Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава двадцать пятая ==========

        - Этот отрог называется Вороньей высоткой, - наконец, проговорил Балин. – На ее вершине был сторожевой пост.
- Лагерь разобьем на западном склоне Вороньей, - отозвался Торин. – И, прежде чем искать дверь, нужно будет сходить на разведку до южного склона и Главных ворот. Пойдут Балин, Фили, Кили, Бильбо… - король посмотрел на эльфийку, выразительно глядевшую на него, и кивнул: - и Кристэль.
Разведчики не стали тянуть и, едва добравшись до нужного места, спешились и отправились осматривать местность.
В молчании они шли среди нагромождения валунов. Некоторое время спустя Балин показал вперед по течению Быстротечной. В долине темнели остатки крепостных стен, разрушенных башен, обугленных домов. Только непонятно как уцелевший флагшток, на котором когда-то развевалось знамя Дейла, возвышался над руинами, словно памятник разыгравшейся здесь трагедии. Ни деревьев, ни травы – ничего не росло ни на пепелище, ни в долине. Лишь изредка с хриплым карканьем пролетали вороны. Фили и Кили были потрясены до глубины души, это было видно по тому, как они смотрели на то, что когда-то было городом. Бильбо тоже с откровенным ужасом разглядывал руины. На лице Балина застыла скорбь, а Кристэль была грустна и сурова одновременно. В глазах девушки горными озерами стояла холодная печаль.
- Когда-то здесь все зеленело, долина была плодородна и изобильна, а в городе раздавался звон колоколов, - тихо проговорил Балин. – Какие шикарные ярмарки были в Дейле! Они по праву считались одним из чудес света.
- Подойдем ближе к руинам? – спросил Фили.
- Это не безопасно. Пройдем среди валунов. Еще немного - и мы увидим Главные ворота.
 Разведчики последовали за Балином и немного погодя в самом деле увидели плотно пригнанные друг к другу створки ворот.
- Балин, - тихо проговорил хоббит, - разве дракон не выломал ворота?
- Выломал, Бильбо, - кивнул гном. – Беда в том, что эти защитные ворота, которые ты видишь, в суматохе забыли закрыть. Не думаю, что они спасли бы нас, хотя… кто его знает. В любом случае, они уцелели. Уже после того, как гномы покинули Эребор, Торин сумел привести в действие механизм, а Трайн запечатал ворота нашей особой магией.
- Смауг, тем не менее, выбирался наружу. Значит, есть и другие пути, - задумчиво проговорил Фили.
- Он летает. Мог выбираться через ту верхнюю галерею, видишь?
Молодой гном кивнул.
- Судя по дыму, который идет оттуда, дракон живехонек и сидит себе под горой, - мрачно проговорил Бильбо.
- Возможно. Хотя, думаю, он так загадил всю гору, что пар все равно будет подниматься, даже если дракон вылетел.
- А может, он все же подох? Вонь такая стоит, - сморщился Кили. В самом деле, ветер донес до них крайне неприятный запах.
- Простите, друзья, но при всем уважении к вам, оба последних утверждения не верны, - Кристэль села на камень и поправила сапог. – Драконы никогда не гадят там, где живут. Они очень чистоплотны. Ну, и в данном случае это аромат не трупного разложения. Пахнет-то тухлым яйцом. А ниже в долине вонь стоит такая, что любой удерет без оглядки.
- Откуда ты знаешь? – удивился Бильбо.
- Я бывала здесь. Спускалась вниз, бродила по развалинам Дейла. В ветреную погоду, разумеется... Что вы на меня так смотрите? Было бы странно, если бы я сюда не сунулась. Сюда иногда отваживаются заходить следопыты, но очень редко.
- Ты просто шкатулка сюрпризов, девочка, - вздохнул Балин. – И дракон ни разу не заметил тебя?
- Я не сталкивалась с ним, когда бродила по окрестностям, - отозвалась девушка, вставая с камня. – Скажи, Балин, а можно ли открыть эти ворота?
- Можно. Но изнутри. И сделать это сможет только Торин.
- Понятно.
- Думаю, можно возвращаться. Не нравится мне здесь. И эти вороны раздражают. Больше похожи на шпионок врага, чем на обычных птиц.
- Да, наверное, так будет лучше, - кивнул Фили. – К тому же не мешало бы съездить к реке и привести еще припасов сюда. Кили, пойдешь со мной?
- Разумеется.
- Тогда и я с вами. На Линтэниле увезем больше, чем на пони. Только давайте все же пройдем немного вперед.
- Я вот думаю, - подал голос Бильбо,- что раз уж дверца где-то с западной стороны, то место для лагеря надо переносить от Вороньей высотки к Одинокой горе. Чтобы не тратить лишнее время на дорогу.
Кристэль одобрительно покосилась на хоббита. Балин повздыхал, почесал в затылке и признал, что полурослик прав.
- Давайте я схожу к Одинокой, - предложила Кристэль.
- Одна даже не вздумай, - нахмурился Фили. – Пойдем все вместе.
Возражений не последовало. Осторожно, стараясь не шуметь, они дошли до подножия мрачной горы.
- Представляете, - прошептал Кили, - а дракон сейчас сидит на вершине и с интересом за нами наблюдает!
- Где? – едва не взвизгнул Бильбо, в панике оглядываясь по сторонам. Кристэль хмыкнула, Фили покрутил пальцем у виска, а Балин на правах старшего родственника отвесил юноше подзатыльник. Впрочем, Кили на это рукоприкладство совершенно не обиделся и подмигнул Кристэль.
- А ты не испугалась, да? – негромко спросил он.
- Нет. Я же постоянно осматриваю местность и вижу, что никакого дракона на вершине нет.
- Мне кажется, ты вообще не боишься, - усмехнулся юноша.
- Тихо, - оборвал их Балин. – Болтать потом будете.
- С западной стороны была, по-моему, небольшая защищенная долина, - шепотом проговорила девушка. Старый гном задумался, потом кивнул:
- Кажется, я припоминаю что-то подобное. Давайте поищем.
Бильбо больше всего на свете хотелось убраться отсюда подальше. Особенно после шутки Кили. Но, посмотрев на Кристэль, хоббит устыдился своего страха.
Не робей, старина Бэггинс! У тебя же есть кольцо!
Бильбо полез в карман и с облегчением вздохнул – оно было на месте. После этого хоббит приободрился и тоже приступил к поискам, хотя и не забывал с подозрением поглядывать на гору.

