Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава тридцать первая ==========

        Некоторое время гном и дракон мрачно смотрели друг на друга.
- И что прикажешь делать? Чтобы восстановить Эребор и его прежнее величие, нам нужно золото. Гномы не пойдут просто так жить в гору, где обитает дракон. Соблазнить их сможет, опять же, только золото.
- А твое имя? – прищурился Смауг.
- Да. Мне верят и придут. Но прибывших нужно устраивать здесь, кормить, одевать. На это нужны деньги, и немалые. И у меня, как и у тебя, нет желания отступать, Смауг.
Оба замолчали.
- Тогда я не знаю, как нам быть, потомок подгорных королей, - признался дракон. – Ибо сокровища сильнее меня.
- Ну, а как у Хранителя обстоят дела с чувством справедливости? – поинтересовался гном. Дракон прищурился:
- Ты это о чем?
- О том, что ты нарушил клятву. Убил тех, кто спас твою дочь. Лишил дома целый народ. Я уже не говорю о своей семье, потому что если бы не твое вторжение, были бы живы дед, отец и брат.
Смауг помолчал, глядя на дочь, потом вздохнул:
- Полагаю, тебе пришлось нелегко тогда.
- Нам, Смауг. Нам. Гномы скитались по миру, ища место, где можно начать жизнь заново.
- Расскажи о себе, - Смауг опустил голову, чтобы гному не было необходимости смотреть снизу вверх. Торин мрачно усмехнулся:
- Это не так интересно. Я скитался наравне со всеми. Как и мои дед и отец. Работал в людских селениях. Тут не до гордости, когда нужно выжить. Мы попробовали вернуть Морию, но у нас ничего не вышло. И там я лишился разом деда и отца.
- Их убили?
- Деда обезглавил Азог, - лицо Торина дернулось от молниеносной судороги. – Отец же попал к Саурону. Кристэль подарила ему покой, - гном снова поглядел на девушку. Смауг задумчиво кивнул.
- Пока мне нечего тебе сказать, сын Трайна. Мне нужно время, чтобы все обдумать. Странные у меня ощущения от вашего появления здесь… Ладно, если бы ты получил… часть золота, как бы ты распорядился ею?
- Вернул бы долг Озерному городу. И вернул бы гномов в Эребор. Чтобы Одинокая вновь ожила. В ее недрах хранятся неисчислимые богатства, Смауг, которые только и ждут, чтобы их извлекли. Я хочу вернуть славу своему роду. И приумножить то, что было собрано дедом и отцом.
Глаза дракона сверкнули:
- А что ты скажешь об этом? – Смауг наугад вытащил ожерелье из ближайшей кучи золота.
- Ожерелье Гириона, - отозвался Торин, рассматривая драгоценность. – Отдано в уплату за кольчугу из мифрила. Оно сделано из серебра наивысшей пробы методом холодной ковки. Содержит пятьсот идеальных изумрудов ступенчатой огранки. Камни прозрачны, насыщенность где-то шестьдесят пять – семьдесят пять единиц. Цвет зеленый,  яркий, без примесей. Центральный камень размером восемьдесят карат...
Торин рассказал о каждом из камней, заговорил о способе нанесения тончайших золотых нитей на поверхность ожерелья. Смауг слушал внимательно, и в его взгляде проступало уважение.
- Ты в самом деле прекрасно разбираешься в драгоценностях, Торин, сын Трайна, - наконец, проговорил дракон. Глаза его ярко сияли. - Я с удовольствием побеседую с тобой о сокровищах. Полагаю, мы что-нибудь придумаем для восстановления Эребора. Справедливость не чужда мне даже в моем нынешнем состоянии. Но мне нужно нечто, что помогло бы сдержать себя. Я не могу просто взять и отдать тебе сокровища. Да и не хочу, чтобы дочь нуждалась в чем-либо.
Торин усмехнулся:
- Я обещал Кристэль, что не буду настаивать на том, чтобы вы покинули Эребор. И позабочусь о том, чтобы у нее было все, что она захочет. Она это заслужила.
- Но кем моя дочь останется здесь? И кем останусь я? – прищурился Смауг.
Торин долгое время молчал, глядя то на дракона, то на спящую Кристэль.
- Придумаем, - наконец, ответил он. – Я бы предложил тебе место стража сокровищницы. Никто не сумеет хранить ее лучше Смауга Золотого. Битвы тебе не интересны. Подчиняться ты никому не станешь. А вот договориться и работать на равных…
- Почему бы нет? – задумался дракон. – Но золото все равно не отдам!
- Даже Кристэль? – усмехнулся Торин. Смауг ухмыльнулся:
- Если ты надеешься через нее получить хотя бы часть сокровищ, то это пустые надежды. Впрочем, если женишься на ней…
- Нет, - резко ответил Торин. Смауг выгнул надбровные дуги, выражая удивление. Гном помолчал, потом вздохнул:
- Ради золота я не женюсь ни на Кристэль, ни на ком-либо еще.
