Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава двадцать третья ==========

        За завтраком не выспавшаяся Кристэль меланхолично ковырялась в своей тарелке и, казалось, вот-вот уснет на ходу.  Ардис с тревогой косилась на нее. Прошлой ночью она уже лежала в постели, когда вернулась Кристэль. Ардис хотела поговорить о празднике, но возбужденно-радостное состояние гномки тут же улетучилось, едва она увидела, что Кристэль бесшумной тенью мечется из угла в угол. Ардис предпочла сделать вид, что она спит, но из-под ресниц наблюдала за эльфийкой. На очередном повороте Кристэль резко развернулась и упала лицом в подушку. До гномки долетели сдавленные, сдерживаемые рыдания. Девушка совсем растерялась. Она ни разу не видела Кристэль плачущей и не понимала, что произошло.
Некоторое время спустя, эльфийка села, вытерла лицо, затем встала, подошла к окну и еле слышно прошептала:
- Дура. Какая же я дура…
А потом долго стояла, глядя в ночную темноту. Ардис, так и не придумав, чем помочь Кристэль, незаметно для себя уснула.

- С тобой все в порядке, девочка? – Балин внимательно посмотрел на Кристэль. Эльфийка пожала плечами и кивнула:
- Да. Просто плохо спала.
- Это потому, что мало танцевала, - усмехнулся Бофур. Кристэль снова пожала плечами, не поднимая глаз от тарелки.
- Она и не могла танцевать без Торина. Это традиция первого и последнего дня, - отозвался Балин. – Зато в другие дни Короля и Королеву могут приглашать на танец все желающие. И они могут приглашать кого вздумается. Не думаю, что Торин будет против и запретит Кристэль веселиться. Или она ему.
Король гномов промолчал. У Бильбо на сей счет были серьезные сомнения, но хоббит предпочел придержать их при себе. Ардис опять тревожно покосилась на молчаливую эльфийку, встретилась с внимательным взглядом Фили и опустила глаза, чувствуя, как кровь начинает приливать к щекам, а сердце стучит быстрее.
- Надолго мы здесь? – сдержанно спросила Кристэль.
- До конца недели точно. Пока не вернется Хьюрир, - Торин отставил тарелку. Девушка подняла на него глаза:
- Какие планы на сегодня? Про вечер я не говорю.
- Прогулка по озеру, - ответил гном. – Но это немного позже. Ты хотела отлучиться?
- Да.
- Хорошо. К полудню, пожалуйста, вернись.
- Вернусь, - на губах Кристэль появилось подобие улыбки. Ардис торопливо попросила:
- А меня возьмешь с собой?
Кристэль хотела было отказать, но гномка так жалобно смотрела на нее, что эльфийка махнула рукой:
- Ладно. Собирайся.

Кристэль уже вышла из комнаты, а Ардис еще крутилась перед зеркалом, но эльфийка не сердилась. То, что гномка хотела выглядеть красиво, только радовало девушку. Торин наверняка не оставит без благодарности помощь Хьюрира. Глядишь, найдется при дворе место обеим сестрам, если все будет хорошо.
- Кристэль, зайди ко мне, - Торин, только поднявшийся наверх, открыл дверь комнаты. Девушка молча прошла внутрь.
- Вчера ты кое-что забыла, - гном взял со столика венец Королевы. – Сегодня он понадобится тебе.
- Спасибо, - девушка взялась за ободок, но Торин не отпустил его. Эльфийка удивленно посмотрела на гнома. Тот ответил задумчивым взглядом:
- Кристэль, мне совершенно не хочется принуждать тебя к чему-либо. Я же вижу, что твои глаза припухли. Значит, ты плакала ночью. Если моя дружеская просьба вызывает у тебя неприятие, и тебе не хочется находиться рядом, или тебя обижают мои слова и действия, то тебе стоит сказать об этом.
Кристэль почувствовала, что земля уходит из-под ног.
- Не говори ерунды, Торин.
- Ты уверена?
- Среди моих друзей не было королей, и я не могу сообразить, как себя вести, чтобы не быть неверно понятой. А по поводу вчерашнего вечера ты все объяснил мне...
На лице Торина появилось странное выражение, но Кристэль не обратила на это внимания.
- Не сердись на меня, ладно? – попросила девушка, поколебавшись, наклонилась, поцеловала гнома в щеку и быстро вышла, забыв венец в руках Торина. Гном шагнул было за ней к дверям, но остановился.
- И почему каждый раз после разговора с ней я чувствую себя полным идиотом? – пробормотал он, посмотрел на венец и задумчиво усмехнулся. 
 
