Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава пятнадцатая ==========

        Увлекшись процессом обращения, Ангмарец напрочь забыл о том, чтобы следить за Крепостью. И Гэндальф Серый, появившийся перед ним с ярко пылающим мечом в руке, едва не застал его врасплох. Из груди Чародея вылетело рычание, ангмарский клинок скрестился с эльфийской сталью. Глухой звон покатился  по крепости. И тут до слуха Чародея долетел яростный вопль Саурона. Ангмарец тут же исчез, словно втянулся в мрачную статую. Но проклятый серый маг запустил ослепительным огнем из посоха по статуе, и на какое-то время запер Чародея в ее каменном теле. Магический удар был такой силы, что дверь, задетая краем волны, разлетелась в щепки...

В последний миг рука Кристэль резко изменила направление, и ритуальный кинжал упал на плиту, а девушка схватила меч, вспыхнувший в ее руке ярким пламенем. Свет клинка больно резанул по глазам Саурона, ослепил его, но он успел увидеть ее глаза. Ясные, насмешливые и без тени морока…
Этого не может быть! – только и успел подумать он. А в следующий миг Кристэль прыгнула, занося меч для удара. Огонь взметнулся из трещины, но не причинил вреда эльфийке, только обрисовал ее фигуру. Проклятый меч действительно защищал ее от Багрового пламени. Саурон издал яростный вопль – давно развоплощение не было так близко к нему... Лезвие клинка вспороло воздух - Саурон исчез, а в Кристэль врезалось что-то массивное, сшибло ее с ног. Несколько мгновений две пары глаз, орочьи и эльфийские, с ненавистью смотрели друг на друга. Рука Кристэль, державшая меч, была прижата к полу.
- Ах ты, тварь! – прохрипел орк.
Кристэль, недолго думая, полоснула ногтями по морде орка, изогнула кисть руки и коснулась клинком незащищенной лапы противника. Раздался дикий вой, хватка ослабла, и этого хватило, чтобы девушка отпихнула его и вскочила на ноги.
Кристэль с отвращением разглядывала противника. Бледная морда, кривая, в шрамах; мерзкая неопрятная борода, свисающая почти до пояса, крохотные, налитые злобой свинячьи глазки. В руках – огромная костяная дубина.  
Ох, Эру мне в помощь!
Орк коснулся изуродованной щеки, облизал кровь и осклабился:
- Ты нравишься мне… Обещаю: когда мы уединимся, твои вопли будут слышны на все Средиземье!
- Кто ты такой? Назови свое имя, чтобы я знала, чья уродливая голова будет пугать червей в выгребной яме!
- Болг, сын Азога! Болг Мучитель! – прорычал орк и бросился на девушку. Кристэль понимала, что выдержать атаку твари, которая почти на две головы выше ее и гораздо сильнее, она попросту не сможет. Поэтому увернулась, проскользнула под его рукой… и тут увидела кольцо, забытое Сауроном. А вот его оставлять нельзя! Девушка метнулась к каменной плите. Болг бросился следом. Эльфийка успела кончиком меча столкнуть кольцо в пламя и даже почти увернулась от очередного удара орка. Он задел ее вскользь, но девушку отшвырнуло к стене. Удар был ощутимым. Кристэль судорожно вдохнула воздух и поняла, что от очередного удара уйти не успеет. И в это время дверь с грохотом разлетелась на части, и в темную комнату ворвалась ослепительная вспышка света. Кристэль едва успела закрыть глаза. Болга отшвырнуло прочь.
- Кристэль?! – в голосе Гэндальфа послышалось искреннее изумление. – Что ты здесь… Как?! Откуда?!
- Ох, Митрандир... Я попалась, как последняя дура, - выдохнула девушка. – Берегись!
Пришедший в себя Болг бросился к ним. Маг встретил его ударом Гламдринга и посоха одновременно. Орк взревел а затем напал с утроенной яростью. Кристэль, отдышавшись, бросилась на помощь магу.

Глаза невыносимо болели, но это была лишь крохотная причина ярости Саурона. Девчонка, эльфийка сумела обмануть ЕГО! Как?! В ней не было магии. У нее не было никакой защиты! В ней рвалась на волю темная кровь! Девчонка коснулась багрового пламени. Или… нет? Возможно, она лишь скользнула над ним, а его обманул тот темный огонь, что горел в ней.  Но он все просчитал! Против него у нее ничего не было. И она была очарована! Убеждена! Как она сумела ускользнуть?! Она не Вала, и не майя. Если только… Нет, не может быть, проклятый эльф давно был мертв! Если он пришел на помощь оттуда, значит, кто-то из ненавистных Валар сделал это возможным!… Или здесь что-то другое? Что за сила оказалась сильнее нолдорского проклятья и чар самого Саурона? Несколько догадок мелькнули одновременно, подобно разрядам молний, и Дол Гулдур вздрогнул от его рева:
- Взять! Живой или мертвой!

