Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава шестая ==========

        - Что-то не так? – осторожно спросил Гэндальф.
- Сохранились древние легенды, больше похожие на сказку, - задумчиво проговорил Элронд. – Предания о нескольких клинках, созданных Древнейшими. Говорят, их выковали в том самом пламени, которое Неназываемый вложил в уста своих драконов. Эти клинки так и назвали: Пламя дракона. И лучшего оружия против этих крылатых тварей было не придумать – они легко пробивали их чешую. Клинки могли защитить своих владельцев от огня и холода. Во всяком случае, так говорят легенды. Знаю одно: драконов было много, а сейчас остался один Смауг. Еще легенды говорят, что Неназываемый повсюду искал эти клинки и уничтожил все до единого.
- Они отличались внешне от прочих клинков? – Торин с жадным интересом разглядывал меч.
- Да. У них было два существенных отличия. Во-первых, во время боя они начинали сиять серебряным или золотым светом. Причем, светилась не только сталь, как на наших клинках - по лезвию начинало гореть настоящее пламя, опасное даже для мертвых.
- А второе отличие?
- Оно скорее относилось к свойствам оружия. Такой клинок сам выбирал себе хозяина. В чужих руках это самый обычный меч. Впрочем, говорили, что тех, кто силой завладевал клинком, всегда находили мертвыми. Но, повторюсь, это лишь предания, давно ставшие сказками для детей. Думаю, неизвестный мастер решил сделать меч, похожий на легендарное оружие. Отличная работа.
- Мы тоже когда-нибудь станем сказками, - проворчал себе под нос Гэндальф. Торин откинулся в кресле и глубоко о чем-то задумался. Прочие гномы и хоббит, ловившие каждое  слово Элронда, начали переглядываться и перешептываться.
Владыка Ривенделла вложил меч в ножны. Кристэль протянула за ним руку, но эльф мягко ответил:
- Прошу меня простить, леди Кристэль, но это не слишком удобно - сидеть за столом с оружием… - он не договорил и покачал головой. Сердце Кристэль царапнули нехорошие предчувствия.
– К тому же я хотел бы изучить его повнимательнее. С вашего позволения, конечно, - Полуэльф выжидающе посмотрел на девушку. - С ним все будет в порядке. Обещаю.
Кристэль церемонно склонила голову. А что еще оставалось делать? Настроение у нее начало портиться.

- Танец «Семи Водопадов», - проговорил Элрохир, прислушавшись к музыке. И посмотрел на девушку: - Я могу пригласить вас, леди Кристэль?
- Да, лорд Элрохир, - девушка заставила себя улыбнуться. Она подала руку младшему сыну Элронда, и они спустились вниз, где по кругу уже стояли шесть пар. Гэндальф с удивлением посмотрел на Элронда. С чего вдруг Элрохир пошел танцевать с Кристэль, да еще такой танец? «Семь Водопадов» относился к Высоким танцам. В нем было множество сложных фигур, требовались особая четкость и выразительность. Это был придворный танец. Элронд, словно не заметив взгляда мага, наклонился к Торину:
- Его не часто танцуют. Думаю, вам понравится.
Торин нехотя повернул голову. Его друзья привставали на местах. Эльфы разошлись в стороны, чтобы гостям было лучше видно.
Это действительно был прекрасный танец. Каждая пара изображала водопад. Две струи, которые то сливались, то разделялись, то переплетались. Двигаться нужно было так, чтобы не нарушить общей гармоничности. Зрелище было завораживающее, хотя часть гномов и сочла танец вычурным, как и все эльфийское. Но все же они продолжали смотреть.
Вот Кристэль плавно подняла руку навстречу руке Элрохира, слегка развернула кисть в его сторону, коснулась пальцами кончиков пальцев партнера. Оба грациозно присели, и Элрохир поднялся, не прерывая касания, сделал шаг в сторону. Кристэль развернулась и поднялась скользящим движением, чуть выгнувшись; откинулась назад, так, что ее голова легла на плечо принца. Элрохир подхватил ее второй рукой, закружил, опустил на пол, взял за вторую руку. В этом танце было немало импровизаций, и многое зависело от того, насколько у партнеров получалось станцеваться.
Кристэль улыбалась. В руках Элрохира она была подобна подтаявшему воску и послушно подхватывала движения, дополняла их и вновь подчинялась воле ведущего. Но вот опять их правые руки взлетели вверх, переплелись между собой так, что Кристэль и Элрохир оказались совсем рядом, плечо к плечу, глаза в глаза. Пара сделала несколько медленных оборотов. Эльф, улучив момент, быстро опустил глаза вниз. Кристэль поняла намек и откинулась назад. В зале ахнули, но Элрохир подхватил ее так, что девушка оказалась лежащей на его колене, и низко склонился над ней. Глаза Элрохира смеялись. Он подмигнул Кристэль, когда раздались аплодисменты и восторженные крики.
Улучив момент, пока в зале стоял шум, Элронд наклонился к Гэндальфу и негромко спросил:
- Как по-твоему, откуда она так хорошо знает этот танец?
