Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава двадцать вторая ==========

        Разговор Кристэль и Хьюрира не был очень долгим – последний не оставался на праздник, а уходил с эльфами. Те же спешили потому, что хотели поскорее доставить до короля новости из Озерного Города.
По поводу дочери гном поворчал немного, затем махнул рукой:
- Ладно, характер у девчонки упертый. Если что втемяшила себе в голову, все равно сделает. Только ты присмотри за ней, Кристэль.
- Не переживай. Главное, возвращайтесь побыстрее. И будьте очень осторожны.
- Да, новости ты сообщила не радостные. Цела ли деревня еще…
- Цела. Я уверена, что это был тот самый отряд, следы которого я видела в Лихолесье.
- Ладно. Где Ардис прячется?
- У меня. Сейчас позову.
Некоторое время спустя, обе девушки вышли в коридор. Хьюрир посмотрел на дочь и усмехнулся:
- В меня характером. От Кристэль ни на шаг, поняла? Вернусь к концу недели, Государь обещал дождаться. Тогда и решим, что делать, - гном обнял дочь, поцеловал ее в лоб. Затем посмотрел на Кристэль:
- Как думаешь, сможем вернуть Эребор?
- Надеюсь, Хьюрир. Только следует понимать, что прежним он уже никогда не будет.
Гном кивнул:
- Да, Государь так же считает.
Он еще раз велел дочери неотлучно быть при Кристэль и, попрощавшись, ушел.
- Ну что, Ардис… Все обошлось. Идем одеваться к празднику. Зря что ли столько по рынку бегали?
Интересно, Алкаральм получил мою записку? На празднике он ведь точно будет. Надеюсь, нам все же удастся нормально пообщаться. Я так соскучилась…

К положенному времени девушки спустились вниз. Ардис ужасно робела, тем более что в окно было видно, сколько народу собралось на главной площади. Люди даже стояли в холле и с нескрываемым интересом наблюдали за девушками и спускающимися по лестнице гномами.
- Что ты переживаешь, глупенькая? Этот праздник не придворный. Просто народное гуляние. Будь собой и ничего не бойся.
Ардис кивала, но руку Кристэль не выпускала. А эльфийка думала о том, что одежда все же способна изменить облик. Разумеется, Ардис не стала красавицей, но при этом уже никто не назвал бы ее дурнушкой. Кристэль не пыталась сделать из нее придворную даму. Наоборот, постаралась подобрать максимально привычную и удобную одежду: платье, поясок, сапожки – все, как носили крестьянские девушки. Только нарядное, подходящее по цвету и фигуре.  Кристэль расчесала светлые волосы Ардис, аккуратно забрала несколько прядок и скрепила их цветком, напоминавшим по цвету глаза девушки. Самой лучшей наградой для Кристэль стало удивленное: «Это я?», когда Ардис увидела себя в зеркале.
На эльфийке было льняное платье, темно-синее с белым. Волосы девушка перехватила тоненьким серебристым ободком.  Единственным украшением был амулет Торина. Привычные сапоги Кристэль сменила на удобные, в тон платью, туфли. Зато гномы и Бильбо принарядились от души. Последний, правда, все еще не мог толком поправиться, поэтому настроение у хоббита было далеко не самым радужным. Впрочем, друзья всячески подбадривали его, хвалили находчивость и отвагу полурослика, и это порядком скрашивало Бильбо жизнь.
Гномы, отдохнувшие, отмывшиеся, обновившие свои замысловатые прически, расчесавшие и украсившие бороды, выглядели очень торжественно и солидно. Кристэль с неподдельным интересом разглядывала друзей. А Балин посмотрел на нее и усмехнулся:
- Скажи, Кристэль, почему ты выбрала именно такие цвета для своего наряда?
- Не знаю. Потому, что они понравились мне больше всех, Балин. И прекрасно мне подходят. А что?
- Да нет, ничего особенного. Сейчас сама все поймешь.
Кристэль недоуменно переглянулась с Ардис, но тут услышала глубокий бархатистый голос Торина:
- Все собрались? Отлично.
Гномы обернулись к лестнице, склонили головы, приветствуя Короля, спускавшегося вместе с племянниками. Кристэль и Ардис присели в реверансах, опустив ресницы. Причем Ардис, пунцовая от смущения, была абсолютно серьезна, а Кристэль улыбалась.
О простоте теперь можно забыть до начала похода. Пусть Эребор не отвоевали, но Торин – Король. И об этом стоит помнить.
- Не нужно такой официальности, друзья, - мягко проговорил Торин. – Слишком много пережито вместе. К тому же мы пока не во дворце. Во имя Дурина, а это кто? Неужели, Ардис? – в голосе Торина послышалось удивление. – Тебя не узнать, девочка.
- Это заслуга Кристэль, Ваше Величество, - еле слышно пролепетала девушка.
- Фили, - Торин обернулся к старшему племяннику, и в голосе его промелькнула улыбка, - поручаю юную мисс твоим заботам.
Молодой гном сдержано кивнул.
- Кристэль, тебе не кажется, что твое приветствие затянулось?
Девушка подняла на Торина лукавые глаза и тут же поняла, о чем говорил Балин:  Торин был в темно-синем камзоле.