- Гэндальф, мы пропали! - Кристэль уложила очередного орка, но тварей все прибывало. Болг уже не сражался – уступил место подчиненным и усмехался, стоя возле дверного проема.  Клинки Гэндальфа и Кристэль давно побурели от орочей крови, но против такого количества врагов даже их мечи были бессильны. Маг и девушка стояли плечом к плечу, практически прижатые к стене.
- Я бы так не сказал, - отозвался маг.
Их клинки снова выписали замысловатые пируэты, заставив орков отпрыгнуть, но тут пол под ногами Гэндальфа и Кристэль наклонился, и они провалились вниз. От неожиданности маг выругался на непонятном языке, и вверху взорвался огромный огненный шар…
Упали они неглубоко. Плита встала на место. Гэндальф отряхнулся, огляделся и вдруг воскликнул:
- Не может быть! Я же убил его! – и взмахнул Гламдрингом.
- Нет! -  Кристэль перехватила руку мага. Перед ними у рычага, вделанного в стену, стоял тот, кто когда-то был Трайном. Полумертвый безумец качался туда-сюда на полусогнутых ногах. Одна рука его была неестественно вывернута, в другой он держал топор. Единственный глаз смотрел умоляюще.
- Ыыын, - выдал он.
- Подожди, Гэндальф, - тихо сказала эльфийка и шагнула вперед.
- Кристэль, это уже не Трайн! Это нежить!
- Я знаю. Но он еще не совсем обратился. Мы с ним тоже уже встречались.
Кристэль осторожно приблизилась к Трайну, доставая амулет Торина. У несчастного затряслись губы. Сердце Кристэль сжалось.
- Он жив. Твой сын, Торин, жив, - медленно, как слабоумному, стала объяснять девушка. – Это его подарок. Он подарил это мне.
Гэндальф замер. В очередной раз происходило нечто невероятное.
Сколько же в тебе сострадания, если даже такие существа находят отклик в твоем сердце?
Тем не менее, маг был настороже, готовый вмешаться в любой момент. Трайн поднял покалеченную руку, с трудом коснулся амулета.
- Ыын… Оыыын… - неживой глаз старика уставился на девушку. Холодные пальцы коснулись ее щеки. Кристэль не дрогнула, не отстранилась, только бережно провела ладонью по уродливому полумертвому лицу.
- Мне надо помочь ему. Торин в беде, понимаешь?
Безумец затряс головой и побежал по коридору, что-то мыча.
- Бежим за ним, - Гэндальф взял девушку за руку, и они последовали за ним. – Это место - не творение черной силы. Видимо, это потайной ход, оставшийся с тех времен, когда здесь стояла эльфийская крепость. Как к тебе попал медальон Торина?
- Он подарил мне его еще до того, как мы пришли к Беорну. В знак благодарности за то, что я вернула щит.
- Вот оно что… Да, только такая вещица и могла прорваться в затуманенный мозг безумца. К тому же, в гномских амулетах есть своя особенная магия. Трайн собственноручно сделал его для сына. Но насколько же он силен! Столько сопротивляться темным чарам и даже сейчас искать путь к свету… Однако нам стоит быть начеку. Как бы ветер не переменился.
- Согласна, - кивнула эльфийка. – Просветление может быть очень кратким. Тем более Неназываемый скоро поймет, что случилось. Как ты оказался здесь, Митрандир?
- Я пришел сюда, чтобы найти подтверждение тому, что Саурон вернулся. Кроме того, мы встретились здесь с Радагастом и обнаружили, что все девять кольценосцев Саурона покинули свои гробницы.
Кристэль вздрогнула:
- Эру Милосердный! Только этого не хватало! А где сейчас Радагаст?
- Мы добыли кое-какие улики, и он умчался в Ривенделл. А я почувствовал, что здесь что-то происходит и решил проверить.
- Ты успел вовремя, Серый Странник! Спасибо тебе. В который раз ты спасаешь мне жизнь.
- А ты-то как попала сюда, девочка?
Кристэль коротко рассказала всю историю.
- Безумица! Разве можно было смотреть в его глаза? Ты затеяла крайне рискованную игру!
- Я должна была рискнуть. Правда, чуть не сорвалась. Мне показалось, что меня вытащили гномы, -  призналась девушка. – И еще мне почудилось, будто я видела государя Финрода. Но это, конечно, глупости…
- Не скажи, девочка. Не скажи.

Сзади раздался тихий шелест и еле уловимое шипение. Маг обернулся.
- Бежим! Быстрее! – темнота искажалась, словно катилась следом огромным комом, и в ней мерцали глаза умертвий. Гэндальф на ходу махнул посохом, и коридор преградила стена пламени.