Элрохир помог девушке встать, коснулся поцелуем ее руки. Кристэль окружили другие пары, наперебой обмениваясь впечатлениями. Элрохир подошел к отцу и тихо, так, что слышали только Элронд и Гэндальф, проговорил:
- У нее на шее зеленый лист Мирквуда с монограммой Трандуила.
- Я так и думал, - кивнул Элронд.
- Прошу вас, ни звука об этом! – просьба Гэндальфа скорее походила на приказ. Элронд посмотрел на Торина, в глубокой задумчивости глядящего куда-то перед собой, и кивнул. При нем имя Трандуила не следовало произносить ни в коем случае.

Над каменистой пустошью плыла душная летняя ночь. В воздухе парило. Звезды местами пробивались сквозь разрывы туч, изредка показывался край луны.
На разрушенной площадке – останках некогда величественной дозорной башни, поставив на валун ногу в тяжелом сапоге, стоял огромный орк с бледной до голубизны кожей. Тело его было испещрено множеством шрамов. Левая рука отсутствовала – ее заменяло устрашающего вида оружие, закрепленное прямо в плоти.
Склонив голову, орк вслушивался в звуки летней ночи. Он слышал шумное дыхание варгов за своей спиной, слышал, как они почесываются и как с их клыков капает слюна.  Он слышал тихое дыхание своих подручных и стрекотание далеких цикад. Ветер доносил до него горький запах травы и аромат нагретых за день камней и лишайников. Пахло потрескавшейся землей. Воздух был влажным, давил на плечи – собиралась гроза.
Глухо заворчал Крахтарг - большой белый варг, и почти тут же орк услышал топот множества лап – варги мчались по Пустоши. Ветер донес их тяжелый запах. Орк не шевельнулся, только чуть напряглись могучие мышцы.
 В отблеске молний он увидел отряд. Точнее, то, что от него осталось. Губы орка изогнулись в оскале, подобном волчьему. Орки провалили его задание – в этом не было сомнения. Ну что ж, они получат достойную награду за это.
- Господин, гномы! - шепелявил, согнувшись в три погибели, начальник отряда, то подобострастно глядя в спину вожаку, то со страхом косясь на скалящегося Крахтарга. - Им удалось ускользнуть, господин. Мы бы взяли их, но…
- Твои оправдания меня не интересуют, - медленно проговорил великан, оборачиваясь. – Я хочу знать, где голова Дубощита.
- При нем, господин, - растерявшись, пискнул орк. – Мы попали в засаду, господин. Много эльфов… Они убили почти всех.
Бледный орк задумчиво опустил голову, походя потрепал вильнувшего хвостом белого варга.
- Я едва не расстался с жизнью, господин…
Великан подошел к трясущемуся орку, ласковым движением провел ладонью ему по голове:
- Лучше бы ты расстался с ней там, - с этими словами он сделал короткое, но сильное движение рукой. Раздался хруст. На губах начальника отряда выступила кровавая пена, а в следующий миг великан оторвал его от земли и швырнул в темноту. Туда же серыми тенями метнулись варги. В небе оглушительно грохнуло, начался дождь.
Бледный орк обернулся ко второму из спасшихся. Тот сжался в комок:
- С гномами был какой-то недомерок, и еще эльфийка. Она была в отряде, мой господин.
- Эльфийка в отряде гномов? – ухмыльнулся великан. – То-то я чувствую, мир начал меняться не в лучшую сторону. Собирайтесь! Эти ублюдки скоро объявятся. Сообщите всем – за их головы назначена большая награда! Особенно за голову короля!
- За голову эльфийки тоже, господин? Она убила Урхума.
- За эльфийку награда будет больше, если притащите ее живой. Давно у нас не было гостей!
Раздался хриплый хохот, и всадники на варгах исчезли в дождливой ночи.

После ужина Элронд вернулся в свои покои, где  долго рассматривал меч эльфийки. Он никак не мог решить, правильно поступает или нет. Если девушка из дома Трандуила, стоило отправить ее туда. Тем более что владыка Лихолесья, если верить слухам, ищет Кристэль. С другой стороны, Элронд всегда недолюбливал Трандуила и не одобрял того, что эльф не помог своим соседям. Поэтому, зная, что Кристэль сбежала, он отверг этот вариант. Но больше всего Полуэльфа беспокоил тот, кто охотился за девушкой.
Неужели некто решил, что меч настоящий? Или причина не в оружии, а в самой девушке? В любом случае, ей лучше остаться здесь. Он, Элронд, разобрался бы во всем, а сама Кристэль была бы под надежной защитой. Элронд надеялся, что сможет уговорить эльфийку, но допускал, что мог ошибиться в ней. Кристэль привыкла поступать так, как считает правильным. Странное воспитание ей дал Трандуил. Удивительно, но характер у нее не эльфийский, а скорее гномский. Понятно, почему она нашла общий язык с компанией Дубощита. И не удивительно, что между Торином и эльфийкой весьма натянутые отношения. Слишком схожие характеры. И в то же время он – прирожденный лидер, а она – воплощенная свобода.