Именно Бильбо и повезло найти эту самую долину. Неширокую, но надежно скрытую со всех сторон. Тщательно осмотрев ее, разведчики пришли к выводу, что место очень удачное. К тому же неподалеку протекал ручей, так что искать питьевую воду было не нужно. Обрадованные удачной находкой, они заспешили к друзьям.
Торин внимательно выслушал их отчет, возражать против переноса лагеря не стал, но заняться этим они решили на следующий день – уже стемнело. После ужина все уселись вокруг костра, обсуждая план дальнейших действий. Решено было, что с рассветом лагерь переместится в долину, его обустройством займутся девушки и Ируфь. В помощь им Торин оставил Бомбура. Все прочие должны были отправляться на поиски двери, кроме Фили, Кили и Кристэль. Последние с несколькими пони возвращались на берег реки, чтобы перевезти часть припасов.
Затем разговор как-то сам собой перепрыгнул на сокровища, хранившиеся в горе. Торин, Балин, Двалин и прочие гномы, родившиеся в Эреборе, не скупились на слова, описывая несметные богатства, которые ждали внутри. Все слушали их, затаив дыхание, кроме Кристэль. Девушка думала о чем-то своем, глядя на пламя костра, и очнулась только когда прозвучало ее имя.
- Мне очень хочется верить, что мы справимся, и я смогу достойно вознаградить тебя за твою помощь, - Торин смотрел на эльфийку, сидящую между братьев, и еле приметно улыбался своей той самой особенной улыбкой, от которой в его глазах плясали теплые огоньки.
- Ты уже подарил мне два желания, - улыбнулась ему в ответ Кристэль. Гном чуть прищурился:
- Пусть уж будет три для ровного счета. А о прочем мы поговорим потом.
- Интересно, кто чем займется, когда все закончится? – задумчиво изрек Оин. – Я имею в виду, хорошо закончится.
- Да тут все ясно. Надо восстанавливать Эребор, - пожал плечами Торин. – Перевозить сюда наших из Синих Гор.
- Жалко бросать нажитое там, - отозвался Двалин.
- Найдется и для Синих гор достойный правитель.
- А я вернусь к кузнечному делу и буду служить моему государю, - отозвался Хьюрир.
- Ты стоишь большего, друг мой.
- Большего мне не надо, - пожал плечами тот. – Главное - вернуть дом, и чтобы мои девочки были в безопасности.
- Они не будут ни в чем нуждаться, как и ты, или Ируфь, - пообещал Торин. – Думаю, мне найдется, что предложить каждому из вас.
- А я бы открыла в Дейле трактир, - проговорила Мирис. – Ведь Дейл непременно восстановят. И у меня был бы самый лучший трактир на свете. Там были бы самые разные блюда со всего света.
- В таком случае у тебя бы не было отбоя от посетителей! – облизнулся Бомбур.
- И, думаю, тебе потребовалось бы много помощников и надежное мужское плечо. Не годится женщине тащить все на себе, - проговорил Бофур, поправив сползшую на затылок шапку. Мирис смущенно опустила глаза.
- А ты, Бильбо?
- А я вернусь домой, - мечтательно вздохнул хоббит. – Сад, наверное, весь зарос, книги запылились… Но первым делом разожгу камин, вскипячу чайник, сделаю сытный ужин, сяду в любимое кресло и…
- …и тут в дверь позвонят! - подхватил Двалин. Все рассмеялись.
- Вот уж спасибо! Нет, гостям я буду рад, но от приключений предпочту отдохнуть. Разве что в Ривенделл заглянуть, увидеть лорда Элронда.
- Если заглянешь, передавай привет ему и его сыновьям, - отозвалась эльфийка.
- Кристэль, а что ты будешь делать потом? Куда пойдешь?
- Вернешься домой?
Девушка пожала плечами:
- Не знаю.
- А если я предложу тебе остаться в Эреборе, с нами? – вдруг спросил Торин. – Зачем тебе уходить? Думаю, и для тебя найдется подходящее дело.
- И что скажут на это ваши сородичи?
- Ничего, - твердо ответил Король.
- Они привыкнут к тебе так же, как и мы. И вы станете друзьями. Вот увидишь, - наперебой заговорили Фили и Кили.
- Парни правы, - проворчал Глоин. – Дураки, конечно, и среди наших есть, но куда меньше, чем среди прочих кланов.
Кристэль задумчиво улыбнулась:
- Спасибо вам за ваши слова. Но давайте сперва все уладим. А там… А там, если ты, Торин, и все прочие не передумаете, то посмотрим.
- Договорились, - отозвался Король-Под-Горой.

Следующий день был весьма напряженный. Встали рано, после завтрака свернули лагерь и едва довезли вещи до новой стоянки, как тут же Фили, Кили и Кристэль, прихватив еще двух пони, верхом отправились к складу.
- Будьте осторожны, - тихо сказала Ардис. – Я не помню, что мне снилось, но что-то не очень хорошее.
- Не волнуйся, - отозвался Фили. – Все будет в порядке.
Торин и прочие пожелали им скорейшего возвращения и отправились исследовать склон. Бильбо предлагал начать поиски повыше, примерно там, где стояла руна, но Торин, после долгих споров, отказался от этой идеи. Руна могла просто обозначать склон, где есть дверь. Вход должен был вести на один из нижних ярусов и едва ли располагался очень высоко.