Они добежали до развилки, и тут дорогу им закрыл Трайн. Его мертвое лицо кривилось и дергалось, рука пыталась поднять топор, хотя Недовоплощенный сопротивлялся приказу как мог.
- Саурон берет над ним верх!
- Ради Торина, Трайн! Дай нам пройти! Ты же любишь сына!
Трайн взвыл и всадил топор между камнями. Гэндальф проскочил в коридор и дернул за собой девушку.
- Ыыыыыоооо… – с отчаянием простонал старик. Кристэль замерла.
- Да, - тихо сказала она. -  Я не покину его, пока нужна ему. И скажу, что отец помнил и любил его до последнего вздоха.
Кое-как старик сорвал с драного плаща старую фибулу и кинул ее под ноги девушке.
- Ай ея, - потребовал он, почти вытащив топор из расселины. Кристэль сжала фибулу в кулаке, непонимающе посмотрела на безумца.
 – Ай ея!!! – заорал тот, глядя на руку девушки. Гэндальф понял раньше.
- Ударь его своим мечом, Кристэль. Освободи его.
- Прости меня, Трайн, сын Трора, отец Торина! – девушка взмахнула сияющим мечом. В последний миг она что-то увидела в глазу полумертвого, потому что удар клинка не разрубил его пополам, а прошел наискось. Голубоватое пламя побежало по его телу. Губы старика сложились в жуткую усмешку. Он что-то прохрипел, вырвал топор из расщелины и со страшным невнятным кличем бросился навстречу умертвиям.
- Последний бой Трайна… Кристэль, бежим же! – Гэндальф схватил эльфийку за руку. Они мчались изо всех сил. По лицу Кристэль текли слезы, а рука крепко сжимала металлическую фибулу…
 
Некоторое время спустя, они выбрались из подземного хода и оказались в густом лесу. Кристэль огляделась и нахмурилась.
- Ох, ничего себе! – в голосе девушки послышалось отчаяние. – Тут до Каррока пешком не дойти и за неделю. А еще искать отряд…
- Ну что ж, придется снова просить Гваихира о помощи, - вздохнул Гэндальф. – Только помни: теперь враг будет действовать хитрее и безжалостнее. Плохо, что он знает, куда и зачем идут гномы. Но там его влияние не так сильно. Хотя кто знает, что изменилось за это время.
- Я учту это, Митрандир. Скажи, ты отправишься со мной?
- Нет, Кристэль. Мне необходимо созвать Совет. А потом посмотрим по обстоятельствам.
- Я хотела спросить… - девушка протянула серому магу фибулу. - Скажи, эту вещь можно отдавать Торину? Или ее подсунули специально, как и Кольцо?
- Кольцо?!
- Да. Одно из семи колец. Я видела его. Саурон предлагал мне отдать его Торину.
- Как оно выглядело?
- Золотое, с чернью. Поверх чернения идет золотой узор: заостренная с обоих краев рамка, внутри – руны. В середине – темно-синий прямоугольный сапфир необычной огранки. 
- Это оно, - вздохнул Гэндальф. – И что ты сделала с ним?
- Я столкнула кольцо в огонь. Ни за что не стала бы передавать его Торину, особенно после того, как оно побывало у Саурона.
- Едва ли этот огонь уничтожит его, но будем надеяться. Фибула безопасна. Я знаю, она всегда переходила от отца к сыну в роде Дурина. По поверьям, Дурин Бессмертный сам создал ее. Другой ценности в ней нет, но для Торина она бесценна.
Кристэль забрала ее и приколола на ворот рубашки.
- У меня для тебя есть еще кое-что, Митрандир, - Кристэль протянула ему черный кинжал.
- Ритуальный кинжал Моргота? Древности так и липнут к твоим рукам! - маг вытащил какой-то лоскут, перехватил оружие и замотал его в тряпку. – Теперь Белому Совету придется принимать меры…
- Меня беспокоит то, что среди напавших на деревню был эльф.
- Это страшное известие, Кристэль. Но, может, это происки Врага?
- Я бы хотела так думать. Но ведь и защита Холма Странников была повреждена. Чужой едва ли мог сделать это.
- Если так, то враг закинул свои щупальца дальше, чем мы предполагали. Нужно найти предателя. И еще… Кристэль… Я хочу попросить  тебя кое о чем.
- Слушаю, Гэндальф.
- Не скрою, я хотел бы узнать, что за тайна скрыта в тебе. Но я не буду ничего выпытывать. Обещай только, что не забудешь мои слова: понять значит простить. Не всегда сказанное в гневе соответствует тому, что есть на самом деле.
- Кто из нас загадочнее, Митрандир? – улыбнулась девушка. И тут же посерьезнела: - Скажи, это правда что гномы и Бильбо должны в конце концов погибнуть?