- Торин, я не нарочно, -  прошептала Кристэль. Гном остался серьезным, но его глаза смеялись. Он молча сделал жест рукой, означающий «Идемте», и показал Кристэль на место рядом с собой.
Девушки накинули поверх платьев плащи, и вся компания вышла на крыльцо. На короткий миг повисла тишина: никто не ожидал, что у гномов будут спутницы, тем более такие – полукровка-гномка и эльфийка, но в следующий миг толпа взорвалась приветственными криками. В толпе Кристэль увидела Алкаральма. Лицо следопыта было крайне удивленным и немного растерянным.
 Бургомистр поспешил навстречу, поприветствовал Короля-Под-Горой, его отважный отряд и прекрасных спутниц. Кристэль кожей ощутила волну разочарования, прокатившуюся по женскому населению, и ей стало смешно: Торин не зря опасался повышенного внимания к своей персоне и к племянникам.
Бедный Кили! Будет отдуваться за всех!

Бургомистр тем временем вещал про Праздник Осени, начинающийся сегодня, про то, что на нем, как в давние времена в Дейле, присутствует Король-Под-Горой, а значит, скоро наступят перемены к лучшему. По периметру площади были накрыты широченные деревянные столы. К одному из них бургомистр и пригласил Торина и его спутников. Король чуть наклонил голову в знак благодарности и молча предложил Кристэль руку. Эльфийке ничего не оставалось делать, как церемонно положить свою руку сверху. Краем глаза девушка увидела, как брови Алкаральма сперва удивленно взметнулись вверх, а парой мгновений позже следопыт сжал губы и прищурил глаза.
За спиной Торина и Кристэль Фили протянул руку, и Ардис, которой больше всего хотелось провалиться сквозь землю, последовала примеру эльфийки. Девушка боялась посмотреть по сторонам, ее щеки пылали, а рука мелко вздрагивала. Фили украдкой показал ухмыляющемуся брату кулак.
- Надо же, какая пара красивая! - долетел до острого слуха Кристэль шепот, когда они проходили через площадь. – Хоть она и выше его на голову.
Лицо Торина было приветливо-невозмутимым, но при этом он покосился на Кристэль.  По губам его скользнула мгновенная ехидная улыбка. И вот тут Кристэль поняла: он тоже все слышал, и праздника в обычном смысле для нее не будет. Потому, что не может спутница Короля взять и пойти танцевать абы с кем, бродить от стола к столу или вообще уйти к себе. Все-таки Торин нашел способ ограничить нежелательные ему контакты.

Ох, Ваше Величество, я вам это припомню! – мрачно подумала девушка, легким наклоном головы благодаря Торина, отодвинувшего для нее стул. Рядом сели Фили и Ардис, затем Кили, все остальные гномы и хоббит.
По правую руку сидел бургомистр, его помощник и советники, затем самые уважаемые люди города. Среди них был и длинноволосый, крайне мрачный человек с лицом, казалось, никогда не знавшим улыбки. Улучив момент, Кристэль спросила о нем у бургомистра.
- Это капитан лучников, Бард, - слегка поморщившись, ответил бургомистр. – Крайне неприятный тип. Никогда ничего хорошего от него не услышишь. Но он мастер своего дела и воины уважают его.
- Он житель Озерного Города? – спросила девушка, разглядывавшая капитана. – Я никогда не видела его раньше.
- Озерный Город велик. Прадед Барда родом из Дейла. Он погиб, когда на город напал дракон. Прабабка с семьей спаслись по Быстротечной. Ходят слухи, что его семья – ветвь дома Гириона, последнего правителя Дейла. Но кто знает, так оно или нет?
- Благодарю вас, - кивнула девушка.
- Что у тебя за интерес к этому человеку? – тихо спросил Торин.
- Понравился, - ехидным шепотом ответила девушка. – Люблю мрачных небритых мужчин с невыносимыми характерами.
Торин промолчал, откинулся на спинку кресла. Некоторое время спустя, он обернулся к бургомистру с каким-то разговором. Но Кристэль готова была поклясться, что истиной причиной было желание Торина рассмотреть предмет ее внезапного интереса.
Что-то я совсем перестала вас понимать, Ваше гномье Величество, - озадаченно подумала девушка. – Что вообще происходит? В чем опять ты начал меня подозревать?

Тем временем слева от нее негромко разговаривали Фили и Ардис.
- Я вовсе не из-за вас пошла с Кристэль, - едва не плача, говорила девушка. – Ну, не только из-за вас. И я не собиралась на этот праздник, и не хотела, чтобы все вот так получилось!
Фили молчал, глядя перед собой. Вид у него был такой суровый, что Кили стало искренне жалко девушку:
- Ну что ты, в самом деле, Фили? Тебя же жениться не заставляют!
- Мне от вас ничего не нужно, - Ардис неожиданно гордо тряхнула головой. – Ни вашего внимания, ни ваших подарков, - она сняла резную цепочку. -  И если вы думаете, что я на что-то надеюсь, то очень глубоко ошибаетесь.