Девушки бродили по Озерному городу, разглядывая постройки на крепких сваях. Часть улиц заменяло озеро и по нему сновали маленькие легкие и массивные грузовые лодки.  Люди узнавали девушек, улыбались, заговаривали. Были и те, кто спрашивал, не согласится ли вечером Кристэль потанцевать с ними, или не будет ли Кристэль против, если кто-то из них пригласит Короля. Схожие вопросы доставались и Ардис. Все эти разговоры неимоверно утомляли Кристэль, но она отвечала вежливо, с достоинством, ни на мгновение не забывая, что ее воспринимают как спутницу Короля. Ардис старательно подражала ей. Но вот эльфийка заметила кого-то в толпе и, извинившись, прервала разговоры. Некоторое время спустя, она окликнула того, кого догоняла:
- Капитан Бард!
Длинноволосый хмурый мужчина обернулся и мрачно посмотрел на нее:
- А-а-а, это вы. Что вам нужно?
- Здравствуйте.
- Ну, здравствуйте. Я спешу, и у меня нет времени на пустые разговоры.
- У меня есть к вам дело. Скорее, даже просьба, капитан.
- Она касается короля гномов и его отряда?
Девушка уловила небольшую паузу перед титулом Торина и нахмурилась:
- Оснований верить мне у вас нет, Бард. Но Торин в самом деле сын Трайна и внук Трора. На нынешний момент единственный законный Король-Под-Горой. Но речь не о нем. А о жителях речной деревни.
Бард вопросительно покосился на эльфийку, затем на Ардис.
- К концу недели жители деревни – очень бы хотелось надеяться, что все, - прибудут в Эсгарот. Думаю, по реке.
- С чего вдруг?
- Есть с чего, - ответила девушка. – Но говорить об этом посреди города мне не хочется.
- Идемте, - буркнул Бард после непродолжительной паузы, во время которой он пристально разглядывал девушку.
 
В караулке было тихо. Стражники при виде капитана заняли свои посты, и разговору никто не мешал.
- Слушаю.
Кристэль коротко рассказала ему, почему настаивала на том, чтобы жители покинули деревню хотя бы на время. Мрачное лицо Барда стало совсем хмурым.
- Если то, что вы говорите, правда, то это отвратительные новости.
- Какой смысл мне врать?
Бард помолчал, потом проворчал:
- Да, эльфы наши друзья. Они не врут. Но вы – странная. Вы вместе с гномами.
- И вы туда же? Что плохого вам сделали гномы?
- Если бы не их золото, Смауг не уничтожил бы ни Дейл, ни Эребор.
- Ну, это еще вопрос, - пожала плечами девушка, но дальше развивать тему не стала.
- Мне не по душе распри, - буркнул Бард, поняв, что свое высказывание эльфийка пояснять не собирается.  – Но все странное вызывает подозрения.
- Мы встретились в дороге. Не сразу, но подружились. Когда приходится выдержать несколько сражений подряд, прикрывая спины друг друга, все предрассудки быстро исчезают. Бард, я прошу вас, присмотрите за жителями деревни. Постарайтесь сделать для них все, что в ваших силах.
- Вам нужно обратиться к бургомистру.
- Видите ли, капитан, - Кристэль усмехнулась, - я не хочу сказать ничего плохого про господина градоправителя. Но веры у меня он не вызывает.
По лицу Барда эльфийка поняла, что он придерживается такого же мнения.
- Они придут не с пустыми руками, разумеется. Но беженцам всегда тяжело. Здесь очень мало денег, капитан, но все же это лучше, чем ничего. И это поможет вам оказать людям нужную поддержку, - Кристэль положила перед ним маленький звякнувший мешочек. Бард удивленно посмотрел на нее. Девушка не производила впечатления богатой особы. Кристэль усмехнулась:
- Да, мы попали в переделку и потеряли практически все деньги. Поэтому Его Величество предпочел решать вопрос о кредите. А это… я действую от его имени, капитан.
- И вы доверяете мне? – удивился лучник.
- Я успела собрать о вас кое-какую информацию. К тому же, надеюсь, на своего прадеда вы похожи только отчасти.
- Что? На что вы намекаете? Вы его знали?
- Немного. Он был драконоборцем. По-крайней мере, ему нравилось так себя называть. Но, увы, некоторые болезни оказываются заразными, независимо от того, на чьей стороне сражаешься. Всего хорошего, капитан. Нам пора возвращаться.
И, прежде чем Бард опомнился, эльфийка и ее маленькая спутница покинули караулку. Он выскочил следом, но девушки уже смешались с толпой.
Капитан вернулся назад и развязал мешочек. Тот был полон серебра.
Неужели он в самом деле Король? И на что намекала эльфийка? Странная она какая-то…
Но в глубине души Бард почему-то не мог отделаться от ощущения, что этой девушке можно доверять.

Время полетело, как осенние листья по ветру. Прогулки днем, деловые и не деловые визиты, праздничные гуляния вечером. День рождения Бильбо, который отметили с большим размахом. Другое дело, что сам хоббит толком ничего не говорил, кроме: «Бде очень бдиятно». Гномам порядком надоел его непрекращающийся насморк, и они в усмерть напоили хоббита какой-то настойкой собственного приготовления. Бильбо сутки мучился тяжелым похмельем, но зато насморк наконец-то прошел.
Ардис не отходила от Кристэль ни на шаг, кроме тех вечеров, когда сидела рядом с Фили. У Кристэль сложилось впечатление, что после первого праздничного вечера они оба чувствовали себя неловко из-за того, что уступили порыву и настроению и не знали, как теперь быть.  Кроме того, от девушки не укрылось, что Кили нет-нет, да впадал в какую-то странную задумчивость. В такие мгновения он смотрел куда-то вдаль или бездумно чертил что-то на поверхности стола, но от всех вопросов уклонялся.
Торин на людях был, как и полагается Королю, мил, сдержан, любезен, но неуловимо создавал дистанцию между собой и окружающими. С Кристэль он был заботлив, внимателен, при этом не переступал дружеских границ, но порой эльфийка ловила на себе его взгляды, от которых ей становилось не по себе. И тогда девушке начинало казаться, что его рука дольше, чем нужно, задерживает ее руку, и что в некоторых случаях можно было обойтись без легкого прикосновения губ, да и вообще находила массу всяких подозрительных мелочей. Но когда однажды она ответно скользнула ладонью по его руке, то встретилась с недоуменно-удивленным взглядом и сделала вид, что это просто случайность.
Когда рядом не было посторонних, официальности становилось меньше, и часто они сидели голова к голове, изучая карту у горящего камина, или разговаривали обо всем понемногу. Рядом всегда были друзья и Ардис, жадно слушавшая рассказы эльфийки. Среди прочего, девушка рассказывала и о битвах, в которых принимали участие драконы Моргота. Бильбо и гномы засыпали Кристэль вопросами, один Торин молчал, глядя в огонь.
 
