Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава седьмая ==========

        - Кто-нибудь входил в эту комнату? – спросил Элронд у стражников.
- Никто, кроме леди, - ответили те.  – Поздно ночью здесь видели одного из племянников короля Торина. Молодой гном слегка перебрал вина и заблудился. С ним был хоббит, и ему в конце концов удалось уговорить молодого гнома вернуться к себе.
- Как он выглядел?
- Невысокий, светловолосый…
- Фили. Ясно. Кили, похоже, в это время налаживал веревочную лестницу. Кто бы мог подумать, что они так подружатся за столь короткий срок! - Элронд досадовал и веселился одновременно, что порядком удивляло его самого.
Она не могла уйти без меча!
Владыка быстро направился в свои покои. Линдир едва успевал за ним. Как и предчувствовал Элронд, меч бесследно исчез.
- Откуда она узнала? – выдохнул он. – Хотя… мне казалось, что я видел неподалеку этого проныру-хоббита. Линдир, кто-нибудь был здесь?
Молодой эльф задумчиво покачал головой:
- Никого. Когда я направился к вам, то поставил стражу…
- Тогда куда подевался меч?
Темноволосый эльф хотел было пожать плечами, и вдруг застыл, глядя в одну точку.
- Линдир? – в голосе Владыки проскользнуло легкое ехидство.
…Он отвлекся ненадолго, всего лишь обменялся несколькими фразами с друзьями, и вернулся в кабинет. Там он застал короля гномов. Торин, заложив руки за спину, с интересом разглядывал фолианты, стоявшие на полках.
- Прошу меня простить, Ваше Величество, но это покои Владыки Элронда и…
- …здесь не положено находиться в отсутствие хозяина, - закончил за него Торин, неторопливо поворачиваясь. Линдир почтительно склонил голову.
- Признаться, я как раз надеялся застать здесь лорда Элронда. Хотел поблагодарить его за помощь и прием.
Линдир с пониманием кивнул. При всех гордый, если даже не сказать высокомерный гном не проронил бы ни одного лишнего слова.
- Мне следовало сразу покинуть кабинет, но я увидел эти книги и не смог удержаться. Многие из них настоящая редкость. Мне не хватает Эреборской библиотеки, - Торин вздохнул. – Боюсь, она вся сгорела в пламени дракона.
Линдир, сам любивший книги, сразу проникся симпатией к королю гномов. Признаться, эльф считал, что гномы хорошо если пару книг за всю жизнь прочитают, и слова Торина стали для него откровением свыше.
- Владыка Элронд сейчас на Совете. Завтра вы сможете поговорить с ним, и он не откажется показать вам свою библиотеку.
- Благодарю вас, Линдир, - Торин направился к выходу, обернулся на пороге и посмотрел на эльфа в некотором замешательстве.
- Можно вас спросить, Линдир?
- Конечно, Ваше Величество.
- Как по-вашему, - тщательно подбирая слова,  проговорил Торин, - если у кого-то против воли было отнято нечто очень важное, любимое, близкое сердцу… Справедливо ли желание помочь вернуть утраченное? Правы ли те, кто берутся за это дело?
- Думаю, такое желание справедливо. И те, кто оказывает помощь, достойны всяческого уважения, - Линдир знал историю падения Эребора и ни на мгновение не усомнился в том, что Торин говорит о себе и своих товарищах.
- Как вы думаете, Линдир, лорд Элронд считает так же?
- Вне всякого сомнения. Я уверен, что он отнесется с пониманием и уважением к тому, кто рискует всем, чтобы восстановить справедливость.
- Вы сняли большой камень с моего сердца, - искренне проговорил Торин и ушел, по обыкновению придерживая ладонью рукоять меча.
Похоже, он не расстается с ним даже во сне, -  подумал тогда Линдир и погрузился в чтение очередной книги.
- …Линдир? Я спрашиваю, куда же делся меч, лежавший под бумагами?
Прошло некоторое время, прежде чем эльф ответил:
- Полагаю, его вернули той, которая его лишилась.

- Не скрою, Митрандир, мне тревожно. Все, что ты рассказал, и то, что я видела, не может не беспокоить, - Галадриэль, невыразимо хрупкая в лучах восходящего солнца, устало посмотрела на Серого Мага. После того, как выяснилось, что Кристэль бежала с гномами, Сарумана еле удалось успокоить. Теперь он сидел в отведенных ему покоях, злился на весь свет и отпивался сердечными каплями пополам с вином.
- Обещай мне, что разберешься с ангмарским клинком и с драконом.
- Обещаю, леди Галадриэль, - ответил маг.
- Эта девушка… Будь осторожен, Митрандир. Неразумное поведение, сильная обида, чрезмерная вспыльчивость – мало ли камушков, которые могут сорвать за собой лавину?
- Судьба так прямолинейно указывает на Кристэль, что мне страшно, - ответил Гэндальф.
- А почему полурослик?
- Потому что малые деяния ведут к большим, моя госпожа. В нем есть та основательность, на которой держится весь наш мир. Его  хранят простые дела простого народа. И, как я уже сказал, мне страшно от всего, что происходит. Я надеюсь только, что Кристэль тоже наш шанс. Как и Бильбо. Полурослик… Он придает мне сил, моя госпожа.
Тонкие руки ласково коснулись стиснутых рук мага, легкие пальцы бережно убрали седые пряди с морщинистого лица. Взгляд Утренней Звезды был полон понимания, любви и тепла.
- Ничего не бойся, Митрандир. Я разделяю с тобой твою ношу. И, если тебе понадобится моя помощь, я всегда приду. Только позови.
Прощальной лаской она скользнула по рукам Гэндальфа. Непроизвольно он сделал движение, словно хотел задержать Галадриэль, но задерживать было некого. Владычица Лориэна исчезла…