Молодой гном побарабанил пальцами по столу, взял кружку, сделал большой глоток пива и только тогда посмотрел на Ардис:
- Будь так любезна, скажи, это ты от Кристэль научилась? Чем я обидел тебя?
- Вы про что? – растерянно шепнула девушка, теряясь от его взгляда.
- Каждый раз, когда она ехидничает или сердится, она начинает обращаться к Торину по титулу и на вы. Один раз он сильно обидел ее, и Кристэль, прямо как ты сейчас, попробовала вернуть ему его подарок. Чем я обидел тебя, что ты говоришь со мной в подобном тоне?
- Вы… ничем меня не обидели. Я просто… стараюсь быть вежливой. Не могу же я говорить «ты»…
- Ну, продолжай. Племяннику короля, так?
- Да. Так. Я – дочь трактирщицы и кузнеца, полукровка. Мне вообще не место за этим столом. Думаете, я этого не понимаю?
- Кажется, я понимаю, почему Кристэль симпатизирует тебе. Вы обе способны камень до белого каления довести. Значит так, Ардис: никаких «вы», никаких официальностей. По крайней мере, в отношении меня. Я настаиваю. Понятно?
- Д-да…
- И в отношении меня, - добавил Кили. – В конце концов, с Кристэль мы друзья. Кто мешает и с тобой подружиться?
Фили только усмехнулся. Хорошо, что братишка ничего не понял. А ему что делать с этой влюбленной девочкой, свалившейся ему на голову? Хотя, надо сказать, ее отношение ему скорее нравится, чем нет. К тому же, она так мило смущается… Не красавица, но так трогательно заботилась о них вместе с сестрой.
Стоп. Ты поклялся не кружить голову девочке. Так что постарайся отнестись к ней как к маленькой кузине.
- Ну, раз мы пришли к соглашению, то надень цепочку и признавайся, что тебе положить? А то твоя тарелка до сих пор пустая.
- Понимаете… понимаешь, - торопливо поправилась девушка, - я многих этих блюд и в глаза никогда не видела. Не знаю. На твое усмотрение.
Братья обменялись быстрыми веселыми взглядами и наперебой начали подкладывать девушке лакомые кусочки.
- Спасибо, хватит! Мне и этого не съесть! – Ардис прикрыла тарелку руками. И тут же, как зачарованная, уставилась на площадь – там выступали жонглеры.

 Праздник, в самом деле, удался на славу. Ночь была звездной и теплой. Площадь освещалась множеством факелов и цветных фонариков. Выступали чтецы, певцы и музыканты, бродячие жонглеры и акробаты. Столы ломились от яств, всевозможных напитков было вдоволь. Речи бургомистра, его советников и ответные речи Торина и гномов встречали аплодисментами.  Устраивались и разнообразные игры. Гномы сначала отказывались от участия в них, но когда речь зашла о перетягивании каната, не выдержали. Первыми выскочили Фили и Кили. За ними – Ори. Тут же начала собираться и команда горожан.
- Эй, мы, конечно, и втроем справимся, - задорно тряхнув волосами, крикнул Кили. – Но хотелось бы поддержку от старших получить!
- Какой хорошенький! – раздался восторженный девичий голос. В команде горожан тут же прибавилось парней. Старшие гномы, оценив количество противников, вышли из-за столов. Торин остался на месте. Его глаза весело блестели. Еще несколько гномов, осевших в Эсгароте, протолкались к сородичам.
Ардис пересела ближе к Кристэль. Обе девушки с волнением следили за ходом состязаний. Сначала гномы немного уступили, затем медленно, но верно начали перетягивать канат с отчаянно упирающимися парнями на свою сторону. Затем перевес вновь пошел в сторону городских. Кристэль закусила губу. Ардис стиснула руки. Над площадью стоял визг и гул.
- Ну же… Ну, давайте же! – с отчаянием шептала Ардис. Кристэль напоминала хищную кошку, притаившуюся в засаде. Торин покосился на них и усмехнулся. Когда городские почти перетянули гномов, Кристэль аж подалась вперед. Казалось, еще миг - и она перемахнет стол и бросится на помощь гномам... Широкая ладонь сомкнулась вокруг ее запястья. Девушка недоуменно посмотрела на Короля. Торин только показал ей взглядом на площадь – смотри, мол.
- Взяли! – раздался над площадью рык Двалина. Мощный рывок - и городские парни, перелетев черту,  попадали на землю. Ардис завизжала от радости и захлопала в ладоши. Торин усмехнулся, поднес руку эльфийки к губам и коснулся ее поцелуем. Впрочем, его взгляд был направлен не на девушку, а на эльфа с волосами цвета белого золота, стоявшего с кружкой вина у колонны и не спускавшего глаз с Кристэль.
Зачем тебе нужен этот спектакль, Торин? Что за игру ты затеял?! – эльфийка вопросительно посмотрела на Короля-Под-Горой, но его лицо было непроницаемым. Он неторопливо разжал руку, отпуская Кристэль, и сделал глоток вина. Девушке опять почудилось, что воздух вокруг начинает тихо звенеть. Ох, не испортить бы праздник!
Тем временем победители в венках из осенних листьев возвращались на свои места. Торин, девушки и Бильбо поздравляли их с победой. Те только посмеивались, вполне довольные разминкой.