Кстати, о гномах. В истиной цели их путешествия Элронд не сомневался. Гномов манил Эребор, и Элронду не нравилась эта затея. В тех краях только наступил покой, а они все перебаламутят, всколыхнут, и кто знает, к каким последствиям это приведет? Элронд пытался воспользоваться даром предвидения, но на этот раз видения почему-то ускользали от него. Такого еще ни разу не было. Что ж, скоро состоится Белый Совет, на котором решится судьба похода к Эребору. У Гэндальфа есть нечто, чем он собирается поделиться… Мысли Элронда вернулись к мечу, и Владыка Ривенделла в который раз принялся разглядывать руны.
- Как странно: узор словно изменился, - пробормотал он. – Что это за язык? Я не могу понять его.
- Не удивительно, Элронд, - раздался мягкий мелодичный голос, и Полуэльф встал, приветствуя мать своей жены.
- Леди Галадриэль, - он коснулся почтительным поцелуем узкой изящной руки. – Вы решили навестить нас?
- Саруман настаивал на том, чтобы я присутствовала на Совете. Покажи мне этот клинок. Откуда он у тебя?
Некоторое время прекрасная златокудрая Владычица рассматривала оружие, слушая рассказ Элронда, и на лице ее появилось загадочное выражение.
- Ты не можешь прочитать то, что написано на этом мече потому, что ты не его хозяин, Элронд. К тому же его владелица вынуждена была уступить тебе. А это не значит «отдала добровольно». Ты все правильно понял, но почему-то усомнился.
-  Владычица, этого просто не может быть, потому что…
- …это легенды, ставшие сказками? – серебристый смех заполнил комнату. – Элронд, дорогой мой, тебе ли не знать, как быстро правда обрастает множеством подробностей и вымыслов, становится легендой, а затем и сказкой. Так малая песчинка, попав в раковину, становится жемчужиной.  Это действительно Пламя Дракона, возможно, последний из легендарных клинков. И единственный в своем роде, поскольку в нем сочетается золото и серебро. И ему не по нраву, если так можно выразиться, что его разлучили с хозяйкой. Видишь, какие угловатые руны? А вот когда они станут изломанными, стоит поостеречься.
- Даже так?
- Да. Кстати, я видела эту девушку. Любопытное создание. У нее доброе, отважное сердце, и это при том, что в ней горит темный огонь, делающий ее очень хорошим воином. Странно, но он гармонирует с ее сущностью. Она направляет его в нужную сторону – полагаю, это воспитание вкупе с особенностями ее натуры. Возможно, проклятьем она зовет именно его. А может, и нет.
Элронд задумался.
- Я обратил внимание на еще одну странность. Она ни разу не упомянула Элберет. Но несколько раз вспоминала самого Эру.
- Вот как? – синие глаза Владычицы Лориэна широко раскрылись, и огонек любопытства стал ярче. – Думаю, либо она знает, что с ней, и поэтому обращается за помощью к Отцу всего сущего, либо не знает, но ее это беспокоит и она просит защиты у Единого. Возможно, это Он скрывает от нас правду об этой девочке, ибо только Ему такое под силу. И это значит, что она под Его покровительством.
- Вы предлагаете отпустить ее? – Элронд нахмурился. – Признаться, я не уверен, что это правильное решение. Кто знает, к чему оно приведет?
Галадриэль с легкой улыбкой посмотрела на зятя.
Мой милый Элронд, ты не так силен в Предвидении, как я. Это твоя беда и твое же благо. Ты не представляешь, как это невыразимо скучно – видеть грядущее. Пусть иногда в разных вариантах, но точно знать, что произойдет в любом из них. А порой бывает страшно, особенно когда понимаешь свое бессилие. Ты любишь, чтобы все было ясно и понятно, как черное и белое, но мир - это игра красок и полутонов, это риск. Митрандир понимает это лучше других.
- Ты еще довольно молод, Элронд, но рядом с этой девочкой ты почувствовал себя усталым стариком. И знаешь, почему? Потому, что в ней есть тот огонь, который мы уже почти потеряли. Да, огонь может и уничтожить. Но без огня нет жизни. Послушай меня, дай ей и всем остальным понять, что оставляешь ее здесь. И посмотри, что будет. Если это судьба – она останется. Если нет…
Элронд посмотрел на леди Галадриэль. Владычица Лориэна улыбалась, и он почувствовал, как огонек, сиявший в ее глазах, зажегся внутри него. Полуэльф усмехнулся и кивнул:
- Я последую вашему совету, прекрасная госпожа Лориэна.