Гномы и эльфийка без приключений добрались до склада. Кристэль спешилась на некотором расстоянии, знаком показала братьям остановиться, достала меч. Сталь клинка оставалась голубовато-серой. Тем не менее, девушка бесшумно скрылась в зарослях. Некоторое время спустя до гномов долетел призывный свист. Опасности не было. Линтэнил тряхнул головой и поспешил к хозяйке.
Втроем гномы и эльфийка нагрузили пони. Часть вещей досталась Линтэнилу. Последний всем видом показывал, что не годится благородному коню возить поклажу, но после ласковых похлопываний и пары сладких сухариков сменил гнев на милость.
- Надо было еще пони с собой брать, - вздохнул Фили. – Все бы и увезли.
- Через пару дней вернемся. Думаю, можно даже вдвоем приехать. Линтэнила и трех пони будет достаточно.
- Могу составить тебе компанию, - предложил Кили.
- Я не против, если Торин не будет возражать.
Внезапно Линтэнил поднял голову, навострил уши. Кристэль обернулась, положив ладонь на рукоять меча, гномы замерли. Но в осеннем лесу стояла полнейшая тишина, нарушаемая только легким шелестом листвы и журчанием воды.
Эльфийка еще некоторое время прислушивалась, потом махнула рукой:
- Поехали, ребята.

Вечером отряд собрался в лагере. Новостей пока не было, но гномы не унывали – никто и не ждал, что дверь обнаружат с первой попытки.
Еще два дня шли плотные, но, увы, безрезультатные поиски. Пока искали дверь, памятуя распоряжение Торина, кто-нибудь из гномов старался находиться рядом с эльфийкой. Вечерами уставшие разведчики возвращались в лагерь, где их ждал сытный ужин и бодрящие отвары. Бильбо брал у Торина карту и внимательно изучал ее, всматривался в начертания рун, разглядывал изображение самой горы, словно старался запомнить каждый штрих.
Кристэль сидела молчаливая, задумчивая. Время от времени поглядывала на друзей, вставала, бродила по долине, вглядываясь в темноту. Подолгу стояла у Линтэнила, разговаривала с ним на эльфийском. Ардис тревожно посматривала на подругу, но с вопросами не лезла. Разумеется, от прочих тоже не укрылось странное поведение девушки, но на все осторожные расспросы Кристэль только отмалчивалась или отмахивалась.
Когда она в очередной раз стояла рядом с Линтэнилом, к ней подошел Торин.
- Что тебя беспокоит, Кристэль? – прямо спросил он. Эльфийка пожала плечами и не ответила. Король отстраненно провел ладонью по бархатистой шкуре коня.
- Думаю, завтра за остатками припасов братья поедут без тебя.
Девушка покачала головой:
- Мы поедем с Кили, как и собирались. Я хорошо знаю эти края, Торин. Мне просто хочется, чтобы скорее все разрешилось.
- Почему-то мне кажется, что причина не только в этом, - негромко проговорил гном. Кристэль обхватила плечи руками, словно ей было холодно.
- Мне не по себе, Торин. Что-то словно давит на меня. Мне душно, как перед грозой. У меня такое ощущение, что враг здесь. Совсем рядом, - девушка опустила голову. – И это не дракон... Ардис плохо спит ночами. Мечется, что-то бормочет, но я не могу понять, что. Один раз она плакала и просила кого-то поторопиться. А наутро она ничего не помнит... Я не боюсь сражений, я боюсь неизвестности, Торин. Боюсь, что может произойти нечто, что нарушит наше хрупкое равновесие, боюсь, что ты снова перестанешь доверять мне. Боюсь, что я уже не я, и… Эру Милосердный, я даже не подозревала, какая я трусиха!
- Я уже начинаю подумывать о том, чтобы оставить на время Одинокую Гору и прогуляться всей компанией в Дол Гулдур, - в голосе Торина послышалась легкая усмешка.
- Что? – удивленно спросила Кристэль, поднимая голову. – Зачем?
- Затем, чтобы правдой или неправдой вернуть то, что украл у нас Саурон.
Эльфийка недоуменно хлопнула ресницами:
- Ты о чем?
- О тебе. Точнее, о том огне, который горел в тебе, Кристэль. Я помню нашу встречу и то, как ты шла после Мглистых гор, когда твоя спина еще беспокоила тебя до такой степени, что поверх рубашки ты даже плащ не могла надеть. Но ты шла, не жалуясь ни на усталость, ни на отсутствие еды, улыбалась солнцу и ветру. Ты шла и радовалась жизни. Ты была счастлива, вновь увидев Беорна. И я помню, сколько радостного теплого света было в тебе там, - тихо добавил Торин. – Но после Дол Гулдура я почти не чувствую этого огня.
- Значит, Неназываемый оказался хитрее меня, - Кристэль вновь опустила голову. Сильные пальцы осторожно приподняли ей подбородок:
- Не Саурон изменил тебя, Кристэль. А твой собственный страх.
Эльфийке вдруг нестерпимо захотелось прижаться к Торину, уткнуться в его плечо, чтобы он обнял ее. И все проблемы, страхи останутся там, за кольцом этих сильных надежных рук. Она почувствовала себя такой маленькой рядом с Торином, словно это он был выше ее на голову, а не она его. Но девушка только слабо улыбнулась и не тронулась с места.
- Перестань копаться в себе и верни нам прежнюю Кристэль, которая, несмотря ни на что, умела радоваться каждому счастливому мгновению.
- Я постараюсь, Торин. Спасибо тебе.
- Кристэль, я хотел спросить. Тот сон, или видение… Ты поняла, что за звезда появилась там в последний момент?
Кристэль помолчала, потом кивнула:
- Да. Это связано с моим мечом.

