Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава двадцать шестая ==========

        Они молча сидели в темноте. Кристэль опустила голову на плечо Кили, и он почувствовал, что девушку колотит озноб.
- Что с тобой? – встревоженно шепнул гном.
- Ничего. Начала в себя приходить, - руки и ноги Кристэль как-то разом ослабели. Если бы она стояла, то непременно упала бы. Лоб покрылся испариной, по спине поползли ледяные капли пота, запоздалый страх скрутил внутренности. Только сейчас до нее начало доходить, какое безумие она затеяла.
- Кили… говори со мной, пожалуйста, - жалобно попросила эльфийка. - Эру Милосердный, как же мне паршиво! Хочется вымыться…
- Куда отправился Азог?
- В Дол Гулдур.
- Чем он напоил тебя? – гном подвинулся ближе, чтобы девушке было удобнее.
- Каким-то дурманом… Сказал, что через неделю пройдет. Но мог и соврать. Я очень тебя напугала?
- Да. Я не знал, что думать. Решил, что ты в самом деле дурачила нас.
- Я на это и рассчитывала. Получилось очень достоверно.
- Да уж... Ты умеешь пугать. Я бы не смог так притворяться…
- Жить захочешь – сможешь. Я знаю их обычаи, - Кристэль отвернулась и сплюнула горькую слюну. – А ты молодец, не растерялся. Еще двоих уложил.
- Я правильно понял про подарок?
- Да. Вот тварь… а ведь обещал развязать…
Кили хмыкнул:
- Я бы на его месте тоже не рисковал. Придется выкручиваться.
- Нож мне не вытащить. Он под кольчугой.
- Надо попробовать. Веревки толстые, их не перегрызть.
- Тогда поторопись. Скоро от меня помощи не будет, братишка.
- Все будет хорошо, - отозвался Кили и, помедлив, добавил: - …сестренка.
После нескольких неудачных попыток гном все же исхитрился вытащить спрятанный нож.
- Ты бы его еще… хм… пониже спрятала! – смущенно проворчал он.
- Зато его не нашли, - шепот девушки стал тягучим. Она почувствовала, как тело наливается тяжестью. Кристэль нащупала рукоять ножа, взяла его, кое-как села. Кили повернулся спиной к ее спине. Эльфийка провела пальцами по веревкам Кили, приставила к ним лезвие, отчаянно сопротивляясь онемению. Кили осторожно принялся водить руками вверх-вниз.
- Все, кажется, - Кили напряг руки, раздался негромкий треск. Затем юноша взял из слабеющих пальцев Кристэль нож, перерезал веревки на своих ногах и на руках девушки, положил голову эльфийки себе на колени и задумался. Нужно бежать отсюда, но как? Можно устроить шум, например, под предлогом того, что Кристэль умирает. И попробовать прорваться. А если прибежит толпа орков? Что тогда? Этим ножичком всех не уложишь. К тому же уходить ему придется с беспомощной Кристэль на руках...
Кили припомнил сцену в комнате, покачал головой и неожиданно усмехнулся, припомнив выражение морды Азога. Да, пожалуй, девушка выбрала единственно правильный путь и была убедительна до жути. Впрочем, сейчас важно другое. Может быть, им принесут воды? Вот тогда можно попробовать выбраться. Ну, а если не принесут, можно будет пошуметь. Если бы еще удалось привести в чувство Кристэль…
Когда за дверью раздались шаги, Кили весь подобрался и завел руки с ножом за спину. Но тут его осенила мысль. Юноша торопливо пошарил по полу, где в каменных стыках рос какой-то блеклый короткий мох, и быстро нанес несколько грязных пятен на лицо эльфийки. Пока в замке скрежетал ключ, молодой гном успел неглубоко порезать себе палец, снял капли крови, перемешал их с грязными пятнами на лице девушки и снова завел руки за спину, будто был связан.

После ставшей привычной темноты свет факела неприятно слепил. Кили прищурился, а потом отвернулся. Орк поставил на пол ведро с водой, хмыкнул и вдруг уставился на эльфийку.
- Что это с ней? – прорычал он. Кили сделал удивленные глаза:
- Спит.
- Я вижу пятна!
- Какие? Ах, эти? Не смертельно, - фальшивым голосом проговорил Кили. Орк  несколько мгновений думал, затем вытащил нож:
- Я спросил, что это за пятна, щенок?
- Она не переносит некоторые снадобья, - нехотя, сквозь зубы процедил Кили. – Этот урод напоил ее… - но тут орк отвесил ему пощечину:
- Не смей так называть Господина, гномское отродье!
Глаза Кили зло сверкнули, но он сдержался.
- С ней это началось после той дряни из фляги. Думаю, кое-кого будет ждать весьма неприятный сюрприз! – Кили торжествующе улыбнулся. – Еще немного – и она умрет!
Орк грязно выругался, злобно посмотрел на гнома, встревоженно – на девушку, и вышел. Немного погодя, он вернулся с очередной флягой, рывком поднял эльфийку, разжал ей зубы и начал вливать какой-то настой, до того гадкий, что Кристэль раскашлялась – девушка не спала, но была словно в тумане. Тело ее абсолютно не слушалось. Настойка словно огонь потекла по горлу, и Кристэль слабо качнула головой, пытаясь отвернуться.