Торин ходил по широкой крытой галерее, дожидаясь Балина и Гэндальфа, чтобы вместе с ними пойти к Элронду. Оба где-то задерживались. Торину надоело мерить коридор шагами, он прислонился к колонне и замер, глядя на вечерние горы. Его не покидали мысли о том, что он услышал сегодня. О Пламени Дракона. Что бы там ни говорил Элронд, Торин был уверен, что это никакая не подделка. Он сам видел и сияние, и нечто, напоминающее невысокое пламя на гранях клинка. И видел, как тогда, в лесу под его ударами горела призрачная плоть. Да и Гэндальф, похоже, считал, что клинок настоящий. Не зря старый пройдоха ни слова не сказал своему ривенделльскому приятелю. Торин задумчиво потеребил бороду. Если меч настоящий, и хозяйку он выбрал раз и навсегда, значит… Значит каким-то образом нужно сделать так, чтобы эльфийка пошла с ними. Дурин Великий, во что превращается отряд?!  
Размышления гнома прервали еле слышные шаги. Торин осторожно выглянул из-за колонны. Кристэль! Легка на помине. Девушка стояла к нему вполоборота и смотрела на статую, в ладонях которой лежали обломки меча. Лицо эльфийки было мрачным. В глубине коридора Торин заметил движение и сдвинулся в тень.
- Вы чем-то расстроены, леди Кристэль?
- Да, лорд Элронд, - девушка обернулась к Владыке Ривенделла. – Я поднялась к себе в комнату и обнаружила, что оттуда исчез мой дорожный мешок, лук и стрелы. Мою одежду под любыми предлогами отказываются возвращать. Полагаю, если я попрошу вернуть мне меч, то для отказа тоже найдется веская причина? – по голосу девушки Торин понял, что она не расстроена. Она в гневе. Только чем это ей поможет?
Владыка Элронд молча прошел мимо эльфийки, взглянул на обломки Нарсила и вздохнул:
- Поверьте, леди Кристэль, это вынужденные меры, и они не радуют меня. Но здесь вы будете в безопасности. За вами охотятся, и я хочу понять, почему.
- Это не дает вам права удерживать меня против моей воли в Ривенделле. Только я могу решать, что мне делать со своей судьбой. И еще Эру.
. - Вы странная девушка. Вы не отвечаете на вопросы о родителях. Не говорите, откуда вы родом. Ведь не из Эсгарота же! У вас необычный клинок. Вы в хороших отношениях с гномами. По-крайней мере, с некоторыми из них.
- Эру Милосердный, это считается преступлением? – девушка скрестила руки на груди.
- Нет. Но удивительно, что они вас приняли. Куда они идут?
- Лорд Элронд, вы не объясните мне, как этот вопрос связан с моей… странностью? – в голосе девушки явственно прозвучала усмешка. Торин удивленно приподнял брови. Ну дает, девчонка! Никакого священного трепета перед сильными мира сего – отвечает, как равному. Молодец.
Элронд молча смотрел на девушку.
По меркам людей довольно красива. По меркам эльфов – не очень. Но раз взглянув, на нее хочется смотреть снова. Галадриэль права: в ней горит огонь свободы и бесстрашия. Огонь искренности и жизненной силы. Такие сметают даже немыслимые препятствия на своем пути. Таких не забывают. Но именно такие и гибнут в первую очередь…
Элронд чуть приметно улыбнулся. Да, он поступит так, как советует Владычица Лотлориэна. Ему самому уже любопытно, что получится.
- Если вас интересуют намерения гномов, спросите у Торина или Гэндальфа. Я не расспрашивала. Мы все равно собирались расходиться, - по-своему истолковав улыбку Владыки, проговорила Кристэль.
- И все же, кто ваши родители? Вы нолдор?
- Частично. В моих жилах действительно течет древняя кровь. Что до меча, то он хранился в нашей семье с очень давних времен.
-  Кто ваш отец?
- Лорд Элронд, я не люблю и не хочу врать. Особенно вам. Поэтому промолчу.
- Я чувствую в вас нечто странное. Словно комок темноты, скрывающий… что?  Я должен понять, что это.
- О, ну это просто! – девушка взяла обломок меча и протянула его Элронду. – Вскройте и посмотрите!
Торин за колонной едва не присвистнул. Вечеринка у эльфов, похоже, переставала быть томной.
- Вы устали, леди Кристэль, и ведете себя неразумно. Если бы вы помогли мне понять…
- Вы славитесь своей мудростью, лорд Элронд. Но ваша просьба звучит странно. Как, во имя Эру,  я могу рассказать вам о том, чего не знаю?
Владыка Ривенделла вопросительно поднял бровь. Кристэль аккуратно положила меч на место и подошла к картине, изображавшей какую-то битву.
- Альквалондэ. Самая кровавая страница истории эльфов. То, чего не следует забывать, не так ли, лорд Элронд? Ведь тогда нолдор силой захватили то, что им не принадлежало, и пролили кровь своих сородичей, Тэлери, окрасив белоснежный песок и море в цвет крови. Нолдор ушли на кораблях Тэлери. Но кто знает, какие проклятья посылали вслед братоубийцам умирающие мореходы? И как, когда и на ком они сбывались?