Тоненький серп луны плыл в разрывах туч. В кромешной темноте было практически ничего не различить, кроме горящих глаз варгов, но собеседник бледного орка не нуждался в освещении. Густая темнота осенней ночи не была ему помехой.
- Ты можешь не сомневаться в моих словах, Азог. Мы не первый раз работаем вместе, - мягкий красивый голос звучал несколько приглушенно.
- Ты пытался убить девчонку, эльф, - в голосе орка слышалась еле сдерживаемая ярость. – Хотя знал, что мне она нужна живой. И не только мне.
- Ну, не убил же. Хотя и случайно. Ее велено было взять живой или мертвой, - пожал плечами эльф. – Да и потом, она едва не сорвала мне встречу - между прочим, с твоим посланником. Я уж промолчу о том, сколько туда потом примчалось народу. Счастье еще, что прошел дождь.
- Ее велено взять живой. Господин передумал.
- Опять? Хм... На что он надеется? Ее можно переделать только одним способом – убив. А у тебя-то что за интерес к ней?
Азог хрипло рассмеялся:
- Практический.
Эльф хмыкнул:
- Странный вкус. Неужели в Средиземье перевелись эльфийские и человеческие красотки, что ты так упрямо жаждешь получить именно эту девчонку?
- Это не твоего ума дело.
- А не боишься, что она остановит себе сердце? На твоем месте я бы подстраховался… Завтра она придет за припасами. С ней будет только один мальчишка-гном. Ее любимчик.
Глаза Азога сощурились. Он усмехнулся:
- Ну ты и ублюдок, эльф. Сдавать своих без зазрения совести…
Ответом был негромкий смех:
- Они мне не свои, орк.
- Где король гномов?
- Полагаю, они стоят лагерем у Одинокой горы. Даже не думай туда соваться. Они отлично вооружены. Я слышал, что бургомистр, против обыкновения, не поскупился. А твой отряд, как я вижу, весьма сильно поредел.
Азог припомнил встречу с орлами, затем с медведями и прошипел длинное заковыристое ругательство. Эльф хмыкнул.
- Ладно. Дам совет. Пусть твои возьмут девчонку и молодого гнома. И можешь не сомневаться, что король сам прибежит за ними.
- С чего вдруг? - поинтересовался Азог.
- Все просто. Парень – его племянник. А девчонка… Хм, я имел удовольствие наблюдать, как он гоняет от нее всех, включая старых знакомых.
Глаза орка засветились в темноте.
- Это хорошие новости. И если ты не врешь, у меня будет шикарное развлечение.
- Не забудь сделать так, чтобы он понял, где их искать. Но на твоем месте я бы не играл с девчонкой, а сразу убил ее или отправил в Дол Гулдур. Она крепкий орешек. Как и гномы.
Азог только презрительно фыркнул, перекинул собеседнику небольшой звякнувший мешочек.
- Куда ты сейчас?
- К городу. Как я слышал, Его Величество Трандуил ждет каких-то важных гостей, которых велено доставить во дворец тайными тропами, в целости и сохранности. Надо проверить, кого там несет. А то вдруг лучше избавиться от них заранее, как от злейших врагов Государя?
Орк осклабился и махнул рукой своим, веля пропустить эльфа. Потом посмотрел ему вслед и сплюнул на траву:
- Мразь какая… Что встали, отродья?! Вы, пятеро, к реке! И не смейте возвращаться без добычи!
Орки верхом на варгах растворились в темноте. Но вернулись лишь на третьи сутки.

Кристэль открыла глаза, попробовала пошевелиться. Вроде ничего не сломано. Да и голова не болит, хотя это странно. Девушка окинула взглядом небольшое помещение. Неужели снова Дол Гулдур? Да нет, не похоже, потому что в камере с ней Кили… А это значит, что пленников тут держать особо негде. Да и далековато отсюда до Саурона.
Молодой гном лежал недалеко от Кристэль и был без сознания. Ну да, с ним церемонились меньше. Девушка подобралась к другу, положила его голову себе на колени и осторожно похлопала по щекам.
 …Они добрались до склада без всяких приключений и благополучно нагрузили пони и Линтэнила. Разумеется, Кристэль все проверила, перед тем, как подойти к палатке. Ничьих следов рядом со складом не было видно. Но, как и в прошлый раз, Линтэнил вдруг насторожился и уставился в сторону реки. Кили вынул меч. Кристэль знаками велела ему не шуметь, вытащила клинок и скользнула к реке. Пусто, ни звука. Девушка некоторое время стояла в зарослях, прислушиваясь, а потом, не убирая меча, вышла к реке. Что же вызвало беспокойство Линтэнила?
Кристэль наклонилась зачерпнуть воды и тут скорее почувствовала, чем услышала движение. Она развернулась и отпрыгнула в сторону. Тело варга в полете напоролось на меч. Одновременно с этим до нее долетело дикое ржание Линтэнила и пони, потом перестук копыт, вой варгов и звон стали.
Кристэль и Кили сумели пробиться друг к другу. Совместными усилиями они уложили двоих орков и трех варгов, но против арбалетов оказались бессильны. Кристэль, по обыкновению, была в кольчуге, и Кили тоже был защищен, но орки целились им в головы… Пришлось сдаться.
Разумеется, оружие у них отобрали, и Кристэль порадовалась, что по какому-то наитию оставила Керилуг в лагере. При этом Кили разоружили полностью, а вот ее не обыскали - под кольчугой остался нож, подаренный Фили. Или орки очень спешили побыстрее убраться оттуда, или побоялись дотрагиваться до зачарованного доспеха.
Значит, они попали к Азогу... Девушка с трудом подавила нарастающую панику. Бледный Орк гораздо умнее Короля гоблинов и в какой-то мере опаснее Саурона. Ему не нужен союзник. Ему нужна игрушка. И Торин. Страх, слезы, мольбы – здесь все это ожидаемо и привычно. Самый верный путь к мучениям и смерти.
И тут в сознании Кристэль молнией мелькнули слова Ардис о сне, который она видела по дороге к месту встречи с отрядом. Значит, остается только это…
Эру Великий, дай мне сил! И спасибо тебе за то, что Ардис осталась с нами...