- Пей, тварь! - прорычал орк и вдруг булькнул, осел на пол. Кили подхватил факел и вытер нож о тушу орка. Фляга упала, ее содержимое разлилось. Первым порывом гнома было поднять Кристэль и выбраться из камеры. Но он уже научился здраво оценивать ситуацию, поэтому закрепил факел на стене и вытащил у стражника кривой меч. Затем осторожно подошел к дверям, выглянул наружу. Коридор был пуст. Похоже, Азог запретил сюда соваться всем, кроме доверенного. Но едва ли этот тип здесь один. Бежать неизвестно куда с девушкой на руках смысла не было. Кили вернулся к Кристэль, забрал у орка ключи.
- Ты пока останешься здесь, - проговорил он, коснувшись ладонью щеки эльфийки. – Не бойся. Я запру дверь снаружи. Мне нужно посмотреть, что здесь происходит, и как нам выбраться.
Кристэль только опустила и подняла ресницы.

Кили не было так долго, что девушка начала беспокоиться. Она понимала, что перепуганный орк-стражник влил в нее какое-то нейтрализующее зелье, но действие его пока не наступило. Тело по-прежнему отказывалось слушаться. Да если бы ей и стало лучше, как выбраться из закрытой камеры? Когда в замке заскрежетал ключ, Кристэль тревожно вскинула ресницы. Но в камеру вошел Кили. В свете факела было видно, что его меч потемнел от крови.
- Все в порядке, - прошептал гном. – Мы в развалинах какой-то башни. Тут было несколько стражей. Я стащил их трупы вниз, - Кили поднял Кристэль на руки. – Путь свободен.
- Далеко мы не уйдем, - непослушными губами шепнула девушка.
- Думаю, вокруг башни есть орки, но едва ли очень много, - отозвался юноша. – Не переживай, выберемся.
Они благополучно миновали коридор подвала, и Кили понес эльфийку вверх по лестнице.
- Ты знаешь, где мы?
- Да. Гора западнее.
Перед выходом из башни Кили остановился, посадил Кристэль на ступени, осторожно выглянул, осмотрел руины и не заметил ничего подозрительного.
- Здесь рядом есть уцелевшее помещение. Спрячемся пока там.
Снаружи уже стемнело. В небе переливались крупные холодные звезды. Кили сделал несколько шагов… и нос к носу столкнулся с невысоким кривоногим орком, только что поднявшимся на площадку. На мгновение оба замерли, глядя друг на друга. Гном опомнился первым и сделал единственное, что было возможно в данной ситуации: покрепче прижал к себе Кристэль и резко развернулся так, что ноги девушки ударили орка по морде. Тот покатился вниз по лестнице. Это дало Кили несколько мгновений, за которые он успел юркнуть в небольшой полукруглый закуток без окон. Вероятно, в далеком прошлом это было караульное помещение. Туда вел единственный неширокий проход. Гном быстро опустил эльфийку на пол под прикрытие стены и с мечом в руках встал у проема.
Разумеется, на вопли орка примчалась подмога. Но после того как несколько орков, сунувшихся в коридор, остались лежать на каменном полу, до нападавших дошло, что взять беглецов будет непросто. От луков и арбалетов Кили защищали изогнутые стены. А бросаться под острый меч никто не хотел.
Некоторое время орки совещались о чем-то, затем снаружи поднялась какая-то возня.
- Выходи по-хорошему, щенок! И выноси эльфийку, - велел один из орков.
- Лучше вы к нам! – ответил Кили.
- Хочешь, чтобы вас поджарили? – расхохотался орк. Кили осторожно выглянул и тут же спрятался – мимо просвистела стрела.
- Плохо дело... Они собирают хворост.
- Их немного... Ты прорвешься, - прошептала девушка.
- Чтобы я слышал подобное в первый и последний раз! - сурово ответил Кили.
- Они меня не тронут…
- Я в этом не уверен.
В скором времени внутрь пополз густой дым, и под его прикрытием к ним попытались пробраться два орка. Недолгий бой завершился двумя воплями боли и предсмертным хрипом. Больше добраться до беглецов не пытались. Орки подносили новый хворост, пытались протолкнуть горящие ветви внутрь, гнали в комнатушку дым. Дышать уже было практически нечем. Кили еще в самом начале осады разорвал свой капюшон, сделав себе и Кристэль повязки, закрывавшие нос и рот, но и они уже не спасали. Глаза разъедало, кашель не прекращался. Кили понял, что еще немного - и они с девушкой попросту задохнутся. Гном уже предпринял было попытку прорваться через огонь, но тут снаружи послышались вопли, звон оружия, рычание варгов и хорошо знакомый голос Торина. Кили подхватил Кристэль и поволок ее наружу. В ушах стоял звон, перед слезящимися глазами плыли круги, легкие разрывало. С той стороны кто-то раскидывал дымящиеся и горящие ветки, и вот наконец среди дыма возникло несколько фигур, и сильные руки подхватили Кристэль и Кили.
- Кажется, мы успели в последний момент! – долетел до юноши голос брата, и на короткое время темнота затопила все вокруг…

Молодой гном пришел в себя от довольно болезненных похлопываний по щекам и холодной воды, вливающейся в рот. Кили мотнул головой, закашлялся, попытался сесть. Торин, склонившийся над ним, с облегчением выдохнул:
- Живой! – и крепко обнял младшего племянника, прижался щекой к всклокоченным, пропахшим дымом и гарью волосам. – Хвала Дурину!