- А теперь, по обычаю, выберем Королеву Осеннего Праздника! – объявил бургомистр. –  Сегодня среди наших почетных гостей Торин, сын Трайна, внук Трора. Ему и выбирать Королеву.
Торин, знавший об этом обычае, слегка склонил голову и усмехнулся.
- Но опять же по традиции, я должен спросить, есть ли кто-то, кто попробует оспорить право выбора Королевы Осени?
- Есть, - раздался в тишине спокойный мелодичный голос. У Кристэль похолодело под сердцем. Алкаральм вышел в центр площади. Бургомистр и советники выглядели несколько растерянными – такое случилось впервые. Гномы переглянулись, а Торин поднялся и вышел из-за стола:
- Отлично. Как тебя зовут, эльф?
- Алкаральм. Старший следопыт Государя Трандуила, - эльф склонил голову. Торин ответил церемонным наклоном головы.
- Что ж, попробуем решить ваш спор, - отозвался бургомистр. – Но для этого нужно выбрать те состязания, где не будет заведомого перевеса в сторону другого противника. Умеете ли вы играть на музыкальных инструментах?
- Да.
- Умею.
- Хорошо. А как обстоят дела с пением?
- Пока никто не жаловался.
- Принимается, - отозвался Торин.
- Ну, и третье… Должно быть какое-то воинское умение.
- Пусть будет лук, - предложил эльф.
- Это не очень честно, - возразил бургомистр. – Все знают, насколько эльфы превосходят прочих в этом умении.
- Мы будем стрелять по обычным мишеням, если Его Величество не против.
- Не против, - мягко проговорил Торин. Побледневшая Кристэль сжала руку в кулак и тревожно посмотрела на друзей. Бильбо и Ардис выглядели не менее встревоженными и растерянными, чем она. Все три состязания были в духе эльфов, а не гномов. И если Торин проиграет… Совершенно неожиданно девушка почувствовала злость на Алкаральма. С чего вдруг он вызвался? Кому и что хочет доказать? И Торин хорош! Не мог обойтись без подколов эльфийского самолюбия!
Гномы только переглянулись и ничего не сказали. Король не мог не принять вызов.

Первые два состязания никому из соперников преимущества не дали. Алкаральм прекрасно играл на свирели, Торин  ничуть не хуже на арфе. Кристэль уставилась на него с искренним изумлением. Об этом таланте своего царственного друга она и не догадывалась. Пели тоже оба отлично. И глубокий волнующий голос Торина был не менее прекрасен, чем серебристый голос Алкаральма.
- Я даже не знаю, как быть, - развел руками бургомистр. – Пока оба идут на равных. Придется выбирать двух Королев!
Народ засмеялся.
- Погоди, почтеннейший. У нас еще одно состязание, - усмехнулся эльф.
У Алкаральма был свой лук. Торину принесли несколько на выбор, но он вернул все – ни один не подошел. Эльф чуть приметно улыбался. Тут поднялся Бард:
- Возьми мой, - проговорил он. – Лучшего в Эсгароте нет.
Торину передали лук, гном осмотрел его и кивнул:
- Да, лук хорош. Я готов.
- Три выстрела каждому. Сначала стреляет один, затем – второй. Кинем жребий…
- Право стрелять первым я оставляю за тем, кто бросил мне вызов, - ответил Торин, опираясь на лук.
- Как будет угодно.
С одного края площади убрали людей и поставили мишень в наиболее освещенное место. Алкаральм подошел к указанной черте, нашел взглядом Кристэль, улыбнулся ей и подмигнул. Лицо девушки осталось бесстрастным. Эльф слегка выгнул бровь, выхватил стрелу и, почти не целясь, попал в середину круга. Второй выстрел, третий... Все стрелы угодили рядом. Люди захлопали и зашумели, восхищаясь мастерством эльфа.
- Отлично, - негромко проговорил Торин, откровенно любуясь результатом соперника. – Нет-нет, не уносите мишень. Пусть будет у всех на виду. Здесь есть чем гордиться.
Следопыт поклонился. Король гномов встал у черты, еще раз неторопливо проверил лук. Кристэль затаила дыхание. Рядом с мишенью Алкаральма установили вторую мишень. Торин натянул тетиву, прицелился… Первый выстрел, второй, третий. Над площадью повисла мертвая тишина, сменившаяся криками и рукоплесканиями. Гномы вскочили, принялись обниматься и хлопать друг друга по плечам. Фили сгреб в охапку Ардис и Кили и расцеловал их. Бильбо прыгал и вопил «Ура!»
Мишень Торина осталась нетронутой, но все стрелы Алкаральма были срезаны стрелами Короля у самых наконечников. Кристэль вдруг как-то разом обмякла, закрыла глаза. Чудовищное напряжение отпустило ее.
Где же ты научился так стрелять? Ты не перестаешь удивлять меня. Ох, Эру Милосердный! Помоги мне…
Алкаральм поклонился Торину:
- Если у меня и были сомнения в том, кто передо мной, теперь они развеялись. Я слышал, что наследник Эребора не уступал в меткости эльфам.
- С достойным соперником всегда приятно помериться мастерством, - склонил голову Торин. – Ну, и где же корона для будущей Королевы?