Гномы покинули Ривенделл, едва небо на востоке окрасилось в розовый цвет. Уходили быстро, стараясь не привлекать к себе внимания, и Кристэль была вместе с ними. Теперь к братьям, идущим рядом с эльфийкой, добавился хоббит, и троица превратилась в четверку.
Трудно сказать, что помогло Бильбо: везение, удачное стечение обстоятельств или вмешательство высших сил, но он не только сумел узнать, где лежат вещи Кристэль, но и добыть их, и передать Кили. Затем выяснилось, что комнату Кристэль охраняют, и Кили, прихватив лук, стрелы, веревочную лестницу и крепкую веревку, отправился передавать вещи девушке через окно, а Фили и Бильбо взяли на себя стражу, разыграв целое представление. Бильбо даже не подозревал, что в молодом гноме, да и в нем самом пропадают такие таланты.
В любом случае, все душевные терзания исчезли при виде сияющей Кристэль. Девушка расцеловала своих спасителей, и парни тут же пошутили, что не прочь выкрасть ее еще из нескольких заточений.
После всего этого Бильбо приободрился и подумал, что лиха беда начало. Справится он с ролью взломщика, не так уж это и трудно. Правда, дракон гораздо опаснее эльфов, но что-нибудь придумается.

Горная тропа поворачивала в ущелье, и хоббит задержался, любуясь на прекрасный эльфийский город. Ему вдруг стало очень грустно, и захотелось вернуться назад.
- Я бы не советовал отставать, мистер Бильбо, - Торин стоял, опираясь на секиру, и внимательно наблюдал за хоббитом. Бильбо тяжело вздохнул и тут же почувствовал, как рука Кристэль ободряюще похлопала его по плечу. Хоббит с благодарностью посмотрел на девушку и пошел следом за Балином.  Торин свернул в ущелье последним.
Когда каменные стены раздались, и по тропе стало возможно идти вдвоем, Торин поравнялся с Кристэль.
- Итак, ты не передумала идти в Эсгарот?
- Нет, Торин. Вы, в свою очередь, не передумали по поводу меня?
- Нет. Я уже убедился, что ты все равно будешь попадаться на нашем пути. Так что лучше уж иди с нами. И вот еще что: с самого начала мы были на «ты». Здесь не дворец Элронда, так что хватит церемоний.
Кристэль задумчиво кивнула:
- Хорошо. Полагаю, ты не забыл, что у кого-то ко мне повышенный интерес?
- К нам тоже. Ты хорошо знаешь те края?
- Неплохо. Едва ли там что-то сильно изменилось.
Торин промолчал, обдумывая что-то.
- Куда именно тебе надо?
- Какая разница? Да не хмурьтесь, Ваше Величество. У вас своя цель, у меня – своя. Наши дороги идут рядом, но не сливаются в одну. Но я обещаю: если мне вдруг придется уйти, я предупрежу об этом.
- Хорошо, - подумав, ответил Торин, и они отправились догонять отряд.