С Алкаральмом она поговорила, и эльф старался не мозолить глаза и не создавать Кристэль проблем со вспыльчивым работодателем. Следопыт и эльфийка успели обсудить то, что произошло в деревне лесорубов. Алкаральм получил от Трандуила крепкий нагоняй за то, что не уследил за деревней, и сам никак не мог простить себе подобной оплошности. О том, что Кристэль была там, эльф узнал почти сразу же, и девушка ничуть не удивилась: следопыт мог заметить на тропе пыльцу с крыла мотылька. Разумеется, он заметил и следы неведомого эльфа или эльфийки и придерживался того же мнения, что и Кристэль: кто-то предал своих и привел туда отряд орков. К сожалению, найти что-то еще, кроме следов, Алкаральму не удалось. По своим проверенным следопытам эльф передал информацию, но пока никто не сообщил о том, что видел схожие отпечатки. Впрочем, кое-что в его интонации и выражении глаз не понравилось девушке, и Кристэль потребовала объяснений.
- Я не имею права говорить и обвинять бездоказательно! К тому же это полный бред…
- Алкаральм, я никого не собираюсь обвинять. Я хочу знать, кого ты подозреваешь.
- Никого. Для подозрений нужен повод, а не разовое совпадение.
- Совпадение чего? Следов?
Эльф нехотя кивнул.
- Алкаральм, иногда самое невероятное оказывается единственно верным. У кого из эльфов такие же сапоги?
Следопыт долго молчал, потом посмотрел на эльфийку:
- Их привозил я. Для Инголиэна.
- Что? – Кристэль в недоумении уставилась на него.
- Я же говорю, что это похоже на бред. Слишком приметная подошва, чтобы следить. Да и думать на Инголиэна можно с тем же успехом, как, скажем, на нас с тобой или на государя Трандуила.
- Бред, - Кристэль нахмурилась, прошлась туда-сюда. – Зачем ты привез их ему?
- Когда-то он был тяжело ранен, и теперь не всякую обувь может носить. Эти были очень удобными для него, и я взял их…
- Это была единственная пара?
- Нет. Я видел похожие.
- Не мог их купить кто-то из тех, кто были с тобой?
- Не знаю. Я уже не знаю, кого подозревать, Кристэль. Я возвращался к торговцу, но того и след простыл – колесит где-нибудь по Средиземью. В любом случае, я попросил своих парней связаться с дунаданами и найти его. Но едва ли он вспомнит.
- Едва ли. Ты говорил об этом Трандуилу?
- За кого ты меня принимаешь? – возмутился Алкаральм.
- Извини… - эльфийка погрузилась в мрачные размышления.
О цели похода гномов эльфы практически не говорили, хотя Алкаральм несколько раз задавал вопросы и пару раз высказал опасение, что если гномы затеяли вернуть сокровища, то дело слишком рискованное: разъяренный дракон может выжечь все вокруг. В то, что Смауг благополучно умер, следопыт не верил. Он считал, что драконы очень хитрые и опасные твари, которых, к тому же, крайне сложно убить.
В остальном все было тихо и мирно, но спокойствие длилось недолго. Все вышло, как всегда, нелепо до безобразия.

У Кристэль было странное настроение, нечто среднее между романтичным и грустным. Ей удалось убедить Ардис и Фили не валять дурака и продолжать общаться.
- Вам интересно вместе? Если да – общайтесь. Если нет – не напрягайте друг друга. Только не изображайте ничего из благих побуждений: ни заинтересованности, ни дружбы.
Фили внимательно посмотрел на эльфийку, но ничего не ответил. А некоторое время спустя, Кристэль увидела их сидящими на мостках и что-то обсуждающими. Рядом с ними сидели Кили, Ори и Мия. Вся компания выглядела вполне себе довольной, и это была хорошая новость.
День был пятничный, и праздник продолжился засветло. Кристэль спешила к себе, чтобы успеть переодеться, и не сразу заметила на подоконнике букетик цветов. Осенняя роза, так звали их эльфы. Когда-то, когда Кристэль начала общаться с лесными эльфами, и ничто не предвещало истории с Трандуилом, она увлеклась Алкаральмом. Следопыт ответил ей взаимностью. К счастью, девушка вовремя разобралась, что к чему, и поняла, что их роман ничем не закончится – эльфу не нужна была ни семья, ни вообще какие-либо обязательства, кроме как перед королем. Он предпочитал быть свободным, и их отношения постепенно перешли в дружеские с легким флиртом. Но был период, когда они были абсолютно счастливы. И на Праздник Осени Алкаральм подарил Кристэль букетик осенней розы. Рос этот цветок мало где, и найти его считалось большой удачей. И вот сейчас такой же букет лежал на подоконнике эльфийки. Кристэль взяла его в руки, вдохнула легкий аромат цветов, прикрыла глаза. Пусть все давно закончилось, но иногда прошлое совершенно неожиданно возвращается.
Кристэль переплела волосы, как на том давнем празднике, и эльф, увидев это, улыбнулся и послал ей воздушный поцелуй. Так уж получилось, что многие мелодии, звучавшие в этот вечер, звучали и тогда, много лет назад, когда Кристэль и Алкаральм танцевали всю ночь напролет, смеясь и украдкой целуясь.
Кристэль всего лишь хотелось ненадолго вспомнить то ощущение беззаботного счастья и отвлечься от всего, что происходило и ожидалось впереди, и у нее почти получилось. Разумеется, Алкаральм, приглашая ее на танец, вежливо осведомился у Торина, нет ли возражений. Гном улыбнулся, коснулся поцелуем кончиков пальцев Кристэль и пожелал им веселья.