- Короновать его! – зашумел народ. – Торин Дубощит – Король Осени!
Бургомистр развел руками:
- Разве не Королева будет выбирать Короля?
- Не-е-е-ет! – дружно закричали все. Бургомистр посовещался с советниками.
- Что ж, пусть будет так. Ради такого случая мы нарушим традицию. И прежде чем вручим победителю корону для будущей Королевы, коронуем его самого.
Торин усмехнулся, склонил темноволосую голову, и бургомистр водрузил на нее венец из золотистого металла с орнаментом из листьев и ягод.
- Добрый знак, - пробормотал Оин и вытер украдкой глаза. Балин согласно кивнул.

Тем временем помощники бургомистра принесли похожий, но более тонкий и изящный обруч для Королевы, а также несколько осенних венков с серебряными лентами – для фрейлин. Торин нанизал венцы на руку и оглядел собравшихся.
- Ну же, девушки! Не упустите свой шанс показать себя и получить корону из рук Короля-Под-Горой!
Упрашивать не пришлось, да и кто бы отказался получить корону из рук такого короля? А Торином нельзя было не любоваться – так величественен и красив он был. В круг выходили и человеческие девушки – их было большинство, и гномские.
- А ты чего сидишь? – шепнул Фили Ардис, которая жадными глазами смотрела на веселье.
- Куда мне? – отмахнулась она. – Я даже не знаю, что там нужно делать.
- Танцевать. Танцы простые. Иди, не бойся.
- Кристэль, пойдем?
- Нет, - ответила девушка. – Я не хочу. А ты иди. Да не бойся, глупая.
После непродолжительных уговоров Ардис все же покинула свое место и присоединилась к девушкам на площади. Заиграла музыка. Алкаральм посмотрел на Кристэль, оставшуюся на месте, и ухмыльнулся. Эльфийка чуть приметно улыбнулась. А Торин словно ничего не заметил. Он внимательно всматривался в лица девушек, в то, как они танцуют. Вот Король шагнул в круг, прошелся в танце с одной, другой, третьей… Наконец, голову одной из девушек украсил венок фрейлины. Некоторое время спустя еще две получили по венку. И вдруг Торин покинул круг танцующих, подошел к столу, где сидела Кристэль, и протянул ей руку. Эльфийка с укором посмотрела на него. Торин чуть прищурил глаза и показал взглядом: «Поторопись». Кристэль вздохнула, вложила свою руку в его, и под музыку Торин увел эльфийку к танцующим, однако венок ей на голову и не подумал надевать. Просто поставил Кристэль в круг и перешел в пару к другой девушке. Гномы и хоббит обменялись удивленными взглядами. Кристэль же больше всего на свете хотелось демонстративно встать наподобие  декоративного столба. Но, увы, танец был частью ритуала, и подобное действие могло вызвать осуждение у людей, а эльфийке совсем не хотелось портить им праздник.  
 Торин перетанцевал уже практически со всеми девушками и почти все венки были розданы. Венок украсил и голову Ардис, и девушка от волнения едва не забыла, что нужно продолжать танцевать. Торин мягко улыбнулся и провел ее в танце. Братья весело переглянулись. В руках Короля осталось еще два венка.
- И чего он тянет? – проворчал Дори.
- Надеюсь, он не сделает глупость, оставив Кристэль без венка? – нахмурился Глоин.
- Если он наденет ей на голову венок фрейлины – а с него станется – это будет еще большей глупостью, - вздохнул Балин.
С одной из девушек Торин танцевал так долго, что все уже решили, что королевой будет она. Но гном отдал ей последний венок с серебристыми лентами.
Кристэль бездумно кружилась, глядя в темное небо, когда почувствовала знакомую руку, обнявшую ее за талию. Продолжая танец, девушка мягко вывернулась, давая понять, что на звание Королевы не претендует, но Торин тут же поймал ее другой рукой.
Ах, так?!
Эльфийка намеренно принялась ускользать от него, но не тут-то было. Торин не ускорялся, не пытался удержать ее силой, но вырваться из его рук у Кристэль не получалось. В самый последний момент он или успевал взять ее за руку и развернуть или просто делал шаг, и его рука вновь обнимала девушку за талию. Двигался Король на удивление легко, словно на ногах у него были эльфийские, а не тяжелые гномские сапоги. Признаться, Кристэль была в растерянности. Среди эльфов Трандуила она славилась умением ускользать от тех, с кем не хотела танцевать.
Но вот гному надоело ловить упрямицу. Торин, вздохнув, отпустил Кристэль, сделал шаг в сторону и огляделся. Эльфийка одновременно почувствовала и разочарование, и облегчение, но тут Торин вспомнил, что не поблагодарил ее за танец и церемонно поклонился. Кристэль, как и полагалось, присела в реверансе. Практически тут же ее лоб ощутил прохладу металла. Девушка вскинула на Торина удивленные, растерянные и укоризненные глаза. Ответом ей был непередаваемо ехидный и насмешливый взгляд и такая же улыбка. А в следующий миг ладони Торина сжали ее лицо, и под восторженные крики и аплодисменты Король Осени поцеловал Королеву – Кристэль даже не успела выпрямиться.   