Им предстояло пройти долгий путь по дороге, бегущей по горному лугу и взбирающейся выше и выше, к перевалу.
Кристэль быстро приноровилась к тому, с какой скоростью передвигались гномы, и с удовольствием смотрела по сторонам, обмениваясь впечатлениями с Бильбо. А посмотреть было на что. Луга покрывала густая, изумрудно-зеленая трава, напоминающая колышущееся и переливающееся на солнце море. Словно драгоценные самоцветы, рассыпанные каким-то растеряхой, повсюду выглядывали цветы и над ними кружились разноцветные бабочки. Валуны напоминали сказочных зверей и чудовищ, которых разморило в погожий денек. Легкий ветер ласково касался лиц, игриво трепал длинные пряди волос, окутывал запахами цветущей, прогретой земли. Пахло ягодами, медом и какой-то совершенно особой, кристально чистой свежестью, присущей лишь горному воздуху.
Следующий день выдался еще более жарким. Ори делал в книге пометки, понятные только ему одному. Бофур пускал веселые колечки из своей трубки, и Бильбо, не любивший курить на ходу, отчаянно ему завидовал. Бомбур с аппетитом жевал пирожок. Нори, Дори, Оин и Глоин о чем-то спорили - Нори горячился, Глоин подсмеивался над ним, Дори то и дело успокаивал спорщиков, чтобы дело не дошло до ссоры. Торин и Двалин, оба высокие (по меркам гномов), широкоплечие, шагали впереди отряда. Двалин засучил рукава – ему было жарко – и теперь демонстрировал всем любопытным татуировки, покрывавшие сеткой узоров мощные руки.
Торин, напротив, казалось, совершенно не замечал солнечных лучей. Шел, держа в руках секиру, время от времени используя древко как посох, и о чем-то негромко беседовал с Двалином. Время от времени он оборачивался, окидывал взглядом отряд, проверяя, не отстал ли кто. Тогда ему успокаивающе махал рукой Балин – он и молчаливый Бифур замыкали цепочку. Фили и Кили, по обыкновению, державшиеся вместе, шли рядом с Кристэль и Бильбо и жадно слушали рассказ о том, как эльфы покидали Арду по зову Валар, как оставались те, кто слишком сильно полюбил этот мир, за что их и прозвали Авари - Невозжелавшие. Девушка рассказывала о том, как были созданы самые прекрасные и самые страшные творения эльфов – Сильмариллы. Самоцветы, за которыми тянулся кровавый шлейф братоубийственных войн. Рассказывала она и о войне против врага, восставшего против самого Создателя. Черного духа она  называла Бауглир.  
- Может быть, ты знаешь и о том, откуда пошла вражда между эльфами и гномами? – Торин поравнялся с ними. – До привала время еще есть, а парни восполнят пробел в образовании. Я-то знаю, что они постоянно сбегали от наставника, предпочитая или драться на мечах, или крутиться под ногами в кузнице, - он положил руки племянникам на плечи, и Кристэль увидела, как приосанились оба брата, как засияли их глаза. Несколько мгновений она молча разглядывала Торина, Фили и Кили, потом задумчиво кивнула:
- Это продолжение той же истории, кровавого пути Сильмариллов. Причиной стал Наугламир, ожерелье сделанное мастерами-гномами Синих Гор для своего друга, короля Нарготронда, Финрода, брата ныне живущей Владычицы Лориэна. Финрод был прекрасен и мудр, воин и правитель, равного которому не просто найти, - голос девушки зазвучал мечтательно и в то же время печально. – Он отправился вместе с Береном, своим другом-человеком, чтобы добыть проклятый камень из короны Бауглира – такую цену за руку своей дочери, прекрасной Лютиэн, назначил Тингол. Финрод погиб в подземельях Бауглира, спасая Берена. Лютиэн помогла своему возлюбленному, и они добыли Сильмарилл. Когда позже Нарготронд был разрушен, ожерелье вынесли из руин, и Тингол повелел вставить в него Сильмарилл.  Что было потом? Я не знаю правду, Торин. Эльфы уверяют, что гномы нарушили все мыслимые и немыслимые законы и попытались оставить ожерелье себе.  Гномы уверяют, что им не заплатили ни монетки за их работу. Я бы усомнилась в этом, - нигде нет сведений о том, что Тингол нарушал свои слова. Но… Мне попался в руки дневник эльфа, очевидца тех событий. Забавно, я купила его на какой-то ярмарке у старого гнома, торговавшего всяким хламом. Так вот, по его словам, гномы принесли ожерелье, но в очень резкой форме потребовали его себе. Тингол, обычно рассудительный, впал в гнев. Вспыхнула ссора. Король оскорбительно отозвался о гномах и заявил, что раз так, то он не считает необходимым оплачивать работу, а ожерелье оставляет себе. Думаю, Сильмарилл свел с ума и тех, и других. Что в итоге? Тингол и многие эльфы были убиты гномами, а гномов на окраине встретили эльфы. В живых осталось только двое гномов. Они и принесли в Синие горы весть о коварстве эльфов, но едва ли упомянули о том, как все было. Наугримы пошли войной на эльфов, сокровища Дориата были разграблены. Скорбь пришла в некогда цветущий край. На обратном пути наугримов встретил Берен, энты и лучники-эльфы. Так Синие Горы пришли в запустение, - в голосе девушки была печаль. – Зло часто тянется за драгоценностями. Эта страсть иссушает, выпивает душу, превращает сердце в пустую породу.
Торин слушал и хмурился. Он хотел бы возразить Кристэль, но слишком хорошо помнил своего деда, проводившего большую часть времени в сокровищнице Эребора.
- Поэтому ты и боишься носить драгоценности? – вдруг спросил он. – Я не вижу ни колец, ни обруча. Ничего, кроме зеленого листа на серебряной цепочке. Про цветок и заколку я не говорю – они деревянные.
Кристэль вздохнула:
- К чему украшения той, что чаще всего ночует под открытым небом? Приманивать разбойников? Нет уж, премного благодарна.
- А Берен и Лютиэн? Расскажи про них, - попросил Бильбо.
- Эту легенду нельзя рассказывать на ходу, - отозвалась девушка. – Если получится, расскажу на привале.
Но привал случился не скоро и совсем не такой, как они ожидали.