- Это Саурон тебе сказал? Нет, - ответил Гэндальф, но как-то торопливо. Кристэль пристально смотрела на него. – Ну, по крайней мере, не все. Но я надеюсь, что вообще обойдется без этого.
- Кто? – ровным голосом спросила девушка. Маг промолчал. Глаза Кристэль стали холодными:
- Цель оправдывает средства, так, Митрандир?
Гэндальф прямо посмотрел ей в глаза:
- Я верю, что все обойдется, Кристэль. Но иногда стоит пожертвовать малым, чтобы спасти большее.
- Малым? Что для тебя является малым, Гэндальф? Жизнь Бильбо? Фили? Кили? Торина? Или всего отряда? В масштабах Средиземья, наверное, это капля в море. Но для них самих это все, что у них есть. И ты не сказал им прямо: «Ребята, мне нужно любой ценой избавиться от дракона». Потому, что не известно, что бы они на это ответили. Ты сказал им: «Это ваш шанс вернуть дом. И я помогу вам». И они поверили тебе... Чтобы поймать меня, по приказу Саурона уничтожили деревню лесорубов, не пощадив ни женщин, ни детей, ни животных. Тебе ничего это не напоминает, Серый маг? – голос девушки был подобен льду на горных вершинах. Гэндальф молчал, опираясь на посох и глядя куда-то мимо эльфийки. Лицо его было бесконечно усталым и печальным. Кристэль тоже помолчала и тихо проговорила:
- Добро борется со злом, но порой я не вижу разницы между ними. Ты спас меня, и я благодарна тебе за это. Но больше я не приму твою помощь, Митрандир. 
- Ты права и нет, Кристэль. Я не хочу их гибели. И поэтому я рад твоему появлению. Это дает мне надежду на то, что все останутся живы.
Девушка пытливо посмотрела на мага, но ничего не ответила.
- И если ты сейчас не полетишь со мной, то не успеешь догнать их. Не отказывайся от помощи. Ради них.
Кристэль долго молчала, затем кивнула:
- Может быть, я и ошибаюсь… Хорошо. Зови орла, переправь меня на опушку Лихолесья и отправляйся спасать мир. А я… я попробую помочь отряду. Если это будет в моих силах…
Хотя я не маг, не волшебница и не всесильный воин. Я всего лишь девушка, которая ищет выход из своей тьмы…

В один из дней полил дождь такой силы, что пробивался даже сквозь полог деревьев. Пить хотелось так сильно, что гномы и хоббит некоторое время стояли и ловили капли ртами, но вскоре бросили это бессмысленное занятие.
И тут неожиданно пришел в себя Бомбур.
- А где это мы? – удивился он, протирая глаза. – И чего это так есть охота? Что мы забыли в этом лесу?
Радость гномов сменилась недоумением.
- Ты помнишь, кто ты такой? – поинтересовался у него Бофур.
- Помню, - кивнул толстяк. – Я… А что ты имеешь в виду?
- Как тебя зовут?
- Как меня зовут? А, ну меня зовут… А как меня зовут? – Бомбур почесал в затылке.  – Я же не крот какой-нибудь. У меня же есть имя, да?
- Есть. Ты его помнишь?
- Конечно… нет.
Пришлось гномам напоминать Бомбуру, кто он такой, кто они такие, и что здесь делают. После чего Бомбур незамедлительно начал причитать:
- И зачем я только проснулся?! Во сне хотя бы есть не хотелось! Во сне я был на пиру у лесных эльфов!
- Прекрати! - рявкнул Торин. – Хватит того, что тебя тащили на руках все это время! Или ты думаешь, что заменил нам мешки с едой?
Остальные осуждающе молчали. Бомбур насупился, но ничего не сказал.
- Затяните пояса покрепче, - проговорил Торин. – Бывало и хуже. Мы – гномы. Мы выдержим.

Они продолжили путь. Бомбур плелся предпоследним и все ворчал, что ноги его не держат и вообще он сейчас на ходу уснет. Торин шел, стиснув зубы, и держался из последних сил, чтобы не сорваться. На ночлег они остановились, когда совсем стемнело. Еды не было. Но самое страшное - воды хватило лишь на то, чтобы смочить губы.
- Просто постарайтесь уснуть, - тихо сказал Торин. – Жажда пока еще не так сильна.
Наутро они поняли, что Король был абсолютно прав. По сравнению со вчерашним днем, пить хотелось гораздо сильнее. Тем не менее, они упрямо шли вперед.
К вечеру все мысли были только о воде. И тут Балин показал рукой вперед.
- Там огонь!
Гномы остановились, пригляделись. В самом деле, в лесу мелькнул огонек. Потом еще один. И еще.
- На глаза не похоже, - прошептал Бильбо. – Может, чье-то жилье?