Девушке показалось, что сердце оборвалось и упало куда-то вниз, затем почему-то вернулось в горло и затрепыхалось, как пойманная птица. Мир вокруг закружился волчком. Она чувствовала покалывание бороды Торина, тепло его рук, легкое прикосновение губ к своим губам и совершенно растерялась от всего этого. А в следующий миг едва сдержалась, чтобы не рвануться прочь. Впрочем, Торин почти тут же выпрямился, откровенно наслаждаясь замешательством эльфийки, и протянул ей руку. Им предстоял танец Короля и Королевы.
Этого следовало ожидать. О, Эру Великий! Хорошо, что это осенний, а не весенний праздник – там целоваться приходится чаще...
Алкаральм неотрывно следил за ними, и это почему-то понравилось эльфийке еще меньше, чем титул Королевы.

Выяснение отношений Кристэль оставила на потом. Ей так давно не доводилось веселиться на празднике. Торин танцевал прекрасно, так почему бы не танцевать с ним? Странно, но никакой неловкости или неудобства от того, что он был ниже ее на голову, девушка не чувствовала. Даже поймала себя на мысли, что если бы пришлось искать защиты, из всех мужчин она бросилась бы именно к нему. Данное открытие заставило ее нахмуриться и в очередной раз мысленно показать себе кулак. Кристэль покосилась на Торина. Тот безмятежно улыбался, и лицо его было спокойным. Одно слово – Король...
К ним присоединились фрейлины Королевы. Правда, произошла небольшая заминка. Девушки сами могли выбирать себе спутников, и, разумеется, Ардис выбрала Фили, а вот из-за Кили едва не случилась драка. Пришлось бургомистру вмешаться и устроить жеребьевку.
- Теперь поняла, почему я просил тебя быть со мной рядом? – шепнул Торин, с улыбкой глядя на Кристэль.  Эльфийка усмехнулась:
- Да уж. Лучше отряд орков, чем толпа женщин. Было бы жаль, если бы тебя растащили на сувениры.
- В самом деле? Тем лучше. Надеюсь, и твой красавец-эльф переживет твою… хм… измену, – в прищуренных глазах Торина мелькнуло что-то такое, отчего Кристэль стало не по себе. Сердце билось сильно и тревожно. Она отвернулась, глядя на своих фрейлин.

 Одна девушка-гномка не стала спорить из-за Кили, а подошла и пригласила на танец  Ори. Лопоухий гном, не привыкший к женскому вниманию, растерялся настолько, что так бы и остался сидеть, если бы старшие братья со смехом и шутками не вытолкнули его из-за стола. Тем временем закончилась жеребьевка. Одной из девушек повезло, и она теперь танцевала с Кили. Юноша явно не знал, радоваться или нет такому вниманию. Теперь уже над ним потешался Фили, похоже, оценивший самый главный плюс наличия спутницы.
- Вот уж не думал, что ты будешь моей телохранительницей, Ардис, - прошептал он, наклоняясь к девушке. Та фыркнула и снова покраснела, но уже не отвела глаз.
Прочие девушки выбирали себе пару из городских парней. Среди танцующих оказался и Алкаральм – его выбрала та самая девушка, которой Торин отдал последний венок фрейлины. Наконец, все собрались, встали в два круга – мужчины во внешний, девушки во внутренний. Под музыку мужчины делали шаг влево, девушки – два шага вправо, затем мужчины делали два шага вправо, девушки – один влево, таким образом, смещаясь по кругу быстрее мужчин. Когда происходила смена кавалера, музыка немного менялась, и новые пары кружились в танце друг с другом. Затем все повторялось по новой.
- И давно ты стала подружкой Короля гномов? – тихо спросил Алкаральм, когда встал в пару с Кристэль.
- Вот только не надо изображать из себя ревнивого влюбленного. Я устала от этих спектаклей.
- Ты была невестой нашего Короля. Я не мог позволить себе…
- Ты мог потом найти меня. У тебя были шансы… Но тебе не нужны были серьезные отношения. Разве что легкий флирт. Какая муха тебя укусила сейчас?
- Мы так долго не виделись! А если я вдруг понял, что…
- Не смеши. Что до Торина, то мы на самом деле просто друзья.
- Хм. Я вижу. Друзья вы, как же...
- Знаешь, он устроил мне похожую разборку по поводу нашего с тобой приветствия.
- Он тебя ревнует?
- Он?! Как и ты. То есть, нет.  Торин не только мой друг. Еще он мой работодатель. И терпеть не может Трандуила и его эльфов. Так что, сам понимаешь…
- Хм…
Их пара разошлась. Снова смена кавалеров. И вот все пары вновь встретились.
- Ардис, давай руку и держись крепко! – весело сказал Фили. – Главное, ничего не бойся.
Девушка покосилась на своего кавалера, на пары вокруг. Увидела, что Торин и Кристэль, как и прочие пары,  накрепко сцепились левыми руками, а правыми обняли друг друга за талии, и поступила так же. А в следующий миг музыка заиграла в бешеном ритме и пары, вращаясь, понеслись по кругу. От восторга Ардис взвизгнула. Она чувствовала, как бережно и крепко держит ее Фили, и совершенно не боялась. Щеки ее разрумянились, волосы летели по ветру, глаза блестели, как звезды. Сейчас она показалась Фили удивительно красивой. И когда музыка смолкла, он поцеловал девушку в полураскрытые губы не только потому, что так полагалось по закону танца.