Кили пошевелился.
- Как ты?
Молодой гном приподнялся, поморщился и еле слышно выругался на кхуздуле.
- Исчерпывающе, - вздохнула эльфийка. – Что делать будем?
- Линтэнил удрал. Пони вроде тоже. Они доберутся до лагеря?
- Если их не подстрелят.
- Ну, одному варгу Линтэнил башку проломил, - юноша ощупал шишку на собственном затылке. – А орки, похоже, все на нас бросились. Значит, есть шанс, что нас найдут... Или наши тела.
Найдут? Эру Милосердный, если Торин сунется сюда… А он сунется.
Кристэль хотела что-то сказать, но не успела. Дверь распахнулась, и внутрь ввалилось двое орков.
- Ты, на выход! - гнусно ухмыльнулся один, ткнув пальцем в девушку. Кристэль не шевельнулась. Орк выругался, шагнул к ней и получил хороший удар под дых от Кили. Завязалась драка. Внутрь набилось еще несколько орков. Кристэль бросилась на помощь другу, но силы были неравными. Им бы крепко досталось, но снаружи раздалось рычание:
- Хватит! Тащите их к господину!
Орки не посмели ослушаться.

Помещение, куда приволокли Кристэль и Кили, было просторнее камеры. От одной из стен к ним обернулся Азог. На морде Бледного Орка было написано торжество.
- Ты думала, мы больше не увидимся, дочь Элентиэль? – усмехнулся он. После чего подошел к девушке вплотную, схватил за волосы и запрокинул ей голову.
- Убери от нее свои лапы! - Кили начал брыкаться и вырываться, но его крепко держали. Бледный орк лишь скользнул по нему взглядом.
- Ты выглядишь куда привлекательнее, чем в нашу первую встречу, - он жадно оглядел эльфийку. - Твоя мать нашла способ ускользнуть от меня. Но у тебя не будет такого шанса. Потому, что этот щенок будет жив до тех пор, пока будешь жива ты…
Кристэль рассмеялась. Азог снова дернул ее за волосы и приблизил к ней морду:
- Тебе весело? Слишком рано... Самое веселье начнется, когда сюда явится Торин.
- Ты куда тупее, чем я полагала, Азог, - Кристэль, прищурившись, взглянула в его глаза. Ее в самом деле подхватила волна какого-то бесшабашного, демонического веселья. – Ты всерьез решил, что испугал меня?
На морде орка мелькнуло что-то похожее на удивление. Он принюхался. Запах страха нельзя было перепутать ни с чем. Но от эльфийки пахло… яростью. И этот запах смешивался с соблазнительным запахом ее тела, вызывая одно-единственное вполне конкретное желание, которому Азог бы и последовал, но... Но, кроме этого, он был озадачен. Такого еще ни разу не случалось за всю его долгую жизнь.
- Твой сынок оказался более сообразительным… И от него не шел запах эльфа, которым ты провонял до такой степени, что он и сейчас чувствуется!
- Что ты несешь?! – взревел Азог. Кристэль оскалилась. Локтем она ощущала рукоять кинжала на поясе державшего ее орка. Но нужно было еще освободить руки.
- А ты уже забыл? Забыл, что был одним из них? Обожал их танцы, песни, цветочки… И пускал розовые сопли по моей бабке, которая тебе так и не досталась! – ее голос был полон злой, холодной насмешки. Рука Азога разжалась, он отшатнулся, словно его ударили плетью. Орк, державший Кристэль, от неожиданности отпустил ее. В мгновение ока эльфийка выхватила висевший у него на поясе кривой нож и вонзила его в тело незадачливого стража. Раздался хриплый вой. Орки бросились к девушке, но она отпрыгнула в сторону. Кили, воспользовавшись моментом, снова устроил драку. Ему удалось завладеть мечом, и в какой-то момент удача была на их стороне, но внутрь вбежало несколько арбалетчиков.
- Брось нож, или щенку конец! – в горло Кили, прижатого к противоположной стене, уперлось несколько лезвий. И на девушку, и на гнома были нацелены стрелы. Но Кристэль только усмехнулась, неторопливо оглядела нож и медленно развернула его плашмя, чтобы кровь с него перестала течь на пол:
- Этот ублюдок пытался облапать меня в камере, - оскал эльфийки стал совсем страшным. Она неторопливо, с каким-то извращенным удовольствием слизнула кровь с ножа, пнула тело орка и довольно ухмыльнулась: - А я не из тех, кто прощает подобное кому попало… Азог.
Трудно измерить глубину молчания, воцарившуюся в комнате. Бледный Орк замер с открытым ртом. На лице Кили, казалось, остались одни глаза. И вдруг юношу, которого уже не держали, согнуло в рвотном спазме. Орки растеряно смотрели то на странную эльфийку, то на своего господина, и не понимали, что происходит.
- Или мне лучше звать тебя Нариэгил? – с садистской усмешкой спросила Кристэль, глядя на Бледного Орка.
- Заткнись! – рев Азога был так страшен, что даже орки вздрогнули и втянули головы в плечи. Слова эльфийки жгли орка хуже огня. Он метнулся к девушке и схватил ее за горло.
- Брось нож!
Кристэль разжала руку, но усмешка не покинула ее лицо:
– Убери отсюда мальчишку, и, возможно, я заговорю с тобой иначе. Но если хоть один волос упадет с его бесценной головы, ты пожалеешь, что не сдох у ворот Мории.
Кили не верил своим глазам: лицо Кристэль заострилось, на нем было выражение радости, откровенного наслаждения происходящим пополам с яростью, а в серых глазах, казалось, билось багровое пламя. Впервые за все время он задал себе вопрос, которым еще раньше озадачился Фили: кто же вернулся из Дол Гулдура? Или Торин прав был, и у Кристэль с самого начала имелась какая-то своя цель, ради которой она…
- Ты… Ты… Ты что, в самом деле собираешься предать нас?! - в ужасе пробормотал он. – О, Ауле! Если бы я знал раньше! – гном попытался прорваться к девушке, но его скрутили, и швырнули на пол. Кристэль даже не покосилась в его сторону, только рассмеялась.
- Убрать его отсюда! – рявкнул Азог, оттолкнув эльфийку. – Вон! Все вон!