Память сыграла злую шутку. Они танцевали самозабвенно, словно в самом деле вернулись туда, на освещенную фонариками лесную поляну. Танец сменялся танцем, глаза Кристэль сияли, и эльф, улыбаясь, шептал, что они похожи на огромные звезды. Эльфийской паре хлопали, ими восхищались, и смех Кристэль звенел над площадью. Сколько они протанцевали, Кристэль не помнила. Она пришла в себя лишь когда губы Алкаральма коснулись ее губ.
- Не надо. Это лишнее, - тихо проговорила она.
- Кристэль, дай мне шанс все исправить, - так же тихо проговорил эльф.  – Прошу тебя, давай встретимся, поговорим спокойно, без посторонних. Все могут ошибаться. Помнишь, как мы встречались с тобой ночами в лесу?
Кристэль вздохнула и качнула головой:
- Я… подумаю над твоим предложением. Но ничего не обещаю.
Следопыт кивнул и проводил ее на место. За их столом никого не было – гномы и Бильбо либо пировали с горожанами, либо танцевали. Ардис с кем-то кружилась в паре. Кристэль поискала глазами Торина и не нашла его.
- Бильбо, - окликнула она хоббита, когда тот подбежал сделать глоток ягодного напитка, - ты не видел, где Торин?
- Да здесь был. Сперва все сидел, смотрел на вас, потом к нему подошла девушка, ну та, которая в первый день все плясала с твоим эльфом. Торин долго танцевал с ней… Я не следил за ним, сама понимаешь.
- Да, конечно, - рассеяно ответила Кристэль. Эта девушка все праздничные вечера при каждом удобном случае приглашала Торина на танец. Элерин, так ее звали. Дочь одного из богатейших людей города. Ну, в конце концов, Торин тоже имел полное право развеяться. 
Эльфийка сделала глоток теплого ягодного напитка. Время шло, Торин не появлялся, и безмятежное настроение начало таять, как туман под солнцем. Кристэль уже начала беспокоиться, когда заметила в дальнем конце площади знакомую широкоплечую фигуру. Элерин буквально висела на руке Короля. Вид у обоих был несколько загадочный, девушка чему-то смеялась, Торин улыбался. Девушка потянула гнома за руку, и оба тут же присоединились к танцующим. Кристэль прекрасно видела, как Элерин льнет к Королю, а тот вполне благосклонно реагирует на ее знаки внимания и что-то увлеченно рассказывает ей.
Эльфийка неотрывно, словно во сне, глядела на них и вдруг пришла в себя от резкой боли – стакан из тонкой глины лопнул в ее руке, осколки порезали ладонь. Некоторое время девушка смотрела на кровь, бегущую по руке, затем резко встала, едва не опрокинув стул, и ушла в дом. Там она долго и тщательно промывала ладонь, наносила мазь, перевязывала руку и все это время надеялась, что сейчас откроется дверь и низкий голос спросит, почему это она не на празднике. Но ничего не произошло. Сперва Кристэль почувствовала, как к горлу подкатил комок, и в глазах защипало. А потом это состояние буквально смыла яростная волна. Значит, вот как? Хорошо. Обойдутся и без нее.

В комнате она сорвала венец, платье, переоделась в дорожный костюм и через черный ход выскользнула в конюшню. Линтэнил обрадовался ей, схрупал кусочек сахара, принялся ластиться. Девушка оседлала его и осторожно вывела из конюшни. Задворками они вышли к главным воротам. Стража не приставала с расспросами – эльфы беспрепятственно въезжали и уезжали из города, когда хотели. На берегу девушка вскочила в седло и умчалась прочь. Застоявшийся Линтэнил радовался неожиданной прогулке, мчась по берегу озера. Через какое-то время с галопа конь перешел на рысь, а потом и на шаг. Кристэль огладила его и глубоко вдохнула терпкий осенний воздух. 
Через некоторое время эльфийка услышала перестук копыт. Кто-то догонял ее. Ладную фигуру Алкаральма она узнала сразу.
- Вот ты где! - усмехнулся эльф. – Стражники сказали, что ты умчалась, словно за тобой стая варгов гналась. Поссорились?
- Нет. Вспомнила, что Линтэнил застоялся в конюшне. С этим дурацким праздником совсем про него забыла.
- Да, у тебя не конь – птица. Еле вас догнал. Тебе не попадет?
- С чего вдруг? Его Величество наконец-то занялся тем, чем следует заниматься на празднике – весельем. Пусть себе отдыхает.
- Что у тебя с рукой? Этого не было, когда мы танцевали.
- Случайно разбила стакан и порезалась.
- А ведь он нравится тебе...
Кристэль сразу поняла, что речь идет вовсе не о стакане, и усмехнулась:
- Да. Нравится. Как и вся компания. Иначе я не шла бы с ними.
Они помолчали.
- Ты хочешь побыть одна? Я могу уехать, - Алкаральм посмотрел на девушку.
- Нет. Останься. 
- Ты решила все же дать мне шанс?
Кристэль вздохнула:
- Можно войти в ту же реку, но ее вода уже будет другой, Алкаральм.
- Но ведь останется водой.
- Вопрос в другом. Будет ли желание второй раз заходить в эту реку.
Алкаральм промолчал. Линтэнил сердито посматривал в сторону эльфа, недовольно пофыркивал, скалился. Девушка огладила его и усмехнулась.
- Расскажи, где ты была все эти годы, - эльфы развернули лошадей и поехали шагом вдоль кромки озера.
- Много где, Алкаральм. Обо всем и не расскажешь за одну прогулку.
- У нас есть возможность встретиться еще, - отозвался эльф. – Обещаю о любви и романтике не говорить.
Кристэль рассмеялась:
- Хорошо. Ладно, слушай…