Кили обнял его в ответ:
- Все хорошо, Торин... Как Кристэль?
- Торин! - долетел до них встревоженный голос Двалина. - Она почти не дышит!
- Давай-ка я позабочусь о тебе, братишка! – Фили протянул брату флягу. – Тут теплый настой жизнелиста и… Ох и разукрасили же тебя! - молодой гном взял какой-то лоскут и принялся осторожно стирать засохшую кровь с лица брата.
Вынырнувший из темноты Бильбо набросил на плечи Кили одеяло.
- И ты здесь?! Спасибо, дружище Бильбо... Торин, Азог напоил Кристэль каким-то зельем. Она жива, но двигаться почти не может.
- Ясно.
Пока Король гномов приводил в чувство племянника, Двалин и Дори успели стянуть с девушки куртку и кольчугу, расстегнули ворот рубашки и тщетно пытались привести эльфийку в сознание. Торин приложил пальцы к шее Кристэль и не уловил биения артерии. Гном нахмурился, быстро подсунул руку эльфийке под шею, другую положил на лоб, глубоко вдохнул, зажал девушке нос и, прижавшись ртом к ее губам, с силой выдохнул.
- Чисто, - сообщил Двалин, внимательно следивший за процессом. Это означало, что воздух пошел в легкие, приподняв грудную клетку. Торин разжал пальцы, позволил воздуху выйти через нос и повторил свои действия. Затем убрал руки. Двалин положил ладони крест-накрест на грудь эльфийки и резко надавил. Раз, другой, третий…
- Ну же… Давай… Дыши! – прорычал он.
Давай же, девчонка… Во имя Дурина, не уходи, Ninanirael!
- Не смей умирать! Открой глаза! Ну же! Кристэль!
Словно услышав их, сердце эльфийки отозвалось ударом. Сначала одним, потом с перерывом еще одним, затем забилось само. Девушка сделала судорожный вдох и открыла глаза.
Вздох облегчения вырвался так единодушно, словно вся компания не единожды его репетировала. Губы Кристэль дрогнули. Она нашла взглядом Кили, слабо улыбнулась, затем посмотрела на Двалина и Торина.
- Спасибо, - еле слышно шепнули ее губы. Из глаз эльфийки медленно поползли предательские слезинки. Торин молча стер их и провел ладонью по щеке Кристэль.
Благодарю тебя, Отец… Жива… Эта глупая девчонка жива.
Его ладонь была жесткой, загрубевшей от работы и оружия. Но  Кристэль ее прикосновение показалось нежнее касаний холеных рук Трандуила…
- Надо уходить отсюда, - проворчал Двалин, стараясь казаться равнодушным. Бильбо принес второе одеяло для Кристэль, а Фили перекинул Торину еще одну фляжку с настоем. Кристэль сделала несколько глотков и благодарно кивнула.
- Где Азог?
- Умчался в Дол Гулдур... Да я уже в порядке! – возмутился Кили, когда брат и Глоин попытались помочь ему встать. Юноша поднялся сам, но его слегка качнуло.
- Вот что,  герой, обопрись о плечо брата и не проявляй фамильное упрямство не к месту! – сурово проговорил Торин. Братья улыбнулись ему. Тем временем Нори, Бофур и Бифур выбрались из подземелья:
- Там никого, кроме трупов.
- Парень, твоя работа?
Кили промолчал, и вместе с братом медленно пошел вниз к пони и Линтэнилу, которых привел расторопный Бильбо.
- Вырос мальчишка! – одобрительно заметил Глоин.
- Достойный потомок Дурина, как и старший брат, - отозвался Двалин. – Идемте. Неровен час, подмога подоспеет.
Глоин взял вещи Кристэль и пошел вниз. За ним потянулись все остальные. Торин завернул девушку в одеяло.
- Кили… молодец, - прошептала Кристэль.
- Молодец, - ровным голосом отозвался Торин и с неожиданной яростью добавил: - Не смей больше просить, чтобы я отпустил тебя еще куда-нибудь!
- Все равно отпустишь, - устало улыбнулась Кристэль. Торин промолчал, осторожно спускаясь вниз по ступенькам, потом нехотя кивнул:
- Отпущу.
- Im melethallen hadhodar, - пробормотала девушка и закрыла глаза, прежде чем Торин успел спросить, что это значит...

До лагеря они добрались глубокой ночью, уже ближе к утру. Ехать быстро не получалось – Кили хоть и чувствовал себя лучше, чем Кристэль, а тоже порядком наглотался дыма, и Фили с Глоином ехали рядом, чтобы подхватить молодого гнома, если вдруг ему станет плохо. Бильбо и Двалин негромко обсуждали недавний бой. Двалин нахваливал полурослика, хоббит смущался, но при этом был весьма и весьма доволен.
Впереди на Линтэниле ехал Торин. Кристэль сидела перед ним, склонив голову на плечо гнома. Одной рукой Король поддерживал девушку, в другой сжимал поводья. Впрочем, он мог бы и отпустить их – Линтэнил шел осторожно, старательно выбирая место, куда наступить. Гном вспоминал, как накануне навстречу ему и его спутникам из леса вылетели Линтэнил и два пони, преследуемые варгом.  После того, как варга убили, Линтэнил ткнулся мордой в плечо Торина и тихо, жалобно заржал, словно жаловался и плакал одновременно. А потом опустился на колени, как тогда, в деревне плотовщиков, предлагая Торину сесть на него. И гном не отверг его предложение, лишь сильнее подтянул стремена...