- Вы…
- Да. Во мне течет кровь одного из тех самых нолдор. Я не позволяю ей взять верх – меня учили этому с самого рождения. Я не знаю, что вы чувствуете, но лорд Элронд, - девушка подошла к нему и заглянула в глаза, - посмотрите на меня. Неужели вы не видите, что я не несу зло в этот мир?
Владыка Ривенделла некоторое время смотрел на эльфийку сверху вниз, потом развернулся и пошел прочь.
- Лорд Элронд!
Владыка остановился, чуть повернул голову.
- Пожалуйста, прикажите вернуть мои вещи!
Несколько мгновений ничего не происходило, затем Элронд, не сказав ни слова, ушел. Кристэль молча смотрела ему вслед, сжав кулаки, а потом что было сил ударила ими по колонне и прижалась к ней лбом. Постояв так некоторое время, девушка резко развернулась и ушла прочь.
Торин осторожно вышел из-за колонны. Не город эльфов, а шкатулка сюрпризов! У девчонки, похоже, проблемы со своими. Ну что ж, это им только на руку. Если Элронд будет продолжать в том же духе, эльфийку и уговаривать не придется. Сама сбежит.
И повеселевший Торин отправился разыскивать Гэндальфа и Балина.

Однако, в свете услышанного, Торин неожиданно для себя самого едва не сорвал весь разговор с Элрондом. Как можно верить тому, кто обманул доверие другого? Ничего не понимающий Гэндальф уговаривал Торина показать карту Элронду и уже начал выходить из себя, проклиная гномское упрямство. Элронд терпеливо ждал, но во взгляде его было недоумение.
Гном уже хотел было развернуться и уйти, как вдруг в памяти всплыл разговор у костра. «Ты напомнил мне одну женщину, Торин…»
Он так и не понял, что на него нашло, но полез за пазуху и достал карту. Молча отвел руку Балина и протянул пергамент Элронду. И, как выяснилось, не зря.
Владыка Элронд действительно был мудрецом. Его знания заслуживали уважения - этого Торин не мог не признать. Эльф сразу понял, где и что надо искать. И не только нашел лунные руны, но и смог их прочитать. Сведения, полученные от Элронда, немного озадачили Торина: для того, чтобы попасть в Гору, им нужно было успеть до дня Дурина. Времени оставалось мало. Тем не менее, Балин был прав: главное - оказаться в нужное время в нужном месте.
Плохо было другое: Элронд понял, куда и зачем они собрались, и ему это не понравилось. Нельзя сказать, чтобы Торина сильно волновало мнение Владыки Ривенделла, но, уже представляя, на что из самых лучших побуждений способен Элронд,  Торин не замедлил принять меры, чтобы ничего не пропало из отведенных им покоев, и только потом отправился искать своих гномов. Когда еще удастся спокойно посидеть всем вместе, как в старые добрые времена?

После официального ужина по распоряжению Элронда гномам отвели место для пикника, принесли туда мясо, пиво, пряные колбаски и прочие привычные им яства.
- Ну вот, другое дело! – довольно ворчал Двалин, насаживая куски мяса на тонкий стальной прут и поджаривая их над огнем. – А то я думал, что кроме подножного корма мы здесь ничего не получим!
Бомбур, которому было абсолютно все равно, что жевать, уже сидел на столе, вооружившись миской гигантских размеров. Гора еды в миске медленно, но верно таяла.
Фили и Кили разливали по кружкам пиво – многим гномам оно нравилось больше, чем вино. Время от времени братья поглядывали по сторонам, потом обменивались задумчивыми взглядами и продолжали выполнять поручения старших.
- Иногда мне кажется, что парни разговаривают без слов, - проговорил Глоин.
- Ты прав. Они очень привязаны друг к другу. И в этом их сила, - отозвался Дори. – Кстати, ты заметил, что с появлением Кристэль парни стали вести себя взрослее?
- Заметил. Думаю, она дает им то, чего не можем дать мы.  Разумеется, они смотрят на нас и ждут одобрения. Особенно от Торина. Но с ней они не чувствуют себя младшими. Она не смеется над ними и позволяет им быть защитниками, даже когда ей это не нужно.
- Для эльфийки она вполне приличное существо, - кивнул Дори. – И еще ее меч. Если он настоящий, то наши шансы возросли бы.
- Думаю, от нее было бы немало пользы, - буркнул Двалин.  – Но это решать Торину.
- Захочет ли она сама идти с нами? - проворчал Глоин.
- Привет дружной компании! - раздался знакомый голос. – Не прогоните эльфийку?
- Эй, парни, встречайте свою подругу! – засмеялся Бофур, обменявшись рукопожатием с девушкой. – Двалин, готовь еще мяса. Уверен, что Торин и Балин присоединятся к нам.
- Идите сюда, леди! – Фили шутливо поклонился и протянул девушке руку. Эльфийка слегка поморщилась.
- Знаешь, братишка, по-моему, это обращение не по душе Кристэль, - заметил Кили.