В город они вернулись уже ближе к рассвету. У гостиницы эльф спешился, протянул руки девушке, помогая ей, но отпустил ее не сразу:
- Я не нарушу обещания, Кристэль. Но знаешь, я очень рад, что ты нашлась, и что наши дороги встретились. До вечера?
- До вечера. Я уйду пораньше с праздника, и поедем гулять.
- Предлагаю встретить рассвет, если будет хорошая погода.
- Отличная идея. Встретимся на том же месте. Спокойной ночи, - девушка скрылась за углом гостиницы вместе с Линтэнилом.  Алкаральм несколько мгновений смотрел ей вслед, затем вздохнул и направился к себе.
В окне второго этажа качнулась расправленная портьера.

- Что у тебя с рукой? – за завтраком Бильбо удивленно уставился на повязку. – Вчера, когда мы с тобой разговаривали, этого не было.
- А-а-а, пустяки, - отозвалась Кристэль, переводя взгляд с потолка на хоббита. – До свадьбы заживет.
- А ты замуж собралась? – хмыкнул Двалин.
- Ну, когда-нибудь соберусь, - улыбнулась девушка.
- Судя по всему, ты вчера прекрасно провела время, если даже травма не испортила твое настроение, - небрежно бросил Торин, но его взгляд, казалось, способен был обратить в ледяную статую даже дракона. Кристэль мечтательно усмехнулась, хотя в ее глазах вспыхнул недобрый огонь:
- Судя по всему, вы тоже радовались жизни с полной отдачей, Ваше Величество, - обворожительно улыбнулась она. – Кстати, не буду возражать, если на оставшееся время вы передадите венец Королевы этой миленькой девочке, Элерин.
- Хорошо. Тогда она передаст тебе свой венец.
- Увы, Ваше Величество, служанку можно сделать королевой. Но Королева никогда не опустится до служанки.
- Ты забыла, о чем мы договаривались?  –  прищурился Торин.
Балин счел необходимым вмешаться:
- Торин, Кристэль, что вы оба несете? На этих праздниках не переизбирают ни Короля, ни Королеву. Это очень плохой знак.
- А жаль, - отозвалась девушка. При этом ее взгляд, казалось, пытался испепелить Торина: - Я помню. И не нарушу обещание. К счастью, оно касается только дней и вечеров.
Вот так-то, Ваше Величество, - подумала Кристэль, видя, что Торин еле сдержался, чтобы не швырнуть на стол ложку. В его глазах начал разгораться гнев.
- Ты будешь рядом, пока я не отпущу тебя.
- Слушаюсь, Ваше Величество! – теперь уже голос Кристэль звенел льдом. – Надеюсь, вы не заставите меня стоять со свечой около вас всю ночь?
Ардис сдавленно ахнула. Гномы окаменели. Бильбо подавился молоком. На лице Торина проступили красные пятна:
- Следи за своим языком, Кристэль! – рявкнул он, резко поднялся, бросил на стол салфетку и направился к лестнице.
- Прошу прощения, - эльфийка встала и пошла следом. В этот момент в зал зашел слуга.
- Ваше Величество! Вам просили передать, - с поклоном сообщил он, держа в руках розовый надушенный конверт. Торин широко улыбнулся:
- А-а-а,  госпожа Элерин сдержала свое обещание, - он подошел к слуге. Кристэль, как привязанная, следовала за ним. Втянула в себя воздух, и лицо ее скривилось в брезгливую гримасу.
- Меня приглашают в гости, - Торин обернулся к отряду. – Я намерен принять приглашение. Вы можете распоряжаться временем по своему усмотрению.
- Меня это тоже касается?
Судя по лицу Торина, ему очень хотелось ответить «нет», но, похоже, он понял, чем это грозит, и нехотя кивнул:
- Да. Ты там будешь лишней.
- Вы правы, Ваше Величество. К тому же у меня аллергия на пошлость, - к губам Кристэль словно примерзла кривая улыбка. Девушка резко развернулась и вышла на улицу.
- Торин, можно тебя на пару слов? – тихо сказал Дори.
- Да.
- Пожалуйста, не начинайте снова. Все только успокоились и обрадовались вашему примирению. У нас уже складывается ощущение, что вы до такой степени ненавидите друг друга, что готовы пойти на что угодно, чтобы быть рядом и отравлять друг другу жизнь.
- Дори, - Торин усмехнулся, потрепал гнома по плечу, - пора бы уже всем привыкнуть к нашей манере общения. Все, меня ждут. Увидимся позже.
С этими словами Король-Под-Горой покинул гостиницу. Дори обернулся к товарищам и только развел руками.
- Знаешь, братишка, а я бы сказал, что они дико ревнуют друг друга, - прошептал Фили младшему брату. Кили хотел было что-то сказать, но передумал и только выразительно постучал себя пальцем по лбу.