Когда они прибыли, в лагере поднялась суматоха. Кристэль сразу же перенесли поближе к костру, Ируфь и зареванная Ардис бросились к ней и Кили. Бомбур спешно повесил котелок над костром, чтобы разогреть еду, Мирис разливала по кружкам горячий сладкий напиток. Оин и Балин помогли товарищам разгружать пони.
 Торин самолично расседлал Линтэнила, обтер его, угостил сухариком и отвел туда, где трава росла погуще.
- Спасибо тебе, дружище, - тихо проговорил Король-Под-Горой, уверенный, что конь прекрасно его поймет. – Кристэль очень повезло, что ты у нее есть. Да и мне, похоже, тоже.
Линтэнил фыркнул, боднул головой Торина и принялся щипать траву.
Король вернулся к костру.
- Как ты? – спросил он племянника.
- Уже лучше. Вы вовремя успели.
- Благодарите Ардис, - серьезно ответил Торин.
…Гномы и Бильбо, по обыкновению, ушли искать дверь. В лагере остались женщины и Бомбур, от которого на склонах горы не было никакого проку. Ируфь мигом пристроила толстяка к работе. Ардис пошла к ручью вымыть миски и через некоторое время прибежала в лагерь вся в слезах.
Кое-как из всхлипываний девушки Ируфь разобрала, что та, засмотревшись на воду, вдруг увидела, что Кили и Кристэль попали в беду. Девушка так ярко описывала то, что произошло с ними, что знахарка немедленно отправила Бомбура на поиски Торина с компанией.  

Первым ему повезло найти Фили. Молодой гном, узнав о случившемся, немедленно бросился к Торину. Король-Под-Горой не стал раздумывать: он велел Оину, Балину и Хьюриру продолжать поиски,  а всем остальным – идти в лагерь и собираться.  Ключ Торин передал Балину. На всякий случай. Бильбо он тоже планировал оставить, но хоббит уперся и заявил, что его друзья в опасности, и он со своим кольцом сможет быть очень полезным.
Сборы заняли крайне мало времени, особенно когда Ардис рассказала Торину о предыдущем сне. Гному хватило краткого описания, чтобы понять, что девушка говорит об Азоге. Трудно передать его состояние при мысли, что младший племянник и Кристэль оказались в лапах злейшего врага. И лишь Ауле известно, каких сил ему стоило держать себя в руках и вести разумно.
На полпути к складу гномы поймали сбежавшего Линтэнила и двух пони. Еще одного пони нашли практически сожранным, когда до склада оставалась четверть пути.
Картина побоища была весьма красноречива – тела варгов и двух орков говорили сами за себя. На вытоптанной траве обнаружилась деревянная заколка, которую Фили дарил Кристэль. У всех сложилось впечатление, что орки очень торопились – склад не был разграблен, но почему - никто не понимал, пока Фили не припомнил, что в первую их поездку Линтэнила что-то обеспокоило. А они как раз говорили о том, что вернутся на следующий день.
- Вас кто-то подслушал, - мрачно бросил Торин.  – И я сомневаюсь, что это были белки.  Значит, орки ждали в засаде дольше, чем планировали.
- Вот и причина для спешки, - угрюмо добавил Двалин.
Совместными усилиями установили направление, куда умчались варги с пленниками. Изрядно помог Линтэнил – орков он ненавидел люто, как и варгов, и прекрасно чуял их запах. Гномы и хоббит отправились выручать друзей, хотя особой надежды найти Кили и Кристэль живыми и невредимыми не было ни у кого. Правда, некоторое время спустя, Бильбо осенила мысль, что может они и живы. Скорее всего, по предположению хоббита, Азог попробует использовать пленников как приманку для Торина. Отряд остановился, чтобы обсудить это и прикинуть, что их может ждать, если хоббит прав. Проработав несколько вариантов действий, они снова тронулись в путь. Через некоторое время Ори с лошадьми оставили в густых зарослях какого-то кустарника, а дальше пошли пешком.
Надо ли говорить, что умение Бильбо пригодилось в полной мере? Именно хоббит настоял, чтобы гномы не трогались с места и, надев кольцо, отправился на разведку. Он и обнаружил засаду. Но не побежал назад скорее докладывать Торину, а прошелся по лесу, совершенно не опасаясь, что может заблудиться.
Хоббит нашел еще несколько укрывищ орков. Варги принюхивались, рычали, но орки не видели Бильбо и недоумевали, что происходит с их подопечными. Однако долго Бильбо тоже не разгуливал, понимая, что Торин может решить, будто с ним что-то случилось. Да и время работало против них. Возможно, эльфийку и гнома сейчас пытают. Если не происходит еще что-нибудь похуже...
Информация,  принесенная Бильбо, оказалась бесценной, и сэкономила немало  времени и сил. Впрочем, они все равно едва успели.
 
С одним из недобитых орков друзья обошлись очень жестоко, но получили ценные сведения о том, что Азог покинул временное логово и с частью орков отправился в Дол Гулдур. Заодно гномы вытрясли из пленника, где еще их поджидают засады. Точно не зная, сколько орков осталось в разрушенной башне, гномы первым делом зачистили территорию вокруг, во избежание неожиданных сюрпризов. И подоспели как раз вовремя, чтобы вытащить Кили и Кристэль из горящей комнаты...