Торин и Кристэль так стремительно кружились, что подняли настоящий ветер. Они улыбались, но глаза, глядевшие в глаза, снова напоминали клинки, на которых отражается пламя. Оба словно пытались выяснить, кто первый сдастся, кто отведет взгляд. Музыка смолкла как раз в тот момент, когда Король и Королева оказались в центре круга. Краем глаза Кристэль увидела, что все пары слились в поцелуе, а в следующий миг Торин развернул ее, подхватил на руки и опустился на одно колено так, что Кристэль оказалась полулежащей в его объятиях. Как в Ривенделле в танце с Элрохиром. Девушка увидела, как блестят глаза гнома, и решила предупредить его.
- Укушу! – шепнула она, переводя дыхание.
- Не порти праздник, - отозвался он, и который раз за вечер поцеловал ее. Впрочем, прикосновения его губ были такими же легкими, как и в прошлый раз. Торин просто соблюдал обычай, не более того. Стараясь игнорировать неожиданное чувство разочарования, Кристэль решила, что он совершенно прав, и так же легко коснулась своими губами его губ. Единственное, чего она не поняла, так это того, почему Торин вдруг вздрогнул. Но в следующий миг он помог ей встать и поднялся с колена. Вся сцена заняла несколько мгновений, а Кристэль показалось – вечность. Она посмотрела на пунцовую Ардис и не менее смущенного Фили. На растерянные и одновременно довольные улыбки на их губах.
А они оказались умнее нас и не стали играть в фальшивые церемонии, – пронеслась в голове эльфийки мысль, порядком напугавшая ее. Кристэль слегка нахмурилась и тихо попросила Торина:
- Проводи меня на место. Я очень устала.
Он сдержанно кивнул в своей обычной прохладной манере, и они вернулись за стол. Все прочие остались танцевать. Кристэль смотрела на веселящиеся пары, на Алкаральма, без устали танцующего с выбравшей его девушкой, и почему-то ей было тоскливо и неимоверно хотелось плакать. Но на губах ее играла легкая беспечная улыбка, и никто бы не заподозрил, что она с нетерпением ждет одного – когда закончится это веселье.

Праздник завершился далеко за полночь. Танцевать вытащили даже Оина и Двалина, хотя оба гнома и ворчали - один по поводу возраста, другой по поводу пустого времяпровождения.
Не оставили без внимания и хоббита. Среди человеческих девушек были невысокие, и Бильбо даже про простуду забыл, показывая им народные хоббитские танцы. Гномы беззлобно посмеивались, глядя на хоббита, окруженного смеющимися девушками. Танцы полуросликов пришлись всем по вкусу, и вскоре Ори, Мия, гномка, выбравшая его, Фили, Ардис, Кили и еще кое-кто из молодежи пристали к хоббиту с просьбой и их научить.
Торин больше танцевать не пошел. Сидел рядом с Кристэль, наблюдал за весельем, улыбался, но глаза его были серьезными. Время от времени он полностью погружался в свои думы, и тогда улыбка пропадала с его губ. Но потом Король стряхивал с себя оцепенение и разговаривал с бургомистром или его советниками. Не забывал и про Кристэль – время от времени обращался к ней с вопросом, или оба обменивались ничего не значащими репликами. В какой-то момент поднялся ветер, и Торин укутал плечи девушки плащом. Она поблагодарила его, внимательно слушая разговор Короля и людей. А говорили о драконе и окончательно разрушенном Дейле.
- …да и сами посудите, кому хочется жить рядом с чудовищем? Город стоял совсем рядом с Эребором. Так дракон стольких похитил, что и не сосчитаешь.
- Похитил? – удивленно выгнула бровь эльфийка.
- Ну да, госпожа. Выползал по ночам из горы и уволакивал.
- Особенно молодых девушек.
- Крестьянок?
- Нет, что вы. Крестьяне поблизости от Одинокой Горы и не жили никогда.
Кристэль хмыкнула. Торин покосился на нее.
- Я просто подумала, что порядочные девушки могли делать ночью за пределами города, да еще зная, что там караулит дракон?
Теперь уже хмыкнул Торин.
- Да и зачем дракону толпы девиц? Уборку делать? Или он их коллекционировал?
Торин раскашлялся, пытаясь скрыть смешок, и потянулся за кружкой.
- Скажете тоже, госпожа, - обиделся один из стариков. – Жрал он их.
- Дракон ел людей? Тогда тем более удивительно, почему девушки болтались ночами за пределами Дейла.
- Он вползал в город, разумеется!
Король гномов удивленно поднял брови, глядя на рассказчиков.
- Что вас удивляет, Ваше Величество? Дракон он такой… размером с пони. Или с лошадку, - беспечно проговорила девушка. – Да вы же его видели.