Элерин, встречая Торина на пороге дома и представляя его родителям, лучилась от радости. Оказалось, что внимание Короля не так уж и сложно завоевать. А ведь первые дни она была уверена, что он и не взглянет ни на кого, кроме своей спутницы. Однако вчера они с Элерин не расставались весь вечер. И сегодня Король принял ее приглашение. Потеснить соперницу оказалось легко. Наверное, прав был Алкаральм, когда говорил, что ничего между Королем и этой эльфийкой нет и быть не может.
После обеда девушка предложила прогуляться по саду. Гном не возражал. Элерин щебетала без умолку и далеко не сразу поняла, что что-то не так. Торин слушал ее, поддерживал разговор и был очень мил, но с каждой минутой все больше погружался в свои мысли и порой отвечал невпопад. Внезапно Элерин осознала: ему скучно с ней. И вчера он повел себя схожим образом, едва выяснил, что эльфийка ушла с праздника. Словно кто-то тут же выключил его интерес к ней, Элерин.
Девушка растеряно замолкла, а Торин даже не заметил этого.
- Государь… Вам не интересно со мной?
- Ну, что ты, Элерин. Очень интересно. И обед был просто изумительный…
- Но вы почти ничего не съели!
- В самом деле? Наверное, просто не успел проголодаться после завтрака, - он улыбнулся.
- Скажите, а можно будет увидеть ваше королевство, когда вы вернете его?
- Если все будет хорошо, разумеется. Людям не возбранялся доступ к нам в город.
Девушка придвинулась ближе:
- А…
Договорить Элерин не успела. Их догнал молодой темноволосый гном, младший племянник Торина. За ним спешил растерянный дворецкий.
- Что случилось?
- Кристэль...
- Что?!
- Она отправилась на прогулку верхом, и кто-то пытался убить ее! Она ранена и без сознания. Линтэнил принес ее. В городе переполох.
Торин нахмурился и быстро направился к выходу. У ворот обернулся:
- Спасибо за все, Элерин. Прошу меня простить.
И ушел.
Девушка осталась стоять в полной растерянности. За все время их общения Торин был предельно вежлив и не сделал ничего, что выходило бы за рамки приличий и этикета. Но Элерин не покидало ощущение, что ее попросту использовали, и все, в чем она уже была уверена, растаяло, как и полагалось миражу.