Торин потребовал, чтобы Кили рассказал, что именно произошло с ним и Кристэль.
Молодой гном выложил все, что знал. Когда дошло до того момента, как их приволокли к Азогу, Торин не выдержал:
- Что эта тварь посмела сделать с Кристэль? – прорычал он.
- При мне – точно ничего. Если не считать мерзостей, которых он ей наговорил, - припомнил юноша. – А потом меня по ее настоянию выволокли вон и заперли. Признаться, сначала я сам был готов задушить ее. Если бы ты видел, что она там творила, ты бы…
- …убил меня, - раздался тихий, но ясный голос Кристэль. – И не стал бы разбираться.
- Даже так? – нахмурился Торин. – Рассказывай.
- Вы освободили вселенское зло, дорогие друзья. В моем лице, разумеется, - девушка усмехнулась уголком губ.
- Кили, она бредит?
- Сейчас нет. А вот тогда…
- А что было делать? Бледному орку очень хотелось более… интимного развития отношений. Но к счастью, мы ограничились только страстными объятиями и горячими поцелуями.
Гномы переглянулись в полнейшей тишине. Бильбо широко раскрыл глаза. Торин пересел к Кристэль и положил ей ладонь на лоб:
- Жара нет... Ируфь, чем ты напоила ее?
- Торин, я наплела ему, что я  - воплощение служительницы Моргота. И что долгие годы готовилась к исполнению предсказания… по которому руками короля гномов и его подручных в огне дракона может быть выкован ключ, который освободит Бауглира. А хоббит при этом должен быть принесен в жертву, поскольку без его крови никак не обойтись.
Снова повисла тишина. Выражение лиц друзей не понравилось эльфийке.
- Да не тупите же вы! – Кристэль так рассердилась, что ей даже удалось шевельнуться. – Вы что думаете, Азог не тронул меня потому, что я сказала ему: «Уйди, противный, ты не в моем вкусе»?! Или потому, что я расплакалась и попросила не мучить меня? Я рассказываю вам честно о том, что там было, потому что будет хуже, если он сам или кто-нибудь из его подручных сообщит вам эту новость при первой же встрече.
- У Кристэль не было выбора, - кивнул Кили. – А что, он и правда когда-то был эльфом?
- Да, - девушка попыталась перевернуться на спину. Торин помог ей, не спуская подозрительного взгляда с ее лица. Некстати ему вспомнился сон, увиденный в Лихолесье. И недавний сон, в котором с лица Кристэль одна за другой спадали маски, и он ощущал нечто чужое, холодное, пугающее… Но верить снам Торин не собирался.
- Это шутка?
- Нет. Его действительно звали Нариэгил. Он был военачальником одного из родов Авари и попал в плен. Наверное, он стал последним обращенным. Потом Моргота схватили, а Азог скрылся. О нем рассказывала моя мама. А ей – бабушка. Так что я знала историю Нариэгила-Азога.
- Но тогда ему очень много лет, - в тишине проговорил Бильбо.
- Да. Орки ведь частично изуродованные черной магией эльфы. И они тоже были бы бессмертны, если бы их не убивали. В основном, они довольно тупые, - голос девушки зазвучал тише,  – но Азог далеко не дурак. И если бы он хоть на миг почувствовал фальшь… - эльфийка слабо усмехнулась.
- А зачем ты облизала кровь с ножа?
- Подобное действие свойственно им. Показывает презрение к боли, торжество мести, да и просто пугает врага. Знания - бесценная штука, - Кристэль помолчала, собираясь с силами: - Я искренне рада тому, что во мне течет кровь Келегорма Неистового. Каким бы подлецом он ни был, но мы уцелели, благодаря ему. Да проявят к нему Эру и Валары снисхождение... Словом, я каким-то чудом проскользнула по грани. Азог даже  предложил мне подарок – голову эльфа-предателя.
Гномы в очередной раз переглянулись.
- Царское предложение, - кивнул Торин с непонятным выражением на лице. – Я бы  на твоем месте согласился.
- А я отказалась. И потребовала эльфа целиком. Чтобы разобраться с ним так, как хочется мне.
- И?
- И привела этим бледного орка в полный экстаз. Едва не перегнула палку. Единственное, чего мне действительно хочется, это вымыться. И желательно полностью, - вздохнула девушка.
- Что у него было с губами? – припомнил Кили. – Они были распухшие и в крови. И морда поцарапана.
В глазах Торина загорелся странный огонек.
- Я же говорю: целовались, - Кристэль прикрыла глаза. – Думаю, эти шрамы нескоро заживут... Ну, а в качестве дополнительной ласки я влепила Азогу пощечину. Ему очень понравилось.
- Мне даже жаль беднягу, - пробормотал Балин. Все с непониманием уставились на него, и гном пояснил: - Насколько я знаю этих тварей, он должен был потерять от тебя голову, девочка. И тут такое разочарование…
Все рассмеялись, хотя и немного нервно.
- Знаешь, Балин, я как-то совсем не хотела быть девушкой орочьей мечты.
- Я же говорил, что Кристэль – коварная женщина, - по тону Короля-Под-Горой сложно было понять, шутит он или говорит серьезно.