Когда орки вытащили сыплющего проклятьями Кили и захлопнули дверь, Азог, немного отдышавшись, полуобернулся к девушке:
- И ты надеешься, что я поверю в такой дешевый спектакль?
- Тебе понравилось? – улыбнулась она. – Неожиданный сюрприз, правда, Нариэгил?
Азог стремительно развернулся. Острые лезвия оружия, заменившего ему левую руку, вонзились в стену по обе стороны от шеи эльфийки. Она вскрикнула, но при этом ее глаза сверкнули:
- Надо же! Как волнующе…
- Я посмотрю, что ты запоешь немного позже, когда я займусь с тобой тем, ради чего приказал доставить сюда! – он плотоядно усмехнулся. - И, клянусь, если ты не сдохнешь к утру, то я с удовольствием посмотрю на то, как с тобой будут развлекаться мои слуги. Здесь давно не было женщин…
- Неужели ты научился разговаривать, как настоящий мужчина, Нариэгил?
- Я - Азог!
- Ты не стоишь этого имени, ублюдок! Ты был одним из последних обращенных. Повелитель изменил тебя, дал тебе мощь… Дал тебе ярость и неукротимый нрав, разжег в тебе истинный огонь! Подарил такое роскошное тело, - ладонь эльфийки медленно скользнула по обнаженной груди орка к плечу, а потом вниз… Белые зубы слегка прикусили нижнюю губу, но девушка тут же тряхнула головой, словно отгоняя непрошеные мысли. – А ты предал Повелителя Мелькора… Да, Нариэгил, я хоть и дочь светлой Элентиэль, но мой Повелитель сейчас терпит страшные мучения за пределами миров. Правда, он не так слаб, как хочется его недругам. Сколько сил было потрачено на то, чтобы я смогла прийти в этот мир! Сколько мук я пережила в этом мерзком теле, а ты пытаешься испугать меня сказками о том, как будешь трахать? – с губ эльфийки сорвался злой смех.
На лице Азога отразилось абсолютное непонимание происходящего. Такого не могло быть. Просто потому, что не могло! Женщины не смели говорить с ним таким тоном. Редко он встречал хотя бы какое-то сопротивление, еще реже – более-менее увлекательное противостояние. И сейчас Азог был растерян, озадачен, заинтригован. Ласкающее прикосновение ладони эльфийки жгло и возбуждало одновременно, и кровь стучала в его висках. А девушка продолжала говорить, и он не мог оторвать глаз от ее губ:
- Как в Дол Гулдуре был настойчив твой сын! Но мне не интересен глупый мальчишка, хоть я и оставила ему память о себе. Если я о чем и жалею, так это о том, что у меня нет хорошей плети, нет огня, нет ничего, иначе… Я заставила бы тебя скулить, как щенка, лизать мои ноги и молить о пощаде, - голос Кристэль начал прерываться, глаза затуманились.
- Я не стал бы…, - хрипло начал орк, но шагнул ближе к эльфийке и прижался к ней всем телом. Его дыхание стало частым, ноздри раздувались, губы подрагивали, обнажая острые зубы. Кристэль почувствовала, насколько он возбужден, и дернула бровью:
- Ста-ал бы… Твое тело выдает тебя. И вот тогда я бы с таким наслаждением… - ее ногти оставили след на щеке орка. В его глазах вспыхнуло неприкрытое желание. Он попытался поцеловать девушку, но ее ногти впились в его губы, и щека орка ощутила горячее дыхание:
- Но это лишь мечты. Потому, что я никогда не возьму раба слуги, предавшего Повелителя Мелькора! – ее рука разжалась.
- Я не раб! – прорычал Азог.
- А кто ты? Его гончий пес, преследующий дичь для хозяина за жалкую косточку? – рассмеялась эльфийка. – Саурон много возомнил о себе. Он отвернулся от Владыки, решил сам занять его место!
- Ты лжешь, - Азог постарался взять себя в руки и высвободил оружие из стены. – Хоть и неплохо. Но я-то помню, как ты защищала гномов. Ты думаешь, они ответят тебе тем же?
- Да. Защищала. И они ответят. Торин придет сюда за мной. Но если ты тронешь его, то последнее, что увидишь, это внутренности своих ублюдков, летящие тебе в лицо. Клянусь, я воспользуюсь даром моего Повелителя раньше времени, но не позволю какому-то придурку разрушить все, что создавалось так долго и с таким трудом! – в голосе Кристэль зазвучало бешенство.
- О чем ты говоришь?! – непонимающе оскалился Азог.
- О, я знаю, зачем он это делает! Затем, чтобы не был выкован ключ, который освободит Повелителя Мелькора! Саурон - не тупой орк, он знает о предсказании. Знает, что в огне дракона руками короля гномов и его подручных на крови крысеныша из западных земель может быть выкован ключ. И боится этого, - разъяренная Кристэль наступала на Азога, и огромный орк пятился от нее. – Я поняла это еще там, в Дол Гулдуре! Столько трудов было положено на мое воплощение! На то, чтобы натравить дракона! Чтобы заставить старого идиота Гэндальфа собрать эту компанию! Я столько сил положила на то, чтобы они поверили мне! Я прошла через пытки и унижения, едва не погибла! А теперь ты, гнусный раб, пытаешься помешать мне?!
- Я не раб! – взвыл Азог, окончательно переставший понимать, что происходит.
- Я не вижу этому доказательств. А знаешь ли ты, - вдруг усмехнулась Кристэль, - что именно Саурон рассказал мне о том, кто убил мою мать, и как найти убийцу? Знаешь ли ты, что в разговоре со мной он однозначно дал понять, что готов сдать тебя, но Болга – никогда? Потому, что твой сын бесценен, а ты не интересен ему.
Лицо Бледного Орка исказила дикая ярость, из груди вырвалось рычание.
- И если ты не совсем тупой, подумай вот о чем… Азог. Я была в Дол Гулдуре. Я говорила с Сауроном. Я коснулась багрового пламени. Но я здесь, потому что он не смог удержать меня. Могло ли такое случиться со светлой эльфийкой? – пальцы девушки вновь скользнули по жесткой коже Бледного Орка, ногти впились ему в плечо: - Потом делай с ними что хочешь, но сейчас гномы нужны мне.
Азог схватил девушку за талию, грубо прижал ее к себе и замер: глаза эльфийки сияли холодным серебристым светом.
- Кто ты такая? – хрипло прошептал он.
- Та, которая может подарить тебе высшее блаженство и дать высокое положение. А может превратить тебя в груду бесполезного мяса… Азог.
- Я не верю тебе, - он склонился к ней, но девушка отвернулась так, что его щека скользнула по ее щеке:
- А мне плевать на это. Я требую одного: не лезь… Или мне нужно было выбрать Болга? – шепнула эльфийка.
Азог снова зарычал.
- Я так и думала… И много он запросил с тебя? – ее пальцы вцепились в ухо Бледного Орка.
- Кто? – он стиснул ее руку.
- Тот, кто привел тебя сюда. - Кристэль улыбнулась на волчий манер, приподняв верхнюю губу, и ногтями царапнула шею Азога. Орк коротко выдохнул и буквально впечатал девушку в стену:
- Я нашел вас сам!
- Неужели эльф не помог тебе после того, как не смог убить меня? Или он окончательно переметнулся к твоему сыну?
Азог ослабил хватку и шагнул назад. Его бесцветные глаза начали наливаться кровью:
- Говори!
- Он помог Болгу выслужиться перед Сауроном. Навел его на деревню людей недалеко от Мирквуда. Ты не знал? Что эльфийский следопыт наплел тебе?
- Не твое дело!
- Ну, конечно… Говорил, что меня надо не слушать, а убить! – Кристэль зашипела, как змея, которой наступили на хвост. – Проклятый ублюдок! Как бы я хотела вырвать его поганое сердце!
- Это желание у нас совпадает, - прорычал Азог.
- С той поры, как я вернулась из Дол Гулдура, я ищу его и не могу найти, иначе меня не остановил бы и Саурон!
Бледный Орк снова схватил эльфийку за волосы:
- Хочешь, я принесу его белобрысую голову тебе в подарок?
- Нет, - ухмыльнулась Кристэль. – Я хочу получить эльфа живым. Чтобы, глядя в его гаснущие глаза, раздавить его продажное сердце в своем кулаке.