Гномы из последних сил заторопились вперед. И вскоре разобрали, что это свет от костров и факелов. До гномов долетели звуки музыки, отголоски смеха.
- Мой сон сбылся! – Бомбур бросился было на свет огней, но друзья удержали его. Не хватало еще потом толстяка искать по лесу. Но тут ветер донес до них запах жареного мяса, и здравый смысл начал сдавать позиции одну за другой.
- Ничего не случится, Торин! – убеждали предводителя гномы. – Утром мы вернемся на тропинку. А может, нам не откажут и в помощи. Беорн же говорил, что здесь бывают эльфы еще одного короля…
- Таурохтара, - подсказал Бильбо.
- Кто знает, сколько еще протянется этот лес? Без воды мы долго не выдержим, - нехотя поддержал прочих Балин.
- Хорошо, - скрепя сердце, согласился Торин.
Стараясь соблюдать осторожность, отряд подобрался поближе. Их взорам предстала огромная расчищенная поляна, посреди которой горел огромный костер, а по краям пылали воткнутые в землю факелы. Вокруг костра сидели и  полулежали эльфы. Отблески костра играли на прекрасных лицах, самоцветные камни искрились на рукавах и воротниках.
Некоторые эльфы играли на арфах и пели веселые песни. По кругу шли чаши с вином. Над костром жарилась туша огромного кабана. Смех звенел над поляной. Ближе всех к костру сидела девушка с очень красивым, но суровым лицом. Волосы цвета спелой ржи были забраны у висков во множество кос и ниспадали на спину. Время от времени эльфийка смеялась, но глаза ее оставались серьезными и все время оглядывали пирующих и пространство за их спинами. Рядом с ней сидел статный светловолосый эльф. Длинные волосы его перехватывал изящный обруч из серебра с золотом. Лицо его было прекрасным и юным, и в то же время показалось Торину странно знакомым. Полный недобрых предчувствий, он хотел удержать спутников, но не успел. Как один, гномы и хоббит шагнули на поляну:
- Пожалуйста, помогите… - начал было Бильбо, но не успел договорить. Эльфы вскочили на ноги. Девушка, что-то выкрикнув, пнула поленья. Огонь тут же погас, зато налетевший невесть откуда ветер подхватил золу и пепел и бросил в лица гномам и хоббиту, запорошив глаза и ослепив их на какое-то время. 
Гномы так и не поняли, как так вышло, что когда они открыли глаза, то оказались далеко друг от друга, да еще в кромешной темноте.
Ночной лес наполнился криками. Они бегали по лесу и звали друг друга. Но почему-то голоса не приближались, а удалялись. Бильбо показалось, что он услышал что-то похожее на крики о помощи, а потом наступила тишина.
Вот тут хоббиту стало страшно по-настоящему. Нет никакой радости в том, чтобы остаться совсем одному в кромешной жуткой тьме. Бильбо никак не мог понять, почему эльфы поступили таким образом. Ведь путники просили у них помощи. Они не были похожи ни на троллей, ни на гоблинов. Ответа на свои вопросы хоббит не нашел. Метаться туда-сюда он не видел смысла – все равно темно хоть глаз выколи. Лучше дождаться дня и попробовать найти потерявшихся друзей. Он сел под дерево и вздохнул.
Плохо, что Кристэль сейчас не с нами. С ней мы бы не попали в такую дурацкую ситуацию. Пусть она вернется. Гномы храбрые и сильные воины, но здесь их храбрость бессильна. А с такими странными эльфами - тем более… Вот бы очутиться сейчас  дома. Напиться воды. Потом взять сковородку, поставить на огонь, положить на нее толстый ломоть бекона… Нет, пару ломтиков! Обжарить с ними хлеб. Потом хлеб положить на тарелку. Порезать на сковородку помидоры, добавить немного сыра, соли и специй. Разбить пяток яиц. А потом посыпать все зеленью. А потом переложить все это на тарелку, взять вилку и…
…и в этот миг он почувствовал, как что-то коснулось его руки. Бильбо отмахнулся, и рука едва не прилипла к чему-то вязкому. Бильбо вскочил и тут же упал, поскольку его ноги уже были обмотаны такой же гадостью. И тут из темноты на Бильбо уставились блеклые омерзительные глаза. Огромный паук подобрался к нему и принялся дальше заматывать Бильбо в паутину. Хоббит заорал дурным голосом, спутанными ногами лягнул паука, а затем выхватил меч. Паук прыгнул в сторону, и Бильбо успел перерубить нити на ногах, а затем бросился на мерзкую тварь. Паук защелкал челюстями и попытался ухватить хоббита, но Бильбо опередил его и несколько раз подряд вонзил клинок ему в брюхо. Но не успел хоббит отдышаться, как услышал тихий шелест – с дерева спускался еще один паук. Бильбо торопливо прижался к стволу с противоположной стороны и затаил дыхание.