- Не то слово, - слабо улыбнулась эльфийка.
- Учти, ковать ничего не буду, - предупредил Торин.
- Кристэль не врет, - неожиданно проговорила Мирис. – Я знаю, у вранья кисловатый запах. А пустые обещания пахнут пылью.
- Ну и компания собралась, - покачал головой Дори не то осуждающе, не то одобрительно.
- Это дочерям  от моей прабабки наследство, - отозвался Хьюрир. – Говорили, что у нее был дар предвидеть, и что никто не мог обмануть ее.
- Да, у нас собралась невероятная  компания. И это хорошо, - отозвалась эльфийка. И тихо вздохнула: - Для вашего спокойствия: о том, что я не на стороне тьмы говорит еще и то, что я взываю к Творцу и его помощникам. И что Керилуг слушается меня.
Торин пристально взглянул на девушку и опустил глаза. В его взгляде Кристэль почудилось недоверие.
- Торин, дай мне твою руку. Пожалуйста, - попросила Кристэль. Гном помедлил, но просьбу выполнил. Кристэль с помощью Ардис и Ируфь сумела поднять руки и взяла руку Торина непослушными ладонями:
- Здесь и сейчас именем Эру Илуватара я клянусь тебе, Король-Под-Горой, в своей верности. Я клянусь, что никогда по своей воле не предам ни тебя, ни кого бы то ни было из отряда. Я клянусь быть рядом и помогать до тех пор, пока нужна моя помощь. В свидетели своей клятвы я призываю Манвэ, Ороме, Ауле, Йаванну и пресветлую Элберет.
- Я принимаю твою клятву, Кристэль, - тихо проговорил Торин. Простое движение стоило девушке немалых усилий, но она приподнялась и трижды коснулась губами руки Короля. Торин на мгновение прикрыл глаза, а потом наклонился и поцеловал девушку в лоб. Затем бережно опустил ее руки поверх одеяла.
- Всем спать, - велел он. – Скоро уже вставать. Нам нужно как можно быстрее найти эту дверь и попасть внутрь горы, потому что когда вернется Азог, нам не поздоровится.

На следующий день гномы и Бильбо опять отправились на поиски потайной двери. Кристэль лежала в палатке. Впрочем, лежала - не совсем верное слово. Девушка пыталась заставить себя шевелиться. Того зелья, что с легкой руки Кили влил в нее орк, явно не хватало, чтобы полностью нейтрализовать дурман Азога. Ируфь отказалась давать ей настои – она не знала, чем именно опоил Кристэль Азог, и не хотела рисковать жизнью эльфийки. Но девушка отметила, что когда она сердится, то у нее лучше получается двигаться. Значит, есть шанс самостоятельно свести действие настоя на нет. Собственное беспомощное состояние угнетало ее. К тому же ей необходимо было встать до того, как гномы сунутся внутрь, к дракону. Или до того, как нагрянет Азог...
А вечером лагерь залихорадило – Бильбо нашел место, которое, судя по всем признакам, и было тайной дверью. Открыть ее ни у Бильбо, ни у Фили с Кили не получилось, как они ни пытались. Кристэль, услышавшая это, усилила попытки заставить себя шевелиться. Какие только жуткие картины ни рисовала она себе, чтобы подхлестнуть безвольное тело. Получалось плохо. Но получалось.
- Кристэль, - в палатку заглянул Фили и встревожился: - Что случилось? Тебе помощь нужна?
- Я пытаюсь встать, - сквозь зубы процедила девушка. – Прошу тебя, передай мне мой меч, дружище. Мне не дотянуться.
- Хорошо, - озадаченный гном положил клинок под руку эльфийки. Кристэль кивнула:
- Спасибо. Ты что-то хотел?
- Да. Давай-ка я вынесу тебя наружу. А то ты все одеяла в кучу сбила.
Молодой гном перенес девушку к костру, а Мирис отправилась наводить порядок в палатке.
- Мы нашли дверь, - тем временем рассказывал Фили Кристэль.  – И вот тут возникла проблема. Пони и Линтэнил… нам не поднять их наверх. А оставить здесь, значит, обречь их на гибель.
- Это так, - кивнула девушка. – Вы что-то придумали?
- Ты говорила, что хорошо знаешь эти края, - отозвался Глоин. – И ты бывала здесь относительно недавно.
- В любом случае, позже нас, - добавил Балин. – Здесь многое поменялось. Вопрос вот в чем: куда можно спрятать пони и Линтэнила?
- В лесу их не спрячешь. Азог вернется, и орки найдут их, - мрачно проговорил Фили. – В Дейл не сунешься – там такая вонища, что животные попросту не выдержат.
- Да и опасно это, - добавил Нори. – Увидит дракон - и все, поминай как звали.
- Это точно. Мне нужно подумать. По-моему, я находила в отрогах небольшие пещеры... Балин, вы же сами в свое время наверняка исследовали окрестности. Не может быть, чтобы вы не знали о каких-либо пещерах.
- Они были, но сейчас завалены, - хмуро ответил Торин.
-  А где находятся эти заваленные пещеры?
Гномы показали ей на карте. Кристэль кивнула:
- Пять лет назад эта была целехонька. Надо же…
- Завтра мы переносим часть лагеря на площадку перед дверью, - решил Торин. – Инструменты и одну из палаток. Чтобы поесть, будем возвращаться сюда.