Наверное, никогда, ни у одного орка не было такого проникновенного выражения на морде. Кристэль даже стало немного не по себе. И не зря – губы Азога жадно впились в ее губы, и эльфийка от души вцепилась в них зубами. Тот укус, который достался Торину, мог считаться нежнейшим поцелуем по сравнению с этим укусом. Орк глухо взвыл, дернул ее за волосы, но Кристэль, не обращая внимания на боль, еще помедлила, прежде чем разжала зубы. И тут же ласково провела пальцем по губам орка, стирая с них кровь, а в следующий миг отвесила Азогу увесистую оплеуху. Бледный Орк отпрянул. Глаза его горели мрачным восторгом.
- Я сказала, что не возьму тебя, пока не пойму, что ты достоин этого. И пока не освобожу своего Повелителя, - тихо, но твердо проговорила эльфийка. И усмехнулась, видя, что Азог с довольной ухмылкой слизывает кровь с покалеченных губ.
 В этот миг в комнату, сгибаясь в три погибели, зашел орк.
- Господин… Прибыл гонец. Вас ждут в Дол Гулдуре. Приказ явиться немедленно.
Кристэль с презрением усмехнулась и скрестила руки на груди. Азог посмотрел на нее, на орка, и его глаза недобро сощурились:
- Пусть подождет!
Орк, пятясь, вышел.
- Что ты решил?
- Я отправлюсь туда. Навещу сыночка. И, возможно, нашего высокого светловолосого друга. А потом вернусь… и мы закончим наш разговор, - жесткие пальцы сжали лицо эльфийки.
- Ключ должен быть выкован через две недели. Для этого будет особая ночь. Не вынуждай меня разрушать все вокруг, ты и без того подгадил мне с этим мальчишкой. Если у гномов будет хоть тень сомнения насчет меня, все рухнет. Тебе ли не знать, насколько уперты и подозрительны эти отродья. А их непременно должно быть тринадцать, - Кристэль хмуро помолчала, затем усмехнулась: – Ладно. Я… найду способ уговорить его.
Бледный Орк хмыкнул:
- Хорошо. У тебя будет немного времени. Мне хочется, чтобы ты дождалась меня здесь. Поэтому ты выпьешь то, что я дам тебе.
- А если ты не вернешься, Азог? Саурон может избавиться от тебя.
- Не избавится. Через неделю действие напитка прекратится.
- И ты не боишься, что твои кретины могут воспользоваться ситуацией? Учти, дружок… Я должна быть при создании ключа… и должна быть невинна, - воркующим голосом произнесла Кристэль.
Азог судорожно вздохнул, облизнул пересохшие губы и убрал руку:
- Я позабочусь о том, чтобы стать первым, - хрипло рассмеялся он. Кристэль хмыкнула, скользнула оценивающим взглядом по его фигуре и вдруг помрачнела:
- А как мне, по-твоему, уговаривать Дубощита, а? Он ведь не будет тихо сидеть в лагере! Но если его схватят, все полетит к Балрогу! Король гномов не наивный мальчишка!
- Ты предлагаешь отпустить вас? – Азог рассмеялся: - Даже и не надейся!
Лицо Кристэль исказила судорога, губа зло дернулась.
- Я сказал – нет! - отрезал орк. – Я не верю никому. Тебе – тем более. Гномов встретят, переловят и запрут отдельно. До моего возвращения. Вот тогда, - он снова рывком прижал Кристэль к себе, - мы и обсудим с тобой, как быть. И, возможно, я не буду против…
- Возможно тогда Я решу сохранить тебе жизнь! – рявкнула Кристэль. – Но если из-за твоего тупого упрямства все сорвется, не надейся на снисхождение, Азог!
- И что ты сделаешь? – ухмыльнулся Бледный Орк.
Лицо Кристэль стало спокойным и холодным:
- Откушу тебе голову, бывший эльф, - равнодушно, даже буднично бросила она.
Как ни бредово звучало это утверждение, но Азог внезапно понял, что так оно и будет.