Изначально Торин собирался устроить небольшую передышку днем, однако шел отряд бодро, на усталость никто не жаловался, и Торин решил, что разумнее заночевать недалеко от перевала. Как раз успеют дойти до того, как стемнеет. А там и Гэндальф подоспеет.
- Дождь будет, - буркнул Двалин, поглядывая на небо. – Чувствуешь, парит?
Торин поднял глаза вверх. Небо над вершинами словно выцвело, посерело.
- Скорее уж гроза. Давайте быстрее!
В сумерках они подошли к последней ровной площадке, окруженной нагромождениями валунов. Дальше тропа круто забирала в горы – начинался перевал.
- Мрачное место, - хмуро высказался Глоин. – Тролля лысого тут отдохнешь.
- Я бы не стал оставаться здесь, - поддержал его Балин.
- А у нас есть выбор? – пожал плечами Дори.
Кристэль, так и не снявшая с плеч мешок, прошлась по площадке, глянула вниз.
- Что там?
- Ничего, Бильбо. Все тихо. Только мне как-то не по себе. Сердце не на месте.
- Сейчас огонь разожжем, - проговорил хоббит, поворачиваясь к гномам. В этот момент что-то захлестнуло ноги эльфийки и дернуло вниз, в темноту под камнями. Девушка успела ухватиться за обломки скалы, но ладони заскользили по гладкому камню. Бильбо схватил ее за руку, но удержать эльфийку было ему не по силам.
- Торин! – два отчаянных голоса прорезали тишину. Король гномов обернулся, и они с Двалином в два прыжка оказались около девушки, схватили ее за руки и попытались вытащить. Но не тут-то было. В ответ нечто дернуло так, что они едва не выпустили Кристэль, а эльфийка вскрикнула от боли.
- Факел, живо! – крикнут Торин. Тут же подбежали Фили и Ори, державшие в руках по ярко пылающей смолистой ветке. В их свете удалось разглядеть какое-то тусклое мерцание вокруг ног эльфийки.
- Кили!
Юноша прицелился… и опустил лук.
- Я не могу! А если я попаду в Кристэль?
- А ты не попадай.
- Стреляй, или я без ног останусь! – взмолилась девушка.
Кили с мгновение поколебался, потом что-то шепнул одними губами и выстрелил. Мерцание дернулось, зашевелилось и пропало. Гномы выдернули Кристэль из норы, как морковку из грядки.
- Что это было?
- Не знаю! – Кристэль вскочила на ноги и поморщилась. Почти тут же из норы метнулось огромное, гибкое тело. В свете факелов злобно блеснули немигающие глаза, из пасти высунулся раздвоенный язык.
- Топоры гномов! - воскликнул Бофур. – Это еще что такое?!
- Змея! – подсказал Фили.
- Сам вижу, что змея! Почему такая здоровая? – огрызнулся Бофур, прикидывая, стоит ли пускать в ход оружие или лучше пока не делать резких движений.
- У нее и спрашивай! - отозвался Фили, аккуратно смещаясь в сторону и медленно вытягивая клинки.
Змея оглядела площадку и, судя по всему, увиденное ей не понравилось. Тварь  метнулась к эльфийке. Девушка увернулась, и сияющий меч оставил на теле змеи длинный темный след. Шкура лопнула, наружу вывалились внутренности.
Бифур, Бильбо и Глоин с Балином едва увернулись от падающей туши и увидели в ней две стрелы, засевшие по самое оперение.
- Ничья, - констатировала Кристэль, подмигивая Кили.
Тишина внезапно закончилась. От ледяного многоголосого шипения кровь застыла в жилах – казалось, все камни вокруг обрели возможность издавать этот звук.
- Торин! Здесь полно этих тварей! В каждой расселине!
- Уходим! – взмах Оркриста и секиры разделил очередную змею на три части.  – Откуда тут эти гадины?
- Это черные полозы Бауглира, - отозвалась Кристэль, отпрыгивая хвоста, молотящего направо и налево. – Они не ядовиты, но удушат и не заметят.
Гномы похватали вещи и бросились вверх по тропе. Торин и Двалин, как обычно, прикрывали отступление. Впрочем, змеи не торопились догонять путников, хотя какое-то время  не отставали.
- Придется обойтись без привала, - сердито проговорил Торин.
- Поправьте меня, если я ошибаюсь, - пробормотал Балин, - но не похоже, чтобы змеи очень уж сильно стремились разделаться с нами. Не нравится мне это…
Словно соглашаясь с ним, небо взорвалось оглушительным грохотом, и полил дождь.

Белый варг тщательно обнюхивал землю и глухо рычал.
- Эти отродья пошли через горы, - оскалился бледный орк. – За ними!
Варги уже готовы были сорваться с места, как вдруг присели на задние лапы, попятились. Орк-великан прищурил глаза. На его лице странным образом смешались ненависть и почтение.
От камня отделилась призрачная, высокая тень, голову которой венчала небольшая корона.
- Господин шлет тебе привет, Азог, - голос тени напоминал шелест мертвой травы на ветру. Орк по-волчьи дернул носом:
- Что потребовалось Господину?
- Гномы пошли через Змеиный перевал, Азог. Они не так интересны. Делай с ними, что хочешь, но среди них есть девчонка-эльф. Она нужна Господину. Она и ее вещи, все  до единой.
Орк оскалился:
- Передай Господину, что я выполню его волю.
Его смех растворился в многоголосом хохоте и вое. Варги бросились вслед за добычей.