В гостиницу Торин влетел, едва не сорвав дверь с петель.
- Как она?
Двалин хмуро посмотрел на Короля:
- Плохо, - честно сказал он.  – Стрелял опытный воин. Если я правильно понимаю, конь почуял опасность и рванулся прочь. Иначе она была бы уже мертва. Хуже другое. Стрела, похоже, была отравлена.
Торин прошипел какое-то ругательство.
- Орки объявились?!
- Стрела человеческая, - буркнул гном.
- Что? – Торин уставился на друга, не веря своим ушам. Двалин хмуро кивнул.
- Где все?
- Возле ее комнаты. Там с ней лекари и Дори. Ты же знаешь, он в травах хорошо соображает. И эта девочка, Ардис, с ней. Фили и Ори ждут Хьюрира. Есть надежда, что с ним будет целительница Ируфь.
- Ясно, - Торин поднялся наверх. Гномы молча расступились и Король прошел в комнату.
Кристэль лежала на кровати лицом вниз. Торин заметил на ее спине узкий длинный шрам, проходящий по лопаткам, и сердце его сжалось – след от удара гоблинской плетью уже никогда не пройдет. А чуть пониже шрама кровоточила рана. Стрела вошла в кость. На шум обернулось двое лекарей:
- Мы же просили не мешать! – сердито сказал один из них.
- Это наш Государь, - пояснил Дори.
- Да какая разница? Уж простите, Ваше Величество, но будьте любезны покинуть комнату!
- Я не уйду, - негромко, но твердо сказал Торин.  Он взял безжизненно свисавшую руку Кристэль в свои ладони и поразился тому, какая она горячая.
- Торин, - раздался из-за дверей голос подоспевшего Бильбо, - скажи ты им про живолист! А то они меня прочь гонят! Говорят, сорняк!
Торин вышел за дверь:
- Что?
- Помнишь, в Лихолесье мы искали растение? После того, как вы к паукам попали. Я потом его много нашел. Эти лекари меня и слушать не хотят, а ведь оно от яда…
- Молодец, Бильбо Бэггинс! И где оно?
- Да вот же. Сухое, правда, но…
Торин взял слабо пахнущий мешочек и вернулся в комнату.
- Почему вы отказываетесь использовать это растение?
- Потому что нам лучше знать, что и чем лечится, государь! – ответил старший.
- А не потому ли, что кто-то хорошо заплатил вам, чтобы она не выжила? – как-то особенно тихо, почти ласково спросил Торин.
- Как вам такое могло прийти в голову?! – хором возмутились оба лекаря.
- А раз нет, значит, берите живолист и лечите эльфийку им. Потому, что если она умрет, вы пожалеете, что родились на свет. Слово Короля.
Наступила тишина. В таком гневе Дори видел Торина только в пещерах гоблинов. Волей-неволей, а лекарям пришлось делать то, что сказано.
Двалин и Нори никого не пускали в гостиницу. Исключение сделали лишь для бургомистра и капитана Барда. Оба были порядком обеспокоены: подобного не происходило здесь с давних времен. Бард настоял, чтобы ему показали стрелу, и помрачнел окончательно: яд не был ему знаком, а вот стрела была точно такая же, как у лучников Эсгарота.
- Еще этого не хватало! Найду ублюдка – самолично удавлю, - пообещал капитан лучников и вышел прочь. После короткого разговора Торин поручил бургомистра Кили и Балину, сам извинился и вернулся в комнату.
- Господа, вас желает видеть бургомистр, - обратился он к лекарям. Те переглянулись и вышли прочь.
- Дори, тебе не кажется это странным?
- Что? То, что рана небольшая, но не унять кровь? Кажется.
- Еще и это? Я говорил про действие яда. Если он настолько силен, что Кристэль без сознания, то почему она до сих пор жива?
- Я думал об этом. Действительно, странно. Но это точно яд. Даже примерно знаю, какой. Он действительно повышает температуру тела. Правда, не вызывает обморока.
- Может, эти двое чем-то напичкали Кристэль?
- Нет, я все лично проверил.
Торин сжал губы, вернулся к постели Кристэль, снова взял ее руку в ладонь, другой рукой провел девушке по волосам, убирая их с лица, присмотрелся к эльфийке и нахмурился:
- Дори, у меня такое ощущение, что она спит. Очень крепко спит.
Гном некоторое время разглядывал Кристэль.
- Похоже, ты прав. Вероятно, стрела была смазана смесью яда и очень сильного снотворного. Но я не знаю, чем тогда можно помочь...
- Да пропустите же! – донесся из-за дверей сердитый женский голос. – От того, что вы все тут столпились, ей легче не станет! Здравствуйте, государь! – на пороге появилась запыхавшаяся, растрепанная Ируфь. - И тебе здоровья, почтеннейший гном!
- Здравствуй, целительница, - Торин поднялся навстречу женщине.
- Что с Кристэль?
Торин коротко рассказал.
- Правильно, что ты этих коновалов прогнал. И жизнелист верно велел дать, - похвалила его знахарка. – А снотворное… посмотрим, посмотрим… Рана-то пустяковая. Наконечник не застрял? Нет, вижу уже.
Знахарка взяла стрелу, поскоблила наконечник ножом, подожгла то, что получилось, и принюхалась.
- Вот оно даже как...
- Что там? – нетерпеливо спросил Торин.
- Зелье смешивал знаток ядов. Снотворное и яд усиливают друг друга, и смерть приходит во сне. К счастью, яд, кажется, старый. А вот сонное зелье свежее… Ты вот что, государь, пошли-ка в лавку кого помоложе, пошустрее… О, Ардис! Ты тут, девочка! Вот ты и пригодилась. Запоминай все, что я скажу...
Пока знахарка диктовала названия нужных ей трав и эликсиров, Торин велел Фили и Кили сопроводить девушку до лавки.
- И быстро! Одна нога здесь, другая там!

