потянулись длинные тени. Одна, подобравшаяся ближе всех,  протянула тощую руку к лицу эльфийки. Движение призрачных пальцев было плавным, одновременно нежным и омерзительным. Они почти коснулись глаз девушки, как вдруг раздалось яростное рычание, и Торин с трудом, словно разрывая невидимые скрутившие его цепи, ударил мечом по призрачной фигуре. Ответом было дикое шипение, будто водой плеснули на раскаленные камни. Тень распалась. К Торину рванулось несколько бледных рук, но в этот миг тусклый свет прорезал серебристый блеск стали – Кристэль вступила в бой. Шипение сменилось воем, туманные обрубки упали на землю, вспыхнули синеватым пламенем. Почти тут же темноту разорвал ослепительный свет из посоха мага.  Призрачные фигуры корчились и таяли. Отряд словно очнулся от сна. Раздались ругательства и проклятья, тревожно заржали, забили копытами пони.
- Костер! – закричал Гэндальф. – Разводите костер!
Оин и Дори бросились раздувать угли. Заклинание угасало на глазах, и вокруг снова стали собираться бледные тени. Казалось, вся поляна заполнилась ими. Гномы отмахивались топорами и секирами, но толку от этого было мало – фигуры отшатывались в сторону и снова возвращались. Ощутимый урон наносили лишь мечи мага, Торина и эльфийки. Да еще огонь. Бильбо растеряно крутил головой, пытаясь понять, что за напасть свалилась на них.
- Убирайтесь прочь! – маг направил посох в сторону подступающих теней.
- Больше… Нас больше…  - все вокруг заполнилось шелестом. – Все умрете… Отдайте ее нам… и уходите…
Не сразу гномы поняли, что речь идет об эльфийке.
- Поцелуйте дракона под хвост! – сквозь зубы отозвался Кили, выпуская стрелу в белесый туман. Стрела тускло вспыхнула и исчезла, не причинив вреда. Фили молча встал рядом с девушкой. Кристэль бросила на молодых гномов благодарный взгляд.
- Гэндальф, огонь не разгорается! - отчаянно крикнул Оин. Маг, недолго думая, ткнул посохом в сторону дров:
- Наур анн адриат амин!
Дрова вспыхнули, словно клочки бумаги.
- Запаса надолго не хватит!
Место, где лежала большая куча дров, от костра закрывал холм, и там царила тьма.
- Берите горящие поленья! – крикнул Торин. Гномы, мигом сообразив, что к чему, вытаскивали поленья из костра и с этими импровизированными факелами вставали в ряд. Бильбо, Ори, Нори, Дори и Глоин за их спинами торопливо переносили дрова ближе к костру. Впопыхах Бильбо уронил пару поленьев себе на ноги,  Глоин попал Двалину по спине, а Ори, набравший слишком много дров, врезался в Бомбура.
Время от времени воздух рассекал один или несколько клинков, либо огненный росчерк посоха, и уцелевшие призраки отшатывались прочь. Внезапно прокатившийся порыв ледяного ветра едва не задул костер и загасил поленья в руках  гномов. Бильбо и Глоин оказались в кромешной темноте с полными руками дров. Белесый туман устремился к ним, но в самый последний миг перед гномом и хоббитом оказалась эльфийка. Яркий росчерк серебряного света – и на земле опять заплясали синеватые язычки пламени, пожирающие отрубленную призрачную плоть. Девушка вращала сияющий клинок так быстро, что, казалось, ее и Глоина с Бильбо окружила серебристая полусфера, не позволявшая нежити пробиться через нее. Туман обхватил их в плотное полукольцо, отрезав от остальных. Там, на поляне, судя по заплясавшим бликам, похоже, сумели разжечь большой костер. Но здесь призрачные фигуры сомкнулись плотнее, стали вытягиваться, словно стремились закрыть собой небо. Кристэль  понимала, что долго не выдержит, а магу нужно время, чтобы восстановить силы. Да, нежити не нравился клинок Бильбо, но хоббит, не державший раньше в руках никакого оружия, ничем не мог помочь девушке. Глоин забористо ругался на кхуздуле – он, воин, вынужден прятаться за спиной девчонки-эльфийки! Неслыханный позор для гнома!
Туман на мгновение опал и поднялся огромной фигурой с многочисленными отростками на уродливой голове. По лезвию призрачного топора клубился черный дым. Руки Кристэль задрожали, сердце зашлось от ужаса, в висках замолотили барабаны, по подбородку потекло что-то теплое, а рот наполнился солоноватым вкусом – запоздало девушка сообразила, что инстинктивно прикусила губу. Но боль немного приглушила страх. В пустых глазницах туманного воина вспыхнул жадный багровый огонь. За доли секунды Кристэль поняла: это конец. Если она сосредоточится на воине, призраки доберутся до Бильбо и Глоина. Если увернется, то опять же погибнут Глоин и Бильбо. А если не увернется, то такого удара ей не пережить.
Топор взлетел вверх. Сердце судорожно стукнуло где-то в горле, в животе стало холодно, но девушка только крепче уперлась в землю и сжала рукоять меча. Бильбо с отчаянным воплем ударил кинжалом по призрачным рукам, тянувшимся к нему.  