Идти над пропастью по узкой, полуразрушенной горной тропе под проливным дождем и порывистым ветром - сомнительное удовольствие. А если со склонов то и дело срываются камни разной величины и грозят либо раздавить, либо утащить за собой вниз, то поводов для веселья не остается совсем. Бильбо, поскользнувшись, чуть не упал  – хорошо, что Двалин и Бофур вовремя отдернули его к скале.
- Осторожнее! - крикнул Торин. – Держитесь. Надо найти укрытие!
Шли медленно: местами тропинка становилась такой узкой, что приходилось изрядно понервничать, прежде чем весь отряд благополучно переправлялся. Фили шел перед Кристэль, и постоянно помогал ей. Кили то и дело тревожно оборачивался, чтобы проверить, все ли в порядке.
- Берегись! – голос Торина перекрыл шум бури, и компаньоны увидели огромный кусок скалы, летящий в их сторону. Когда он столкнулся с горой, уши заложило от грохота, а каменная твердь дрогнула. Сверху посыпались обломки камней – отряд едва успел прижаться к скалам.
- Ну и гроза! – пробормотал Бильбо, успевший пожалеть, что не остался в Ривенделле.
- Это не обычная гроза! – крикнул Балин. - Это грозная битва! Смотрите!
Из-за скалы вывернула огромная фигура, состоящая из множества камней.
- Лопни мои глаза! - ахнул Бофур, подходя ближе к краю. – Легенды-то не врали! Великаны! Настоящие каменные великаны!
- Надо уходить, пока нас не раздавили! – крикнул Двалин. Торин кивнул, но не успел сделать и шага, как тропинка под ногами задрожала, гору тряхнуло, и между валунами побежала, стремительно расширяясь, трещина.
- Во имя Дурина, что происходит?!
- Кили, ты упадешь! – молодой гном в самом деле никак не мог решить: прыгнуть к брату или остаться на другой стороне трещины.
- Фили! – на лицах братьев было такое отчаяние, словно их разлучали навек. Они даже попытались дотянуться друг до друга, но в этот момент уступы вновь тряхнуло, и Фили чуть не слетел вниз – хорошо, что Двалин обхватил его за плечи и дернул к себе.  Третий великан поднимался из горной породы, и отряд, оказавшийся где-то возле его коленей, вместе с ним мотало из стороны в сторону.
- Де-е-е-ержи-те-е-е-есь! – долетел до них голос Торина.
Драка не ограничивалась метанием скал: великаны охаживали друг друга каменными кулаками,  сталкивались головами. Гиганты то падали, то поднимались. Несколько раз гномы и хоббит с эльфийкой чуть не слетели в пропасть. В какой-то момент у великана подломились ноги, и на короткий миг его колени соприкоснулось с твердым участком горы. Торин и бывшие с ним гномы успели перепрыгнуть почти все. Тем, кто были на втором колене, повезло меньше – они едва успели перебраться на колено, которое только что покинули их товарищи. Кристэль приземлилась на самый край, и Кили едва успел поймать ее за руку и втащить на площадку.
Очередной удар они не увидели, но ощутили – по каменному телу пошла судорога, ноги великана начали подгибаться, его замотало из стороны в сторону. Лоб девушки покрылся испариной, сердце бешено колотилось в груди, во рту пересохло. Глаза неотрывно смотрели на противоположную гору, словно эльфийка хотела притянуть ее взглядом. Кристэль чувствовала, как напряжены оба брата. Фили и Кили, скорее всего, тоже было страшно, как и ей. Но в какой-то миг она почувствовала, как братья одновременно сильнее сжали ее руки, подбадривая.
Их снова развернуло. По узенькой тропинке напротив, рискуя сорваться в пропасть, бежал Торин, за ним спешили все остальные. Великан начал медленно оседать. Кристэль с отчаянием взглянула на противоположную сторону. Далеко. Очень далеко... Братья тоже это поняли, переглянулись и посмотрели на девушку снизу вверх. В глазах у них было отчаяние, но лица оставались почти спокойными. И вдруг великана с силой качнуло вперед.
Кристэль увидела расширенные от ужаса глаза Бильбо, проследила его взгляд и поняла, что сейчас ее, хоббита и братьев расплющит о выступ скалы - Двалин, Оин и Бомбур находились выше. Фили, перекрывая грохот камней, крикнул:
- Давайте левее и вверх!
Кое-как эльфийка, полурослик и братья сместились к самому краю площадки и встали, тесно прижавшись друг к другу. Две скалы столкнулись, и от выступа полетели осколки. Острый, как лезвие, кусок промелькнул мимо лица Кили, оцарапал щеку. А в следующий миг гномы, хоббит и эльфийка прыгнули. Мгновение спустя великан с грохотом обрушился в пропасть.
Их приземление нельзя было назвать мягким. Девушке повезло: кольчуга под курткой уберегла ее от серьезных травм. Эльфийка бросила взгляд вверх и тут же прижалась щекой к колючей щеке Кили. Иначе ей было не закрыть его лицо и свою голову руками, благо что кольчужные рукава были длиной до кистей. И тут же на них с Кили обрушился град мелких камней и осколков. Кристэль ощутила несколько довольно чувствительных ударов. Если бы не доспех, не обошлось бы без ран.
- Это я тебя защищать должен! – шепнул Кили. Кристэль покосилась на него. Бархатные, блестящие глаза юноши были совсем рядом, мокрые волосы прилипли ко лбу, на лице виднелись капельки дождя. Молодой гном одновременно досадовал и улыбался. Как получилось, что он обнимал ее за талию, девушка толком не поняла.
- Да. Но я в кольчуге, а ты – нет, - отозвалась Кристэль. – Кили, я никуда не падаю. Не надо меня держать.
Молодой гном лукаво прищурился и неожиданно поцеловал девушку в щеку. Кристэль с укоризной посмотрела на него, но сказать ничего не успела - до них  долетел крик Торина, звавшего племянников. Король гномов показался парой мгновений позже, когда все приземлившиеся уже пытались встать. Кристэль как раз приподнималась, стряхивая с себя осколки камней, и повернула голову на звук шагов. Такого проникновенного лица у Торина она не видела ни разу. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что все живы, и видно было, что у него словно гора свалилась с плеч. Он даже позволил себе маленькую слабость – прислонился к скале, чтобы перевести дух.
Вот это да! Сколько чувств на его лице... А я-то думала, что его ничто не может расшевелить. Эру Великий, да какой же он на самом деле? Сколько сюрпризов скрывается под его холодной маской?
И в этот миг Король встретился глазами с эльфийкой. Лицо его тут же стало холодным и сердитым:
- Это еще что?! Нашли место! – рявкнул он. Кристэль сначала не поняла, о чем это он, а когда сообразила, как именно они с Кили выглядят со стороны, почувствовала, что краска приливает к щекам. Одновременно поднялась и волна злости, тем более что девушка заметила, что Фили демонстративно не смотрит в их сторону.
- Да, нашли! – с вызовом ответила эльфийка. – Знаешь, очень неприятно, когда сверху на тебя падают камни, даже если на тебе кольчуга. А уж если ее нет, дело может закончиться совсем печально. Я не успевала снять с себя доспех и разорвать его пополам, чтобы прикрыть Кили. Уж извини!
Торин бросил взгляд на площадку. В самом деле, место, где находились эльфийка и его младший племянник, было усыпано осколками. Судя по тому, что старательно зашитая куртка девушки снова разлохматилась, эльфийка действительно приняла удар на себя. Торин открыл было рот, но в этот момент раздался крик Бофура:
- Бильбо! Где хоббит?!
- Вот он! – бедняга Бильбо все же сорвался и теперь висел с белым от ужаса лицом, из последних сил цепляясь за мокрые камни.
- Лови его! – Ори распластался по тропинке и в последний момент успел ухватить полурослика за руку. Вторая рука хоббита соскользнула, и Бильбо мотало над пропастью. Он отчаянно пытался нащупать ногами хоть какую-то опору, но скользил по гладкой мокрой скале.
- Руку! Давай руку! – кричал Бофур, свешиваясь, сколько можно, вниз. Торин бросил взгляд на камни, мгновенно оценил обстановку.
- Сейчас помогу! – крикнул он. Придерживаясь за валун, спрыгнул на небольшой уступ и, ухватив Бильбо, рывком подтянул его вверх. Глоин и Бофур вытащили хоббита, но сапоги Торина поехали по осклизлому камню и Король сам едва не сорвался в пропасть.  К счастью, силы Торину было не занимать, а у Двалина была отличная реакция –  Король сумел удержаться на одной руке и Двалин, мертвой хваткой вцепившийся в него, вытянул Торина.
Бильбо била крупная дрожь, он никак не мог придти в себя. Только в темных глазах, неотрывно смотрящих на короля гномов, читалась немая благодарность.
- Я уж было решил, что мы потеряли нашего хоббита, - буркнул Двалин, весьма довольный тем, что все обошлось. Торин резко развернулся, и его взгляд, казалось, пригвоздил хоббита к скале.
- Он потерянный с того самого момента, как покинул дом! Не следовало его брать. Ему не место среди нас! – жесткие слова хлестнули, словно плеть. Бильбо опустил голову.
Не всем по душе пришлась резкость Торина, но никто не возразил. Никто, кроме Кристэль.
- За что ты с ним так? Как можно быть таким жестоким?
- Тебя, по-моему, вообще никто не спрашивал, - льда в голосе Торина хватило бы, чтобы заморозить реку. Однако девушку это не остановило. Она шагнула к нему:
-  Но ты не прав, Торин!
Глаза короля гномов яростно сверкнули:
- Да? И в чем же?
- Торин, тогда, на холме Бильбо спас мне жизнь, а в Ривенделле именно хоббит сумел разузнать, куда спрятали мои вещи, добыл их и еще помог Фили отвлечь охрану! А ты говоришь, что он бесполезен!
- Вы, я смотрю, прекрасно спелись! Надо было вас обоих оставить у эльфов. И если бы парни не попросили за тебя… - Торин прошел мимо.
- Торин Дубощит! – голос девушки прозвучал так, что гном невольно замедлил шаг и обернулся. Кристэль стояла, скрестив руки на груди. Коса девушки растрепалась, мокрые пряди прилипли к лицу, прищуренные глаза смотрели гневно и насмешливо.
- Ты всех женщин считаешь за идиоток, или только мне так везет? Они могли хоть до хрипоты упрашивать тебя, но ты бы не стал ни помогать мне, ни предлагать дойти до Эсгарота вместе, если бы тебе не потребовался мой клинок! Я же нужна только в качестве приложения к нему.
Все замерли, не зная, как быть и что теперь делать. Бильбо схватился за голову, проклиная тот день и час, когда поддался на уговоры мага и шепот собственного безумия. Торин исподлобья смотрел на эльфийку, напоминая разъяренного быка, готового броситься на красную тряпку.  Он скинул руку попытавшегося его удержать Балина, шагнул к девушке, но, прежде чем с его губ успели сорваться непоправимые слова, Кристэль продолжила:
- Хотя бы в благодарность за то, что мой клинок братьям передал хоббит, пожалуйста, будь с Бильбо повежливей!
Торин словно налетел на стену.  Сверкнул глазами, но промолчал и шагнул назад.
- Но это не я его добыл, Кристэль! - раздался полный отчаяния голос Бильбо.  – Я только нашел, где он спрятан!
- Не ты? – Кристэль растеряно посмотрела на хоббита, потом на братьев: - Так это ваша работа, парни? И вы молчали?
- Это не мы, - хором ответили Фили и Кили, предварительно обменявшись взглядами, чтобы убедиться – точно ли никто из них этого не делал.
- Но тогда… кто? – несколько мгновений все четверо смотрели друг на друга. И тут Кристэль как наяву увидела комнату, где она ждала сигнала от братьев, и вспомнила, как раздалось знакомое уханье филина, и в окно влетела стрела с веревкой, по которой Кристэль втянула меч. А немного позже девушка снова услышала сигнал, и в стене задрожала вторая стрела с веревкой, по которой Кристэль втянула свои вещи и веревочную лестницу. Выстрел явно был произведен с другого места и с другой силой. Тогда она торопилась и не обратила внимания на эту странность. Но теперь… Девушка, братья и Бильбо как по команде повернулись к Торину, но увидели лишь его спину – король с верным Двалином зашел в какую-то пещеру.