Тварь спускалась медленно, распространяя вокруг волны страха – хоббиту казалось, что он отчетливо ощущает их. Неимоверным усилием воли полурослик взял себя в руки, сосчитал до десяти, а потом выскочил из-за дерева и набросился на паука. Бой был короткий, но яростный. Порой Бильбо казалось, что не он управляет мечом, а меч сам направляет держащую его руку.  Когда паук был повержен, хоббит отдышался и вытер меч о траву.
- Знаешь, не годится тебе быть без имени. Сколько раз ты уже выручал меня! Пусть ты небольшой, но с тобой из беспомощной мошки я становлюсь пчелой. Поэтому я буду звать тебя Жало.
Бильбо убрал клинок в ножны и сам удивился происшедшей в нем очередной перемене. Он словно стал еще немного сильнее, храбрее и беспощаднее.

Постепенно в лесу стало светать, и Бильбо задумался над тем, куда могли деться его друзья. Едва ли они ушли далеко, если только их не схватили и не увели в плен эльфы.  Как-то незаметно Бильбо стал несколько хуже думать об эльфах. Не обо всех, только о лесных. Не те ли это эльфы, что не помогли в свое время народу Торина?
Хоббит потер лоб рукой, постарался припомнить, откуда ночью последний раз доносились голоса друзей, и осторожно пошел в том направлении. Немного погодя, Бильбо решил, что не помешает дополнительная мера предосторожности и полез в карман за кольцом.
Холод плеснул по спине, сердце оборвалось. Кольца в кармане не было! Бильбо судорожно обшарил все карманы на жилете, в куртке, в штанах. Кольцо пропало. Хоббит схватился за голову. Ну как можно было просто держать такую вещь в кармане?!  Почему он не додумался сделать что-то вроде цепочки или веревки?! Нанизать на нее кольцо и накрепко привязать к петле на кармане! Бильбо пошел назад, внимательно осматривая каждый сантиметр. Хорошо еще, если он выронил кольцо, когда дрался с пауками. А если когда метался по лесу?
Вот и туши пауков. Трава вокруг пожухла от крови.
Тьфу, мерзость какая!
Стараясь не задевать пауков, Бильбо оползал все вокруг. Кольца не было. Какими словами только Бильбо не обзывал себя. Он уже собрался было начать прочесывать все места поблизости от места драки с пауками, как вдруг ему в голову пришла одна мысль. Хоббит даже стукнул себя по затылку от радости и досады.
Морщась от отвращения, он схватил первого паука за волосатую лапу и оттащил прочь. Кольцо лежало прямо под паучьей тушей, прикрытое сверху листом.
- Нашлось, - с облегчением вздохнул Бильбо, сам поразившись тому, как обрадовался. – Уф… Все, никуда больше не денешься! – он порылся в мешке, нашел прочную веревку, отрезал такой кусок, чтобы можно было привязать кольцо и при этом спокойно надеть его на палец. Но в последний момент передумал, сунул веревку в карман, надел кольцо и исчез.

К счастью, Бильбо крался в правильном направлении. Некоторое время спустя, он увидел огромные паутины, натянутые между деревьями. В центре каждой сидел паук. Да еще какой! Бильбо показалось, что те, которых он убил, были существенно меньше размером. Несколько таких же тварей копошилось на земле. Бильбо осторожно подобрался поближе, и сердце его оборвалось в который раз за сегодняшний день. Внизу, в огромной яме он увидел несколько коконов.  Четыре, как он убедился. Еще девять уже висели на ветках. Разбираться с тем, что собираются сделать мерзкие твари – сохранить гномов про запас или сожрать их – у хоббита не было времени. Он огляделся по сторонам и увидел кучу камней. То, что нужно! Бильбо набил ими карманы, затем подхватил один из камней, прицелился и кинул его. Шмяк! Камень попал в жирного паука, и тот свалился с паутины кверху лапами. Пауки замерли. Потом забеспокоились.
Шмяк! Шмяк! Еще двое упали вниз. Тут Бильбо сообразил, что неплохо было бы подать знак гномам и начал во все горло распевать обидные дразнилки про пауков. Придумывал он их на ходу и в выражениях не стеснялся.
Что тут началось!
Говорить пауки не умели, но потомки Унголианты прекрасно понимали языки народов Арды. А еще лучше – язык камней, попадающих прямо по тушам.
Разумеется, Бильбо они не видели, но прекрасно слышали. К тому же они заметили, откуда летят камни. Побросав пленников, все пауки бросились к хоббиту. Началась смертельная игра: Бильбо ловко уворачивался от клейкой паутины, отбегал подальше и снова начинал швырять в пауков чем попало, топать ногами и горланить дразнилки. Это окончательно вывело тварей из себя. Они гнались за Бильбо по земле и по веткам. Воздух наполнился нитями паутин. Бильбо отбежал подальше и швырнул еще несколько камней, но не в пауков, а в ту сторону, куда он бежал до этого. Пауки промчались вперед, а хоббит со всех ног побежал назад, к гномам.