- Тюки не пронесем по той тропе.
- На веревках поднимем. Площадка прямо над нами. Метрах в пятидесяти, полагаю.
- Думаю, стоит поднять и часть припасов, - подал голос Балин. – На тот случай, чтобы быстро свернуть лагерь, если потребуется.
- Разумно, - кивнул Торин и задумался. – Интересно, уцелел ли Аркенстон? И как его найти в том хаосе, что устроил дракон?
- Что за Аркенстон? – спросила Кристэль.
- Величайшая драгоценность нашего рода. Королевский бриллиант, как называл его дед. Сердце горы. Алмаз, сиявший собственным светом. В нем словно клубилось многоцветное облако, пронизанное лучами звезд, - Торин помолчал, мечтательно глядя куда-то в небо, и тихо добавил: - Долгое время я считал, что в мире нет ничего, что могло бы сравниться с Аркенстоном по красоте и значимости.
Кристэль увидела, как помрачнел и вздохнул Балин.
- А теперь? – спросил Бильбо.
- Что теперь? – словно очнулся Торин.
- Теперь ты думаешь иначе? – уточнил хоббит.
- Да, - кивнул Торин. – Относительно недавно мои глаза увидели то, что если не превосходит Аркенстон, то равняется ему.
И больше не проронил ни слова.
Да. Красота Владычицы Лориэна не зря воспета в песнях. Думаю, она куда прекраснее самого драгоценного из камней. Куда мне до нее?
Кристэль прикрыла глаза. Почему-то во рту появился горьковатый привкус, и заломило виски. Почти тут же девушка ощутила прикосновение. Кто-то потер заболевший лоб. Не сразу она поняла, что это ее собственная рука.
- Кристэль! Руки уже слушаются тебя! – обрадовался Бильбо. Это маленькое достижение вызвало почти такой же радостный переполох, как и найденная дверь. Девушка с наслаждением сгибала и разгибала руки. Слушались они еще не очень хорошо, но  двигались. На лице Кристэль появилась радостная улыбка, та самая, которую друзья не видели с тех пор, как эльфийка вернулась из Дол Гулдура.
- Сегодняшний день оказался щедрым на три хорошие новости, - проговорил Торин и поднялся: - Всем спать. Завтра встаем рано.

В последующие дни дело с дверью не сдвинулось. Гномы и хоббит поднимались на гору с рассветом и спускались только поужинать. Затем Торин, Фили, Кили, Балин, Двалин и Оин снова поднимались наверх – ночевали они уже там, и едва светлело, пытались вскрыть дверь. Никакие инструменты ее не брали. Найти стыки, щели и уж тем более замочную скважину было невозможно. Попытки вскрыть дверь ни к чему не привели – кирки сломались, а внутри горы пошло гулять эхо, и гномы оставили эту затею, опасаясь побеспокоить дракона. Бильбо целыми днями сидел у двери, бездумно глядя куда-то перед собой. На все расспросы хоббит отвечал, что думает над тем, как проникнуть внутрь. На деле же, если честно, полурослик грустил о Бэг Энде. Бильбо очень хотелось домой.  Но до дома было далеко.
Гномы постепенно начинали ворчать, несмотря на то, что Балин напомнил им о предсказании. К сожалению, точной даты Дня Дурина гномы не знали. Каждый год он приходился на разные дни, а искусство вычислять его было утеряно. Оставалось только ждать.
- Надеюсь, мы не пропустили этот день, - мрачно буркнул Двалин.
- Не пропустили, - отозвался Оин. – Я наблюдал за небом. Солнце и луна не стояли вместе. Да и луна-то народилась совсем недавно.
- Вот что, поднимаем сюда все, что можно, - решил Торин. – Если нагрянут нежелательные гости, достать нас здесь будет сложнее.

В это время в нижнем лагере Кристэль упрямо боролась со слабостью. К рукам постепенно вернулась прежняя сила, и девушка пыталась подняться, опираясь на Керилуг. К концу второго дня после того, как Бильбо нашел дверь, она сумела подняться с колен. Ноги, правда, слушались неважно, поэтому сделать больше пары шагов в этот день  не получилось.  Но следующее утро девушка уже передвигалась по лагерю, опираясь на плечо Бомбура. Толстяк терпеливо ходил с ней, как с маленьким ребенком. Кроме того, Кристэль была абсолютно уверена в том, что меч каким-то образом помогает ей. Иначе как было объяснить, что чувствительность и сила начали стремительно возвращаться в ее тело?

Когда днем хоббит спустился вниз, чтобы перекусить, Кристэль подозвала его к себе.
- Как у вас успехи?
- Никак, - мрачно ответил хоббит. – И мне как-то тревожно по этому поводу. И не только мне. Ощущение, что скоро грянет буря.
Кристэль задумчиво покивала.
- Торин хочет, чтобы ты, Ируфь и девушки поднялись сегодня в верхний лагерь.
- Ясно. Значит, надо спрятать пони и Линтэнила. У меня к тебе будет серьезное дело, Бильбо Бэггинс. Серьезное и секретное.
- Слушаю тебя, Кристэль.
- Ты по-прежнему абсолютно веришь мне?
Хоббит помолчал, потом вздохнул:
- Верю. Кстати, гномы пробовали проверить Мирис. Ну, в самом ли деле она чувствует ложь. Представляешь, оказалось, что правда!