- Тут сухо и, похоже, безопасно, - проговорил Двалин, оглядываясь.
- Осмотри все хорошенько. Пещеры в горах редко бывают не заняты, - бросил Торин, все еще пышущий гневом, как плавильная печь – жаром.
- Да нет здесь никого! - после тщательного осмотра доложил Двалин. – Пещера небольшая, Торин. Мы бы увидели, если бы что-то было не так.
Остальной отряд заходил внутрь, не веря своей удаче. Гномы жаловались на то, что промерзли, и неплохо было бы согреться.
Глоин вознамерился было развести костер, но Торин запретил.
- Никаких костров. Ничего, что могло бы привлечь внимание. Во флягах есть вода, в сумках – еда. Перекусываем, и всем спать. Бофур, ты первый в дозоре. На рассвете выступаем.
- Мы должны были дождаться Гэндальфа. Такой был план, - тихо напомнил Балин.
Торин упрямо качнул головой:
- Планы изменились, - резче, чем хотел, бросил гном и начал устраиваться на ночлег.
Кристэль хотела подойти к Торину, но плохо представляла, что ему сказать. Как ни крути, а права была она. Ведь даже если Торин сам забрал меч у Элронда, мотивы его оставались прежними. И все же девушка чувствовала себя неловко. К тому же ей показалось, что оба брата, задержавшиеся у входа в пещеру, разговаривают друг с другом не так, как раньше. Слов она не слышала, парни стояли спинами к ней, но она видела их жесты. Слишком сильно Фили сжал плечо брата. Слишком резко скинул его руку Кили. Но в следующий миг оба замерли, посмотрели друг на друга и порывисто обнялись. У девушки отлегло от сердца – помирились.
В самом деле, Фили и Кили подошли к ней уже абсолютно спокойные, улыбающиеся, и бросили сумки на песок по обеим сторонам от Кристэль.
- Ты не против нашей компании?
- Так будет теплее.
- Парни, что на вас нашло? – Кристэль внимательно посмотрела на них. – Я всегда рада вам обоим, - девушка мягко выделила голосом последние два слова.
- Ну, вот и отлично! – они расстелили плащи и сели рядом. Бофур передал им по толстенному ломтю хлеба с мясом. Бильбо жевал свой бутерброд, глядя куда-то перед собой. Болтать никому не хотелось – все устали. К тому же то, что произошло возле пещеры, всем испортило настроение. Даже Торин чувствовал себя неуютно. Возможно, король гномов успел пожалеть о своей резкости, но признаться в этом? Ни за что... Однако их ссора давила на всех. И тут Кристэль осенило. Девушка полезла в мешок, достала несколько яблок и перекинула их гномам. Яблок было мало, и гномы принялись резать их на половинки, чтобы всем хватило.
Кристэль встретилась взглядом с Торином и молча кинула ему яблоко. Тот так же молча его поймал, но не передал дальше. Немного помедлил, разломил напополам и перекинул половинку девушке. Лица обоих остались непроницаемыми, но напряжение, витавшее в воздухе, немного рассеялось.