Там ему пришлось убить еще одного паука, оставшегося рядом с гномами. Труда это уже не составило – все же уроки Двалина и практика делали свое дело. Не теряя времени, которого и так было мало, Бильбо снял кольцо, осторожно вспорол первый кокон и обнаружил в нем Кили. Юноша был бледен, но в сознании.
- Как ты?
Кили мотнул головой, промычал что-то неразборчивое и принялся сдирать с себя паутину. Во втором коконе обнаружился Бифур. Без сознания. Еще в одном – Балин, тоже в весьма плачевном состоянии. В четвертом нашелся Фили. По сравнению с прочими, молодой гном выглядел очень даже неплохо. Его мутило от паучьего яда, но он тут же принялся приводить в сознание Бифура. Бильбо посмотрел на ветку, где висели еще девять гномов.
- Кили, ты сможешь помочь тем, кто внизу? Фили, мне нужна твоя помощь там, наверху. Одному, боюсь, не справиться.
- Все в порядке, дружище Бильбо.  Я сейчас…
Не сразу, но Фили сумел забраться на дерево. Вместе с Бильбо они освободили Бомбура. Бедняга был так плох, что хлопнулся вниз, прямо на тушу дохлого паука, да так и остался лежать без движения. Двалин и Глоин чувствовали себя получше и взялись помогать освобождать остальных.
Пятеро гномов еще оставались в коконах, когда пауки начали возвращаться.
- Скорее! Не то они нас снова поймают! – завопил Бильбо. Балин и Кили принялись швырять в пауков камнями и палками. Бильбо пугал их Жалом и не давал подобраться к гномам.
Торина освободили последним. Ему пришлось хуже всех: когда ночью на них напали пауки, Король уложил их не меньше пяти, за что и поплатился. Если бы ему впрыснули чуть больше яда, он бы умер. Сейчас он еле стоял на ногах. Фили и Кили тут же встали рядом, прикрывая дядю. Бофур и Глоин поддерживали Бомбура. Гномам удавалось отбить атаки пауков, но все прекрасно понимали, что это ненадолго. Если эти твари сообразят затянуть паутиной яму, все будет кончено.
Торин тем временем сунул руку в карман, нащупал там горошину и попытался вспомнить, что Кристэль говорила ему о составе этого снадобья. Голова болела, мысли путались, но он вспомнил, как эльфийка подробно рассказывала об этом средстве и о том, когда его нельзя употреблять. Про паучий яд там не было ни слова. Хотя про яд вообще она что-то говорила…
На всякий случай Торин отщипнул совсем маленький кусочек и проглотил его. Такой же заставил проглотить Бифура и Ори. Чуть больший всунул в рот Бомбуру. И вскоре гномы почувствовали себя несколько лучше. По крайней мере, на ногах они смогли стоять сами. И не только стоять, но и помочь остальным сражаться.
Кажется, я опять в долгу перед тобой, эльфийка…
Бильбо с отчаянием глянул на пауков и велел остальным:
- Вот что! Я сейчас исчезну и отманю этих тварей. А вы прорывайтесь к той поляне, где были эльфы.
Торин бросил на хоббита быстрый взгляд и кивнул:
- Удачи тебе!
И Бильбо снова пропал - к большому удивлению как гномов, так и пауков.

Пару мгновений спустя в пауков снова полетели камни, но уже с тыла. Вновь раздались обидные слова, а спрыгнувший на землю паук упал с проткнутым брюхом.
- Вперед!  - крикнул Торин. На ошалевших и слегка растерявшихся пауков обрушился град камней, удары мечей, и вскоре гномам удалось прорваться сквозь заслон.
Отступление давалось тяжело – они все были измучены, а Торин, памятуя о том, что было с Кристэль, попросту боялся давать снадобье чуть большими порциями. Гэндальфа с ними нет. С того света вытаскивать некому.
В какой-то миг пауки усилили атаку, и гномы выдержали краткое, но очень яростное сражение, практически полностью измотавшее их. И вот когда они уже не в силах были шевельнуться, пауки вдруг остановились, а потом начали медленно пятиться прочь.
Бильбо вытер пот и огляделся. Они стояли на той самой поляне, где ночью пировали эльфы.

Некоторое время после сражения гномы лежали на земле, пытаясь хоть немного прийти в себя. Даже при их выносливости выдержать подобное было почти на пределе возможного. К тому же после драки и паучьего яда очень хотелось пить. Голоса звучали хрипло, губы потрескались, и всем казалось, будто их рты забиты шершавым песком.