- Да какая я леди? Лорд Элронд просто очень вежлив, - одной рукой подобрав подол, а другой держась за руку Фили, девушка пробралась среди тарелок, пуфиков, сапог, прутьев для жарки мяса и кружек. Кристэль огляделась и уселась на подушку между братьями, аккуратно подобрав шелковую ткань.
- Бокал вина?
- Лучше кружку пива.
Кили тут же отправился наливать напиток.
- Осторожнее, малыш! – рассмеялся Фили. – Ты меня толкнул!
- Это кто тут малыш?! – обиделся Кили. – Между прочим, я хоть и младше, зато выше ростом!
- Так мне дадут пива? – осведомилась Кристэль. Братья, похоже, услышали что-то странное в ее тоне, потому что, переглянувшись, замолчали. Кили протянул девушке кружку, и эльфийка сделала большой глоток.
- Кристэль, что случилось? – прямо спросил Фили.
Девушка вздохнула:
- У меня проблемы, ребята. Только прошу вас, без криков и необдуманных действий, ладно?
Они сели голова к голове и зашептались. Кили, более импульсивный, чем его брат, несколько раз сжимал кулаки, и, казалось, готов был уже сейчас бежать разбираться с проблемой. Фили, напротив, сидел спокойный и задумчивый, говорил рассудительно и младший брат, слушая, соглашался с его доводами. Несколько раз прозвучало имя Бильбо.
- Кристэль!  - услышали они шепот из-за балюстрады, - Фили, Кили, только тихо! Это я, Бильбо. Я знаю, где находятся вещи Кристэль.
- Легок на помине! Давай к нам!
Хоббит обошел беседку и присоединился к троице. Судя по лицу Бильбо, радости от своей предстоящей роли он не испытывал, но ради Кристэль готов был выполнить то, о чем его просили.
Остальные гномы начали поглядывать в их сторону, и заговорщикам пришлось по-быстрому свернуть разговор. Тем не менее, лицо Кристэль посветлело, и девушка снова начала улыбаться.
- Знаешь, - немного смущенно проговорил Кили, когда Фили, по просьбе Двалина, пошел наливать эль, а хоббит отправился за колбасками, - тебе очень идет... Ну, я про цвет, и вообще…
Кристэль посмотрела на него. В темных глазах юноши было что-то такое, что заставило эльфийку насторожиться.
- Спасибо, Кили, - улыбнулась она. – Интересно, Фили тоже понравилось?
- Откуда я знаю? – нахмурился молодой гном. – И вообще, при чем тут Фили?
- При том, что вы – неразлучники. И мне интересно, совпало ли ваше мнение на этот раз.
- Кто мы? – брови юноши удивленно поднялись.
- Неразлучники. Братья, друзья, готовые друг за друга пойти и в огонь, и в воду. Те, между кем невозможно вбить клин. Ну, по крайней мере, мне так кажется. Знаешь, я бы гордилась, если бы у меня были такие братья или друзья.
Кили смущенно опустил голову:
- Ты не подумай ничего плохого. У меня самый лучший брат на свете, и я люблю его.
Девушка улыбнулась. Вернувшийся Фили принес ей и брату жареных колбасок.
- Кристэль, если не секрет, ты давно начала странствовать?
- Очень давно. Сначала с мамой, потом с учителями. Потом сама. В одиночку я путешествую лет семьдесят. Правда, никогда не уходила из дома больше, чем на год. До последнего раза.
- Ничего себе! – братья обменялись удивленными взглядами. - Торин был прав, когда сказал, что, в отличие от нас, ты – опытная странница.
- У вас еще все впереди. На дорогах Средиземья либо быстро приходит опыт, либо находит смерть. Впрочем, от нелепых случайностей и неудач не заговорены даже лучшие из воинов. И лучше, когда рядом есть тот, кому ты веришь.
- Мясо готово! – объявил Двалин. Бильбо вызвался помочь разнести тарелки с едой гномам, рассевшимся кто где. Бофур, решив, что вечер слишком скучный,  крикнул:
- Бомбур! Лови! - и кинул тому поджаренную колбаску. Бомбур поймал ее на лету. Мгновение - и у стола подломились ножки. Бомбур грохнулся на пол, листья салата, хлеб, помидоры осыпали его с головы до ног, а миска улетела за пределы беседки. Смеялись все - и Бильбо, и Кристэль. Эльфы, проходившие мимо, с неподдельным интересом поглядывали на веселье, царящее у гномов.
И тут в проеме между колоннами показался Балин, осыпанный листьями салата. Следом за ним шагнул Торин, державший в руках злополучную  миску. В беседке повисла тишина. Торин хмуро оглядел всех и проворчал:
- Закуску мы уже получили, теперь налейте выпить. Надеюсь, что-нибудь осталось? Только предупреждаю: будете швыряться посудой - отправлю танцевать с эльфами! - его губы насмешливо дрогнули. Раздался новый взрыв смеха. Гномы подвигались, уступая место предводителю. Кристэль уже заметила, что при короле прочая братия ведет себя сдержанно – чуть больше вольности могли себе позволить разве что племянники. Но, видимо, были моменты, когда веселье не прерывалось. И Кристэль было крайне интересно, как будут разворачиваться события сейчас. Ей показалось, что Торин был рад немного забыть о ноше, давившей на его плечи.