Кристэль порядком устала, но сна не было ни в одном глазу. И дело вовсе не в том, что лежать было жестко или холодно. Уснуть эльфийка могла на любой поверхности. Что до холода, то ее одеяло промокло, и она даже не стала доставать его. Но бок о бок с ней спали Фили и Кили. Оба брата постарались укрыться так, чтобы края их одеял прикрывали Кристэль. Девушка прислушивалась к ровному дыханию братьев и думала о том, что если бы кто-нибудь из сородичей увидел ее сейчас, то от ее репутации ничего бы не осталось. Мало того, что одна девушка среди четырнадцати (на нынешний момент) мужчин, так еще и спящая не в сторонке, а в тесной компании двух гномов. Можно сказать, в обнимку.
Кстати, о четырнадцати мужчинах в одной маленькой пещере… Ну, то, что воздух тут сильно отличался от свежего горного, это понятно. И такая мелочь не была помехой – от самой Кристэль тоже не духами пахло. Но вот то, что добрая половина гномов храпела на разные лады, а под сводами была шикарная акустика, совершенно не давало уснуть. И девушка лежала, глядя перед собой сквозь опущенные ресницы и думая о чем-то своем.
Она уловила легкий шорох, осторожно скосила глаза в сторону звука и увидела Бильбо, который поднялся и начал бесшумно собирать свои вещи: свернул и затянул ремнями рюкзака одеяло, надел пояс с мечом. На лице хоббита была написана мрачная решимость. Девушка заметила, что Торин, лежавший напротив нее, приоткрыл глаза, но не шевельнулся, тоже наблюдая за Бильбо. А тот взял посох и принялся осторожно пробираться к выходу. Он уже почти дошел до него, как его окликнул Бофур:
- Эй, куда это ты собрался?
Бильбо помедлил с ответом, затем тоже тихо, но решительно ответил:
- Обратно в Ривенделл.