- Что вы такое говорите, госпожа?! Это огромная тварь, ростом с самую большую башню и…
- Я действительно видел дракона. И прекрасно помню улицы Дейла. Смауг попросту застрял бы там, - усмехнулся одними губами Король-Под-Горой. – Или развалил бы половину города, пытаясь протиснуться до дома вожделенной девицы.
Рассказчики обиженно замолкли. Спорить с Королем никто не решился, тем более что он действительно видел дракона, в отличие от присутствовавших здесь.
- Все равно у дракона любимое блюдо – человечина, - упрямо проговорил один из стариков.
- В таком случае не очень понятно, как вы до сих пор живы, почтеннейший, - немного резко проговорила девушка. – Если верить вашим словам, то Смауг должен был постоянно навещать Эсгарот после того, как Дейл и окрестные земли опустели.
- Да его не видели уже лет шестьдесят! - вконец обиженный старик засопел и поджал губы. – Сдох поди.
- С голоду? Неужели девушки закончились?  - невинным голосом проговорила Кристэль. Торин посмотрел на нее. Эльфийка явно была в скверном расположении духа.
- С голоду или нет, а его давно уже не видели.
- Понятно. Что ж, спасибо… - девушка не договорила:  Торин накрыл ладонью ее руку, мягко сжал, как бы давая понять, что не стоит спорить. Кристэль взглянула на него, но Король смотрел на собеседников.
Тем временем праздник затихал. Алкаральм, ни разу больше не посмотревший на Кристэль после их разговора, ушел провожать танцевавшую с ним девушку. Король Осени и Королева пожелали всем доброй ночи, попрощались и удалились. Горожане принялись расходиться до следующего вечера – праздник шел две недели. Последние два дня каждой веселились сутки напролет. А в ближайший день всех ждали обычные дела.

Едва они зашли в гостиницу, Кристэль сняла венец и ушла в обеденный зал. Не зажигая свечей, нашла кувшин с водой, налила в кружку и залпом выпила. Настроение у девушки было отвратительное. К счастью, ей больше не надо было притворяться.
- Кристэль, что случилось? – Торин прикрыл дверь и подошел к эльфийке.
- Ничего, - буркнула та.
- Ты едва не плачешь, - лицо гнома показалось Кристэль одновременно серьезным и встревоженным. Но ее ответ прозвучал сердито:
- Это мое дело.
- И мое тоже, потому что мне кажется, что я стал причиной твоего плохого настроения. Ты так расстроилась из-за эльфа?
Кристэль молчала. Торин тоже помолчал, потом поднял глаза на девушку:
- Если ты в самом деле дорога ему, он все поймет. Объясни, что это твоя работа.
- Что? – Кристэль уставилась на Торина так, словно впервые увидела. Гном пожал плечами:
- Я согласился оставить при тебе Ардис. В ответ ты согласилась побыть моей спутницей, чтобы избавить меня от излишнего внимания. Я не мог выбрать другую королеву еще и по этой причине. Твою руку я поцеловал в благодарность за то, что ты так переживала за парней. Что до поцелуев… Извини, я не мог нарушить обрядовую традицию и не целовать тебя совсем, но постарался, чтобы это было…
- Эру Милосердный! - эльфийка отшатнулась от него.
- Кристэль, да что с тобой?
- Оставь меня в покое! Я… я устала!
Торин вгляделся в лицо девушки, шагнул было к ней, но эльфийка развернулась и стремительно вышла, почти выбежала прочь, забыв на столе венец Королевы Осени.
Гном в полной растерянности остался стоять посреди зала.
- Или она сошла с ума, или я полный болван. Или и то, и другое вместе, - пробормотал он.
Словно соглашаясь с его словами, в углу кто-то оглушительно чихнул.
- А ты что здесь делаешь?! – Торин развернулся к хоббиту. Тот пожал плечами и высморкался:
- Да я не собирался подслушивать. Хотел воды выпить, пересохло во рту. И потерял где-то флакон с каплями в темноте. А тут вы зашли...
- Ты что-нибудь понимаешь? – Торин присел на стул и подпер кулаком подбородок. – У меня уже голова кругом.
- Н-ну… если бы я был на ее месте, и мне бы нравился этот эльф… - Бильбо задумался, сел рядом. – Признаться, я решил, что ты нарочно дразнишь их обоих.
Торин промолчал. После долгой паузы, Король вздохнул:
- Я же все объяснил ей. Я действительно не позволил себе ничего лишнего.
- Торин, я не очень-то разбираюсь во всем этом, и в женщинах в том числе. Как говаривал мой батюшка: «Кто сумеет понять женщину, тот смело может зваться мудрейшим из мудрых». Но мне кажется, что либо этот эльф так сильно дорог ей, что она боится его потерять, либо… - хоббит замолчал. Торин выждал довольно долгое время, прежде чем спросил:
- Либо?
- Либо ей вовсе не хотелось, чтобы ты не позволял себе ничего лишнего. Ну, в смысле, наоборот… хотелось, чтобы позволил. А может, еще что-то третье, о чем никто и не догадывается…
Они снова замолчали.
- Чтоб я еще раз связался с женщинами! - пробормотал Торин.
Бильбо, словно соглашаясь с гномом, снова звонко чихнул.

Элина Лисовская