- До этого не дойдет, - оскалился он. И громко велел вошедшим оркам: - Заприте ее вместе с гномом!
Кристэль увернулась от орочьих лап:
- Ты кое-что забыл.
- Что же?
- Руки, болван! – почти нежно проговорила девушка.
- Зелье не даст тебе двигаться, - усмехнулся орк.
 - Если меня приведут к мальчишке со свободными руками, это вызовет у него еще больше подозрений, тупица! После своей отравы велишь развязать, и все, - ухмыльнулась эльфийка.
Но, поймав взгляд Азога, когда ей стягивали руки за спиной, предупредила:
- Выброси эту мысль из головы!
Орк расхохотался и подтолкнул ее в спину:
- Увести ее! И если хоть одна лапа позволит себе лишнее, отрублю по самые уши! – рявкнул он.

Кристэль втолкнули в камеру, где сидел Кили. Руки и ноги юноши были крепко связаны. Он встретил ее  отборными ругательствами и проклятьями. Эльфийка, забившись в угол, молча смотрела на него, только губы ее начали мелко вздрагивать.
- И это твоя благодарность? – наконец, тихо сказала она. – Я устроила тролль знает что, чтобы спасти наши жизни, а ты оскорбляешь меня? - Кристэль шмыгнула носом. Кили озадаченно затих. – И это после того, как ты говорил, что любишь меня?!
- Я не… - начал было обалдевший гном, но осекся, увидев, как яростно сверкнули глаза Кристэль. Голос девушки по-прежнему дрожал от обиды:
- И это твоя любовь, да? Твой брат дарил мне такие красивые вещи, дорогое оружие, - взгляд эльфийки опустился вниз, и Кристэль сокрушенно покивала головой, как бы сожалея о своем выборе: - А я отвергла все, ради тебя!
В темных глазах Кили мелькнуло понимание.
- Я любил светлую эльфийку, а не чудовище в ее облике! - сухо проговорил молодой гном. – Если бы я раньше узнал о том, кто ты, я бы своими руками убил тебя!
- Как ты можешь? – прошептала девушка. – Неужели ты не понимаешь, что нас ждали бы пытки и смерть? А меня и кое-что похуже… Эта тварь и без того едва не… ну,  мне кое-как удалось избежать его чрезмерного внимания, а ты… ты… - она отвернулась к стене и всхлипнула.
- Не пытайся меня разжалобить, - сердито проговорил юноша. – Ты не та, за кого себя выдавала. Я же видел, что тебе доставляло наслаждение все, что происходило!
Кристэль расплакалась, причем без особых усилий.
- Мне больно слышать такое! – с горечью пробормотала девушка. – Я всего лишь не хотела оказаться под этой тварью! И не хотела, чтобы погиб ты! Мне пришлось вытворять невесть что, а ты… - плач перешел в глухие рыдания. Некоторое время спустя раздался шорох. Кили изловчился перекатиться ближе и толкнул ее плечом:
- Ты… ну… это, не говори глупостей. Просто когда я увидел, что ты вытворяла… я… мне…
- Не тронь меня, - всхлипнула Кристэль. – Я хочу умереть...
- Тише, тише! – торопливо зашептал Кили. – Тебе тут это быстро устроят... Ну,  хочешь, я скажу, что я дурак?
- Не-е-ет…
- Ну… тупица. Болван. Кретин... Ну, прости меня, Кристэль! Я даже обнять тебя не могу… Хорошо, я обещаю тебе, что если мы выберемся отсюда, то я подарю тебе самое красивое ожерелье на свете. Кольца, оружие – все, что захочешь!
- П-правда?
- Правда.
Кристэль развернулась и уткнулась носом Кили в плечо, вздрагивая уже от смеха. До острого слуха девушки долетал легкий шорох за дверями. Она не сомневалась, что Азог не откажется подслушать, о чем будут говорить пленники. Судя по еле уловимому фырканью, его изрядно позабавил их диалог. Эта комнатушка явно никогда не была камерой, и глазков в дверях не было, но Кристэль предпочитала подстраховаться и вести себя соответственно.

Кили вздохнул и прижался расцарапанной щекой к ее волосам.
- Ты… простила меня?
- Не совсем… Я еще обижена на тебя.
Заскрежетал засов, и девушка торопливо сдвинулась в сторону. Внутрь вошел Азог. Кристэль мрачно посмотрела на него. Бледный орк наклонился и ткнул ей в губы фляжку:
- Пей.
Эльфийка прищурилась и сделала несколько глотков. Часть жидкости пролилась.
- Хватит, - орк перевел взгляд на Кили и гнусно усмехнулся: - Жаль, но представление приходится отложить… Ненадолго, щенок.
И вышел прочь. Лязгнул засов, заскрежетал ключ.
Наступила тишина.

Элина Лисовская