- У нас у всех есть удивительные способности, - задумчиво откликнулась Кристэль. – Значит, так… Сегодня я спрячу лошадей. А завтра я хочу, чтобы ты со мной спустился их проведать. Но поклянись, что пока я не разрешу тебе, ты никому ни слова не скажешь о том, что увидишь и услышишь. Я… не знаю, как быть, Бильбо. Мне нужен дружеский совет. Помощь. От этого многое зависит. А ты куда спокойнее и обладаешь большим здравомыслием, чем мы.
- Хорошо, клянусь, - согласился хоббит. – Надеюсь, речь не о том, чтобы принести меня в жертву?
Кристэль скроила зверское лицо. Бильбо хихикнул, затем вздохнул:
- Знаешь, у тебя тоже очень странный талант. Почему-то все, что ты говоришь, воспринимается как правда.
- Потому что я не вру, Бильбо. Я просто преподношу правду так, как нужно мне. Я не служанка темных владык. Но знаю, что есть предсказания об освобождении Моргота. Знаю о нравах орков. И соединяю эти знания так, что все выглядит убедительно. Вот еще что, Бильбо, - девушка протянула хоббиту свой зеленый шейный платок, - возьми его и не снимай пока. Это… словом, я верю, что он принесет тебе удачу.
- Спасибо, Кристэль, - хоббит повязал его на шею. Эльфийка задумчиво улыбнулась. Бильбо уже собрался уходить, как вдруг остановился и снова сел рядом с девушкой:
- Кристэль, я могу задать тебе личный вопрос? Это бестактно, но…
- Задавай.
- Скажи, что происходит… между тобой и Торином?
- Ничего, - ответила девушка, глядя в костер.
- Но это не правда! Вы сильно изменились, стали уступчивее друг к другу, и все же… Вы странно ссоритесь. Словно нарочно хотите испортить отношения, чтобы не показать окружающим, что вы дороги друг другу. А потом вы оба ходите мрачные и стараетесь как можно быстрее помириться. Я плохо объясняю, но…
- Мой дорогой Бильбо, мы пытаемся быть друзьями. Но не забудь, что Торин – Король. А я не Королева. У каждого из нас свой взгляд на жизнь и нелегкие характеры. При этом мы действительно ценим и уважаем друг друга. Поэтому все так и происходит.
- Но ты стала часто грустить, Кристэль. Да и Торин тоже.
- И давно ты наблюдаешь за нами? Почему бы тебе не поговорить об этом с ним?
- Признаться, я пробовал, но он только рассмеялся и посоветовал не искать проблему там, где ее нет. Да, собственно, вы и сами разберетесь. Я просто подумал, что время – коварная штука. Его можно тратить на всякие глупости, и кажется, будто его так много. А потом вдруг оказывается, что его нет совсем. И что на самое главное его не хватило.
Кристэль удивленно посмотрела на хоббита:
- Когда это ты успел стать философом? – улыбнулась девушка. И вздохнула: - Что до Торина… Даже если ты и прав, не я причина его грусти, дружище. И давай больше не будем об этом.

Ближе к вечеру Кристэль надела кольчугу и взяла меч.
- Мирис, Ардис, пойдемте  со мной, отведем пони в укрытие. Здесь есть надежное место. Надеюсь, оно в целости и сохранности.
- Кристэль, это далеко? Ты уверена, что сможешь дойти туда и обратно? Давай я отправлю с вами Бомбура, - встревожилась Ируфь.
- Не нужно. Я уже в порядке. Идемте, девочки.
Втроем они с караваном пони и Линтэнилом медленно отправились вдоль подножия Одинокой горы.
- Кристэль, там же тупик, - растерянно проговорила Ардис.
- Нет, - отозвалась эльфийка. Они пришли в узкую темную часть долины. Кристэль уверенно завернула за высокий кусок скалы, похожий на торчащий клык. Там оказалась узкая расселина, в которую пони пришлось заводить гуськом, по одному. Лошадки нервничали, фыркали, Линтэнил тревожно всхрапнул, но Кристэль похлопала его по шее и что-то напевно проговорила. Конь тряхнул головой и успокоился. Вслед за ним стали поспокойнее себя вести и пони. Гномки притихли, оглядываясь по сторонам. Свет почти не проникал сюда. Было холодно и сыро.
- Не бойтесь, девочки, - они завернули по очередному изгибу и прошли внутрь пещеры. Цокот копыт гулко раскатился под сводами.
- Откуда ты знаешь это место?
- Случайно нашла. Было время, когда я тщательно обследовала все вокруг. Теперь ждите меня здесь, - девушка брала под уздцы по паре лошадок и уводила их куда-то вглубь, возвращалась и уводила следующих. Вернулась она не очень скоро.
- Все, вода там есть, траву я им положила. Здесь их никому не достать. Можем возвращаться…
И тут гора вздрогнула от гула и рева. Гномки взвизгнули, Кристэль прижала их к себе:
- Тихо! – и потащила внутрь пещеры. – Сидите здесь! – а сама бросилась к лошадям.
 Несколько певучих слов успокоили перепуганных животных, и Кристэль вернулась к девушкам.
- Ч-что это было, К-кристэль?! - заикаясь, спросила Мирис.
- Дракон, - коротко ответила эльфийка и шепотом выругалась.
Она прекрасно поняла, что произошло.
 

Элина Лисовская