Ни гномов, ни Ардис не пришлось просить дважды. Они вернулись мигом, не отвлекаясь на расспросы обеспокоенных горожан.
Целительница поблагодарила Фили и Кили и выставила братьев за дверь. На Торина посмотрела и ничего не сказала. Дори и Ардис оставила, как помощников - с их помощью она смешивала нужные компоненты, поясняя, сколько, чего и зачем добавляет.
- Как она там, государь? Такая же горячая?
- Уже нет, - отозвался Торин, для верности коснувшись лба девушки губами.
- Это хорошо. Значит, жизнелист подействовал. Отойди-ка, - Ируфь еще раз осмотрела рану, залила ее какой-то мутно-желтой вязкой жижей и перевязала холстиной.
- А теперь, государь, переверни Кристэль лицом вверх. И поддержи, будь добр. Только голову ей запрокинь... Дори, почтеннейший, помоги мне разжать ей зубы. Вот так, - Ируфь быстро вставила в горло девушки трубку и принялась ложка за ложкой вливать в нее настой.
- Пусть полежит немного,  - наконец, знахарка вытащила трубку и занялась приготовлением очередного целебного зелья.
Лишь через час им удалось разбудить Кристэль. Торин опять усадил девушку, Дори принес овсяный отвар на воде.  Ируфь смешала с отваром толченый уголь и заставила Кристэль все это выпить.
- Теперь все будет хорошо. Мы сейчас уйдем, а ты поспи. Рана пустяковая, через несколько дней только воспоминание и останется. Государь?
- Я побуду с ней, - негромко ответил Торин, все еще поддерживавший эльфийку за плечи и почувствовавший, как она вздрогнула и напряглась, поняв, что остается одна. – Если что – позову. Спасибо, Ируфь.
Знахарка только кивнула и вышла прочь, прикрыв дверь.
- Фили! – позвал Торин. Молодой гном заглянул внутрь. – Проследи, чтобы Ируфь и Хьюриру с семьей отвели комнаты здесь же. И чтобы всем, кто прибыл в Эсгарот, оказали помощь и дали жилье. Помни, что мы здесь тоже гости, но если будут проблемы – дай знать.
- Хорошо, - Фили исчез за дверью. Кристэль шевельнулась.
- Хочешь лечь? – тихо спросил Торин. 
- Нет, - прошептала девушка. – Но сидеть не могу...
- Сейчас, - Торин сдвинулся вверх, развернулся и положил руку на изголовье. – Откинься назад.
- Спасибо, - голова девушки удобно устроилась на руке гнома. Торин обнял Кристэль за плечо, не касаясь раны, прижал к себе и, чтобы было удобнее, подложил под спину подушку.
- Спи. Я побуду здесь, так что ничего не бойся.
- Почему, Торин?
- Потому что, несмотря ни на что, ты мой друг, - Торин правильно истолковал вопрос. – Кроме того, ты в моем отряде, и я отвечаю за тебя, что бы ты себе ни воображала. Ну, и если ты постоянно заботишься обо мне, почему я не могу ответить тем же?
- Ты умеешь быть заботливым, - прикрыв глаза, прошептала Кристэль.
- Благодарность принята. И только попробуй еще раз уйти или уехать одна.
- И что будет?
- Узнаешь, - зловеще пообещал Торин. Эльфийка слабо улыбнулась, не открывая глаз. А вскоре Торин услышал, что ее дыхание стало медленным и легким – девушка уснула. Гном некоторое время смотрел на нее, потом вздохнул, и перевел взгляд на окно. Недавно она сидела с ним ночь напролет, теперь пришел его черед. Странно ведет их судьба, все время вынуждая отдавать долги друг другу и тут же заставляя делать новые. Он уже устал удивляться всем странностям, которые то и дело происходили с отрядом вообще, и с ним в частности. Торин усмехнулся, вспомнив подслушанный им разговор Гэндальфа и Кристэль, когда девушка сказала, что те, кто дороги ему, не дают окаменеть сердцу и зачерстветь его душе. В самом деле, едва он начинал ожесточаться, как тут же что-то случалось и заставляло вспомнить, что он не только Король, связанный долгом, не только воин с тяжелым грузом прошлых лет за плечами, но и такой же гном, как и все прочие, и что ему ничто не чуждо из того, чем живут обычные обитатели Арды.
Постепенно стали подкрадываться сумерки. Праздник сегодня был отменен, но даже если бы его не отменили, Торин не пошел бы на него, как и весь отряд. От долгого сидения затекла рука, занемело тело, но гном не шевелился и готов был сидеть так столько, сколько нужно. 

Кристэль открыла глаза, когда уже совсем стемнело.
- Ох… Сколько же я проспала! - девушка осторожно села.
- Как ты? – поинтересовался Торин, вставая и разминая потерявшую чувствительность руку. Эльфийка помолчала, потом сообщила:
- Очень хочется есть.
- Это хорошо. Попрошу, чтобы тебе принесли чего-нибудь, если Ируфь разрешит.
- Торин…
Гном обернулся. Кристэль, завернутая в одеяло, освещенная тусклым светом уличного фонаря, виновато смотрела на него:
- Я вела себя как идиотка. Прости меня…
Торин молчал.
- Когда-то давно я была увлечена Алкаральмом. Ничего, кроме поцелуев, между нами никогда не было. Но иногда мне казалось, что у нас с ним все серьезно. И я была счастлива тогда. Потом все прошло, переросло в дружбу...
- Зачем ты говоришь это мне?
- Я просто поддалась чувству ностальгии. Цветы, музыка… Я хотела немного отвлечься. Когда я ночью уехала из города на побережье, Алкаральм догнал меня. Мы разговаривали. Ничего более. Он просил меня дать ему  шанс. Я отказала, хотя сдуру пообещала увидеться с ним сегодня ночью и пойти встречать рассвет, - Кристэль обхватила здоровой рукой колени и прижалась к ним щекой, глядя в окно. Торин шагнул к эльфийке, приподнял ее голову за подбородок.
- Зачем ты рассказываешь мне все это? – тихо повторил он, глядя на нее.
- Затем, что я не хочу, чтобы ты думал обо мне тролль знает что, - так же тихо ответила девушка. Торин чуть наклонился к ней, всматриваясь в ее глаза, словно хотел понять, правду ли говорит Кристэль. – Ты ведь не только мой друг, но и Король.
- Я не эльфийский Король, а гномский, - негромко проговорил Торин.
- Это не важно. Я у тебя на службе, и повела себя недопустимо. И я не хочу, чтобы ты корил себя за то, что предложил дружбу… непорядочной… ну, в смысле ветреной… я хотела сказать… - Кристэль совсем запуталась и неожиданно для себя смутилась и закрыла глаза – смотреть на Торина почему-то стало невыносимо до слез.
- Глупая девчонка, - в тихом бархатистом голосе послышалась странная интонация. Кристэль почудилось легкое прикосновение, словно прядь волос скользнула по ее щеке, но в этот момент в дверь постучали, и негромкий голос Ируфь спросил:
- Можно войти?
Торин шагнул в сторону. Голос его звучал совершенно обычно, когда он произнес короткое:
- Да.
- Ну, как наша раненая?
- Просит есть.
- Очень хорошо. Вам тоже нужно подкрепиться, государь. Ужин готов. 
Торин кивнул и уже взялся за ручку двери, когда эльфийка вновь окликнула его:
- Спасибо, что побыл со мной...
- Поправляйся скорее. И не смей больше ездить одна, - отозвался он и вышел из комнаты.

Элина Лисовская