Торин смотрел на ветви, сплетенные над ним. Перед глазами почему-то опять появилась Кристэль. Она рассказывала ему о листьях, входящих в снадобье, называла их и показывала, где они растут. А потом показала небольшой стебелек и проговорила:
Это растение встречается везде. Если вдруг отравился, не важно чем – найди его. Это куилассэ, или лист жизни на Всеобщем.
Торин как наяву увидел его в руках у девушки, вспомнил его запах. А затем с трудом поднялся и принялся внимательно оглядывать лужайку.
- Ты что-то потерял, Торин?
- Бильбо, поищи-ка здесь одно растение. Невысокое, листья гладкие, короткие, но широкие, стебелек пушистый…
- С каких это пор ты увлекся травами? – удивился Дори.
- С дома Беорна, - ответил Торин и едва не закашлялся – говорить было очень трудно.
Они с Бильбо обшарили всю поляну, но нашли только четыре листочка. Торин разделил их на тринадцать частей и заставил гномов съесть их. Лучше меньше, чем ничего. Может быть, хоть немного поможет. Тем более что от пряного запаха в самом деле стало как-то полегче.
- А теперь рассказывай, - хрипло потребовал Торин после того, как гномы поблагодарили хоббита за избавление. – Что за фокусы  с исчезновением?
Остальные гномы поддержали его, и Бильбо волей-неволей пришлось рассказывать о том, что произошло в пещерах. Правда, в очень сильно подправленном виде. Так, например, по версии Бильбо вышло, что Голлум сам предложил сыграть на кольцо. И проиграл. Балин только усмехнулся, припоминая первый рассказ Бильбо.
Прокрался он, значит! Повезло, значит, ему! Э-э-э, мистер Бэггинс, вы большой хитрец, как я погляжу!

Куилассэ, в самом деле, несколько улучшил состояние гномов и, пока не стемнело, они побрели искать потерянную тропу.  Кроме оружия, никаких вещей у них не было – все пропало во время ночной стычки. У гномов даже не хватило сил толком очиститься от паутины. Клейкая сетка была и на волосах, и в бородах, и на одежде.
Они брели довольно долго. Уже начало смеркаться, как вдруг раздался звонкий голос:
- Стой!
Торин тут же велел сомкнуть ряды, и гномы встали спина к спине, прикрыв Бильбо. Какими бы измотанными они ни были, а продавать свои жизни задешево не входило в их намерения. Бильбо предусмотрительно надел кольцо.
- Опусти меч, гном! – раздался холодный голос. – Или, клянусь, я прикончу тебя, не раздумывая!
Со всех сторон на гномов нацелились стрелы и копья. Вперед вышел тот самый молодой эльф, которого Торин видел на поляне.
- Чего еще можно ждать от эльфа! – презрительно бросил Торин.
- Придержи язык! – велела эльфийка, та самая, с суровым лицом. Сейчас она, как и все прочие, была в легком доспехе.
- Славно вооружились, чтобы поймать нескольких измученных гномов, - язвительно фыркнул Двалин. – Все войско собрали?
Эльфы зашумели, но светловолосый остановил их повелительным жестом.
- Леголас, у этого эльфийский клинок, - девушка показала на Торина. – Интересно, у кого он украл его?
Оскорбленные гномы едва не бросились в атаку, но Торин остановил их:
-  Не связывайтесь с ней. Доспех ни ума, ни воспитания не добавляет.
Лицо эльфийки побелело:
- Ах, ты…
- Тауриэль! – осадил ее Леголас. – Займись своими обязанностями.
- Разоружить их. Глаза завязать, руки связать и проводить во дворец. Правитель ждет! – голос девушки дрожал от гнева.
- Надо же, сколько злобы, - тихо пробормотал Кили. – А казалась такой красивой…
Эльфийка сверкнула на него глазами, но промолчала. Ее приказания были тут же выполнены. Впрочем, тому в немалой степени способствовало тяжелое состояние гномов, иначе кто знает, чем бы все это закончилось?
Шли эльфы быстро, подгоняя пленников и нимало не заботясь о том, что гномы шагают из последних сил. Бильбо крался следом, стараясь не отставать, и, признаться, был в ужасе от того, что видел. И это светлый народ? Неужели они не понимают, как несправедливо и отвратительно поступают? Или, напротив, прекрасно понимают? Как отличались эти эльфы от эльфов Ривенделла!
Некоторое время спустя отряд подошел к горной реке, через которую был переброшен мост. Массивная дверь скрывала вход в пещеру. Бильбо нервно сглотнул.
Они что, как гоблины, живут в горе? Не удивительно, что у них такие характеры!
Тем не менее, отставать он не решился и едва проскочил в ворота самым последним.
Створки с лязгом захлопнулись. Назад пути не было.
 

Элина Лисовская