Губы Торина тронула кривая усмешка.
Я так и знал. Интересно, какими глазами завтра будет смотреть на меня эта заступница, когда узнает, что хоббит дал деру?

- Нет! Нет-нет-нет! Ты не можешь вот так взять и уйти! – подскочил Бофур и подошел к хоббиту. – Ты участник похода. Ты один из нас.
- Брось, Бофур! Я не один из вас! Так сказал Торин, и он прав. Он даже Кристэль не считает одной из вас, а ведь она знает мир не понаслышке или из книг. К тому же Торин и Кристэль ругаются из-за меня.

«Наши дороги идут рядом, но не вместе… Ты не помог бы, если бы тебе не нужен был мой клинок»
 Торин нахмурился. Следовало признать, что девчонка не так проста, как хотелось бы. Но при всем ее дружелюбии, Кристэль сохраняла дистанцию, делая исключение лишь для братьев и Бильбо, будь он неладен!  Она словно давала понять, что ей нет дела до них всех, и что она в любой момент уйдет, как только сочтет нужным. Торин не мог доверять ей.

- Торин прав, Бофур, как это ни печально. Мне не место в этом походе. Все же я больше Бэггинс, а не Тук.
- Ты скучаешь по дому, да? Я понимаю тебя…
- Нет! Ты не понимаешь! Не понимаешь! – прошипел Бильбо. – Как ты можешь это понимать? Вы гномы. Вы привыкли кочевать с места на место, странствовать, не иметь своего дома…

 Щека Торина дернулась от мгновенной судороги. Вольно или невольно, хоббит попал по самому больному месту.
Бездомные бродяги. Что может быть страшнее? Синие горы так и не стали нам домом, что бы ни говорил Балин. Мне всегда было душно и тесно там. И после рассказа Кристэль о Наугламире, я знаю, почему. Мы поселились в проклятом месте. Что бы я ни делал, все получается через Карадрас.

Еле уловимая улыбка исчезла с лица Бофура, уголки губ опустились вниз. Веселые глаза погасли, и в них появилась тоска. Увидев это, Бильбо осекся, поняв, что сказал лишнее.
- Прости, - пробормотал он. Больше всего ему хотелось отвесить себе подзатыльник. – Я не хотел. Вечно от меня одни проблемы… - он не знал, куда деть глаза.
Бофур вздохнул и окинул взглядом товарищей, спавших на полу:
- Да нет, в общем, ты прав. У нас в самом деле нет своего дома.
Они помолчали.
- Знаешь что, Бильбо Бэггинс, я желаю тебе удачи. В добрый путь, - вдруг улыбнулся Бофур.
- Спасибо тебе, дружище, - прочувствованно ответил Бильбо. Они пожали друг другу руки,  и хоббит уже повернулся, чтобы уйти, как вдруг Бофур окликнул его:
- Эй, а это что такое?
Из-под плаща Бильбо выбивался синий свет. Хоббит растерянно опустил глаза, потянул меч за рукоять. Лезвие клинка ослепительно сияло.
Кристэль почувствовала, как под ней дрогнул пол. Раздался легкий шелест. Девушка подскочила. Торин приподнял голову. У них на глазах песок стремительно ссыпался в появляющуюся трещину.
- Подъем! – закричал Король, вскакивая на ноги. – Тревога!
Гномы проснулись и вскочили со своих мест. Кристэль уже успела закинуть за плечи дорожный мешок, и тут пол повторно дрогнул. Оказалось, что он состоит из нескольких плотно подогнанных друг к другу плит, которые резко наклонились вниз, и все, включая Бильбо, с воплями и проклятиями полетели в черноту провала - кроме эльфийки, вовремя успевшей оттолкнуться и подпрыгнуть как можно выше. Она уцепилась за небольшой выступ скалы и глянула вниз. Плиты снова сомкнулись, песок перестал сыпаться, приглушенные крики гномов и хоббита затихли где-то в недрах горы.
Кристэль осталась одна.

Элина Лисовская