Она дождалась, когда Король, что-то шепнув Бильбо и услав его прочь, сел рядом с  Двалином и Оином, и поинтересовалась:
- А чем, собственно, Вашему Величеству не нравятся эльфийские танцы?
Торин не сразу, но все же искоса посмотрел на нее и усмехнулся:
- Очень нравятся. Крайне убаюкивающее зрелище.
- У вас своеобразное восприятие прекрасного. Надеюсь, вы успели выспаться, пока мы танцевали?
- Вполне.
- Спасибо.
- За что?
-За то, что не храпели,- невозмутимо ответила девушка.
- Пожалуйста, леди. Впрочем, зрелище было не до такой степени скучным.
- И как вы это поняли во сне?
Гномы, сперва слушавшие перепалку Торина и Кристэль с некоторым напряжением, рассмеялись. Торин улыбнулся, глядя перед собой, и отпил из кружки эль.
- А мне, если честно, понравилось как ты танцевала, - застенчиво проговорил Ори. В компании гномов он был самый маленький – ростом чуть выше Бильбо. Некрасивый, лопоухий, невыразимо смешной и бесконечно трогательный, Ори, тем не менее, был очень обаятельным. Он никогда не расставался с большой книгой, в которую заносил все, что происходило в пути и, как казалось Кристэль, был немного не от мира сего.
– Вы были самой красивой парой. Правда.
- Спасибо, Ори, - Кристэль протянула Торину вилку и миску, в которой дымилось ароматное мясо, поджаренная до хрусткой корочки картошка и лежал толстый ломоть хлеба. Король гномов посмотрел на девушку, и в суровых глазах теплым светом вспыхнула улыбка. Что-то неуловимо изменилось в его лице - оно стало мягче, светлее, и Кристэль без всяких слов и жестов поняла, что Торин благодарит ее. Ничего особенного, но вдруг стало тепло на сердце.
Я начинаю понимать, почему вся компания так любит его, несмотря на тяжелый характер. Стоит свернуть горы, чтобы увидеть ТАКУЮ улыбку. Вот интересно, зачем ему понадобилось очаровывать меня? Хотя… я, кажется, догадываюсь.
- Кристэль, а за нами поухаживаешь? – весело спросил Бофур. – Или исключение только для Торина?
- А с какой стати я должна делать исключения? – искренне удивилась девушка. – Поухаживаю. Сегодня я добрая…

Они просидели до глубокой ночи, болтая обо всем понемногу, смеялись над веселыми историями и грубоватыми шутками, подтрунивали друг над другом. Среди гномов Кристэль чувствовала себя на удивление уютно и впервые в жизни думала о том, что если бы могла стать своей в такой компании, то с удовольствием  отказалась бы от одиночных странствий.
 Они уже собрались расходиться, как вдруг Торин спросил ее:
- Что ты собираешься делать дальше? Тебе, кажется, нужно в Эсгарот?
- Да, - кивнула девушка. – Хотите предложить мне компанию?
- Почему нет? - пожал плечами Торин. – Да, я не люблю эльфов. Да, я считаю, что место женщины – возле домашнего очага. Однако допускаю, что бывают исключения из правил. Я видел, как ты сражаешься. И, несмотря на твой несносный и дерзкий характер, я бы не возражал против совместного перехода до Эсгарота. Но, насколько я слышал, лорд Элронд намерен оставить тебя погостить на какое-то время. А то и насовсем…
Лицо Кристэль стало мрачным:
- Я все равно уйду отсюда, Торин. С вами, без вас, по-хорошему или по-плохому, но никто и никогда не  заставит меня делать то, чего я не хочу, - с этими словами она встала и покинула беседку.
Король гномов посмотрел ей вслед. Лицо его было очень довольным.

Затихли последние песни и отголоски смеха, над колоннадами зажглись ночные светильники. Элронд и  Гэндальф шли к месту Совета, разговаривая на ходу.
- Элронд, тебе не нравится их затея. Но Торин и прочие не будут спрашивать ничьего мнения. Да и я тоже.
- Гэндальф, ответ тебе придется держать не передо мной, - Полуэльф показал рукой вперед. На площадке между колонн стояла Галадриэль.  Лунный свет, казалось, вскипал вокруг Владычицы, омывая ее холодную красоту. Старый маг не ожидал увидеть ее здесь, это было заметно, как и то, что он очень рад этой встрече. Во всяком случае, когда он приветствовал  прекрасную Владычицу Лориэна, его голос был полон искренней теплоты. Галадриэль улыбнулась и ласково взглянула на старого мага.
- Не думал, что лорд Элронд пригласит вас.
- Он не приглашал. Это сделал я.