 Раздался громкий клич на языке гномов, тени метнулись прочь от горящих поленьев, а в следующий миг  подоспевший Торин оттолкнул эльфийку в сторону. Вверх взметнулись перекрещенные секира и меч, принимая на себя удар призрачного топора. Звон пошел по всей поляне. По лезвию меча пробежали синеватые сполохи. Одному Ауле известно, чего это стоило Торину, но его руки не дрогнули. Кристэль не стала ждать, чем закончится противостояние Торина и призрака. Ее меч выписал серебристую дугу и пронзил туманное тело. От истошного воя заложило уши. Ослепительное синее пламя метнулось по призраку, перекинулось на ближайшие фигуры. В воздухе тошнотворно запахло смертью. Призраки опадали и рассыпались мелкой черной пылью. Глоин, ухватив Бильбо, бросился к очерченному кострами полукругу.
Кристэль вытерла кровь с лица. Торин оттолкнул ногой горящие поленья. Даже в их скудном свете было видно, какой яростью сверкают глаза гнома. Он встретился взглядом с холодными глазами девушки, и Торину показалось, что из них льется такой же серебристый свет как от ее клинка.
- Спасибо, - выдохнула Кристэль. Несколько мгновений тяжело дышащие король гномов и эльфийка смотрели друг на друга, а потом каждый со своим кличем бросился расчищать поляну.

Впрочем, там и без них веселье было в самом разгаре. Пришедшие в себя после первого и вполне понятного замешательства гномы выхватывали горящие куски дерева и швыряли в особо непонятливых призраков. Умертвия вспыхивали и с воем  распадались. В самом лучшем положении оказался Кили. Пока молодой гном целился, Гэндальф успевал прочитать заклинание и простая стрела превращалась в огненную. Пораженные цели рассыпались целым ворохом искр.
- Ну, чем не фейерверки? – задорно спросил юноша, отправив очередного призрака в небытие.
- Побереги стрелы, братишка, - усмехнулся Фили. – Пополнять их неоткуда.
Его взгляд был прикован к двум мечам, вспыхивавшим синим и серебристым светом на краю поляны
. - Гэндальф, откуда у нее такое оружие? Что это за меч?
- Не знаю, - отозвался маг, запуская в противников очередной огненный шар. – Но надеюсь, что скоро это выясню.
- Торин! Возвращайтесь!  - крикнул Двалин. – Поляна расчищена!
- Кристэль! – хором позвали Фили и Кили. Посмотрели друг на друга и снова хором крикнули: - Давай сюда!
- Все целы? – улыбнулась девушка, подходя к братьям и хоббиту.
- Все, - кивнул Фили. –  Вот уж не думал, что эльфийки способны так драться. Наклонись-ка…
- Зачем? – удивилась Кристэль, но просьбу выполнила.
- Кили, полей воды, - Фили подставил брату ладонь. Кили плеснул воды из фляжки и русоволосый гном принялся аккуратно стирать грязь с лица девушки.
- Вид у тебя – тролля испугать можно, - пояснил он.
- Эй, я тоже хочу помочь даме умыться! – Кили тут же налил воды себе на ладонь.
- Эй, я первый начал! – Фили, шутя, оттолкнул руку брата.
- Не мешай, - невозмутимо ответил Кили и сдвинул Фили в сторону. Бильбо хихикнул. Кристэль подставила ладони под льющуюся из фляги воду и обрызгала братьев.
- Вам тоже нужно умыться.
Чьи-то сильные руки взяли ее за плечи и заставили обернуться.
- Чем заигрывать с парнями, лучше объясни, зачем ты нужна этим тварям! – потребовал Торин.
- Понятия не имею, Ваше Величество, - с иронией отозвалась девушка. – Но, полагаю, едва ли они собирались признаваться мне в любви и дружбе.
- Брось, Торин. Неужели ты думаешь, что ей прислали грамоту с объяснением, чего от нее хотят? – миролюбиво проговорил Балин.
- Я в самом деле не знаю, что это было, - тихо повторила Кристэль. – Признаться, я впервые дралась с нежитью.
- Кто ты такая? – прищурился Торин. – По виду – ничего особенного. Но при этом за тобой охотятся толпы призраков, и у тебя необычный клинок! Кто ты?
- Эльфийка. По-крайней мере, всю свою жизнь я так считала. Следопыт, - добросовестно начала загибать пальцы девушка. Торин мрачно посмотрел на нее, явно сдерживаясь, чтобы не выругаться.
- Признаться, я и помыслить не мог, что подобное нападение может случиться. Кстати, дорогой мой Торин, а как ты ухитрился разорвать заклинание в самом начале? – поинтересовался Гэндальф. – Даже меня проняло.
- Я ненавижу плохие стихи, - буркнул Торин. – Все, уходим отсюда, пока за этой эльфийкой-следопытом не пришли еще какие-нибудь твари.
- Значит, Кристэль идет с нами? – осторожно спросил Балин.
- Нет! - хором ответили Торин и эльфийка, обменявшись колючими взглядами.
- Но… - начал было Бильбо.
- Без но, - оборвал Король.
- Торин прав, - негромко ответила девушка. – Возможно, это происшествие случайность. А если нет, то вы будете подвергаться угрозе из-за меня.
Гномы начали переглядываться и переговариваться. На смуглом лице Торина проступил румянец, заметный даже под слоем грязи и копоти, но гном молча засунул ладони за широкий узорный пояс и отвернулся. Гэндальф задумчиво наблюдал за ними, пуская колечки дыма.
Что бы вы все ни думали, а встречи не бывают случайными. Тем более, такие. Так что, чует мое сердце, до прощания еще далеко…

Элина Лисовская