При звуках этого голоса лицо Серого Странника вытянулось, на нем отразилась тоска. Но тут же Гэндальф изобразил дружескую улыбку  и повернулся навстречу высокому старику, одетому в белое. Спокойной величавости Главы Белого Совета мог позавидовать любой король. Длинные прямые белые волосы обрамляли худое, умное лицо. Немного портил впечатление нос, походивший на клюв хищной птицы. Но темные глаза старого мага были молодыми, блестящими и мудрыми.
- Саруман, - склонился в поклоне Гэндальф.
- А ты все в хлопотах… - в этом месте Гэндальфу показалось, что сейчас Саруман скажет «выскочка», но Глава Совета закончил иначе: - …друг мой.

Их разговор был долгим и тяжелым. Саруман подвергал сомнению каждое слово Гэндальфа, Элронд больше молчал, но было видно, что он склоняется к мнению Сарумана. Галадриэль ходила по залу, внимательно слушая рассказ Гэндальфа о троллях, нападении орков и о словах Радагаста. При упоминании имени последнего терпение Сарумана лопнуло:
- Тебе больше делать нечего, как слушать бредни, порожденные больной фантазией? Радагаст совсем свихнулся. Сидит в лесу, ест всякую дрянь! Я уже молчу про то, как он выглядит! Это позор! Истари, рядом с которым последний бродяга постесняется сесть рядом!
Гэндальф, я знаю, ты что-то принес. Что-то, что дал тебе Радагаст.
 Да, моя госпожа...
Покажи.
Маг неторопливо выложил сверток, полученный от Радагаста.
- Что там? – нахмурился Элронд. Почему-то по телу Владыки пробежал озноб. Когда он начал разворачивать ткань, неприятные ощущения усилились.
- Это моргульский клинок. Кинжал ангмарского чародея, - Галадриэль старалась говорить ровным голосом, но не смогла скрыть дрожь. Саруман задумался.
- А где доказательства, что это он?
- Их нет.
- Потому, что их и быть не может, - старый маг пожал плечами. – Итак, что мы имеем? Балующийся запретной магией человек-неумеха…
- Неумеха?  - нахмурился Гэндальф. – Саруман, прости меня, но я не слышал, чтобы неумехи обладали способностью не только вызывать умертвия, но и направлять их на большие расстояния с конкретной целью…
- Что ты несешь? – резко спросил Белый маг. В ответ Гэндальф бросил на стол отрубленные птичьи лапы и клюв. Повисла тишина, глубину которой сложно было измерить.
- Гэндальф, - как-то особенно ласково спросил Саруман, - что вы курили с Радагастом во время последней встречи? Или он тебя напичкал своими грибами? Меня всерьез беспокоит твое здоровье, друг мой!
- Это останки охотничьего ворона из Дол Гулдура. Две таких птицы напали на девушку, которую мы встретили в пути.
Саруман возвел очи горе, прося послать ему терпения.
- А потом появились призраки. Мы сражались с ними. Все гномы…
- Хватит, Гэндальф! Призраки, вороны, Радагаст… Скоро ты станешь рассказывать, что тролли бегают по солнечным полянам!
- Бегают, - неожиданно проговорил Элронд. Саруман вздрогнул и в изумлении посмотрел на Владыку.
- Это заразно? – осторожно спросил он. – Я про состояние Гэндальфа.
- Мои сыновья рассказали о такой твари. Они убили его, когда спасали девушку…
- Не ту ли самую, Гэндальф?
Серый маг нехотя кивнул.
- А вам не пришло в голову, что девчонка каким-то образом морочит вам голову?
- Зачем ей это надо? – пожал плечами Элронд.
- Твои сыновья привезли голову? Лапу? Что-нибудь, что можно увидеть своими глазами?
- Нет. Тролль был слишком огромен.
Саруман задумался.
- Как они справились с ним?
- У девушки оказалось подходящее оружие.
- Я хочу увидеть их обоих, - потребовал Саруман. – Но чуть позже. А сейчас о гномах. Это безумие - лезть в Одинокую Гору!
- Тебя беспокоит Смауг, Гэндальф.
- Да. Если враг переманит дракона на свою сторону…
- Какой враг?! Гэндальф, пока я не увидел ни одного подтверждения тому, что все это – правда. Кроме вынырнувшего из небытия кинжала. А вот то, что они разозлят дракона, и последствия будут ужасающими, я тебе ручаюсь.
Они уходят, Гэндальф.
…Да.
Ты знал об этом?
Да, моя госпожа…
Лицо Галадриэль осветила мягкая улыбка. Немного позже раздались быстрые шаги. В беседку вошел встревоженный Линдир.
- Лорд Элронд! Гномы… они ушли!
- Так… А леди Кристэль?
- У ее покоев стоит стража, и леди не выходила.
- Отлично! – усмехнулся Саруман. – Ну, хотя бы познакомьте меня с этой вашей эльфийкой и ее клинком.
- Я схожу за ними, - кивнул Элронд.
Но комната девушки оказалась пуста. Только на кровати лежало аккуратно сложенное красное платье, а из окна свисали две веревки и веревочная же лестница…

Элина Лисовская