Дракон улыбнулся:
- Мне нравится то, как ты ведешь себя, Торин Дубощит. Кстати, а почему ты не стал возражать, чтобы мы ели все вместе? Знал о том, что те, кто едят за одним столом, не могут быть врагами?
- Мы все это знаем, - пожал плечами гном, пересыпая золото. Смауг покосился на него:
- Забавно. Я так же люблю играть с ним… Хорошо, сын Трайна, внук Трора. Я постараюсь придумать, как обойти проклятье и вернуть тебе часть золота. А сейчас все же дай мне поспать и отдохни сам. Нам предстоит искать Аркенстон.
Торин окинул взглядом бесконечные груды золота и драгоценностей, глаза его загорелись мрачноватым и в то же время веселым огнем:
- Это приятное занятие, - гном поднялся и посмотрел на Кристэль. – Неужели ей удобно спать на золоте?
- Она же дочь дракона, - усмехнулся Смауг. – И сама по себе сокровище.
Затем лукаво посмотрел на Торина, и осторожно приподнял лапу. Под безмятежно спящей девушкой лежало толстое одеяло.

На следующий день гномы собрались обследовать дворец, осмотреть размеры повреждений и выяснить, что и как можно исправить. Торина разрывало между необходимостью присоединиться к ним и желанием уйти в сокровищницу, что, разумеется, сказалось на его настроении. Тем не менее, долг перетянул, и Король отправился вместе с друзьями.
При свете дня дворец еще больше поражал своей красотой. Но и все проблемы стали видны как на ладони. Когда они добрались до главных ворот, Торин категорично заявил, что если все пойдет хорошо, то Смауг останется хранителем сокровищ, и дал задание продумать, что и как можно изменить, чтобы дракон беспрепятственно и ничего не ломая на своем пути, мог вылетать из Эребора и возвращаться.  
Хоть некоторые гномы и говорили, что жить рядом с драконом, пусть и отцом такой славной девушки как Кристэль, равноценно проживанию рядом с бочкой пороха, у которой горит фитиль, все же они согласились, что лучшей стражи и защиты Эребору и придумать нельзя. Да и других вариантов решения проблемы никто предложить не смог.
Пока Смауг с удовольствием купался в золоте, и звон монет разносился по дворцу, все собрались на кухне за общим столом. Обсуждениям и планам не было конца. Торин внимательно слушал всех, хотя порой на его лице появлялось задумчиво-отсутствующее выражение. Ближе к вечеру Кристэль собралась проведать лошадей и заодно перенести все, что было спрятано из поклажи. Неразлучники тут же вызвались помочь ей.  Девушка попросила их на всякий случай взять оружие. Торин нахмурился и поинтересовался, зачем.
- Я оставила лошадей в самом нижнем ярусе. Проход там закрыт, но чует мое сердце, что через него могут попробовать пробраться орки. Сомневаюсь я, что отец всех их уничтожил.
- Ты знала про другой ход? – усмехнулся Торин и покачал головой. – Я пойду с вами. В любом случае, мне надо получше узнать собственный дом.
Вчетвером они спустились вниз и довольно долго шли по темным коридорам.
- Какие еще тайны ты хранишь, Кристэль? – поинтересовался Король гномов.
- Все, что касается Эребора, я тебе расскажу. Лучше скажи, ты решил, чем я буду заниматься здесь? Ведь я могу остаться следопытом. Буду бродить по лесам, приносить новости…
- Нет, - отрезал Торин. – Для начала ты научишь своих подруг дворцовому этикету.
- Ардис научу. А Мирис мечтает о трактире в Дейле. Там дворцовые манеры ни к чему.
- Сделай так, как я тебя попросил. И еще: я хочу, чтобы ты возглавила мою личную гвардию. Мою стражу.
Повисла тишина. Фили и Кили переглянулись.
- Тебе очень хочется запереть меня в горе? – негромко спросила девушка.
- У тебя будут выходные, - усмехнулся Торин.
- Благодарю тебя за предложение, но я не умею и не люблю командовать другими, - отозвалась Кристэль. – Это претит мне.
- Вот как? – в голосе гнома скользнули знакомые холодные нотки, но эльфийка словно не заметила их:
- Я могу быть твоим личным стражем. Как Двалин. И подчиняться тебе. Если пообещаешь не третировать меня понапрасну.
Торин что-то фыркнул в бороду, затем ответил:
- Для Двалина найдется другое занятие. Что ж, твоя идея мне по душе, Кристэль Эллетиль.
- Даже и не знаю, кого из вас поздравлять, - усмехнулся Фили.
- Хорошо быть Королем, - вздохнул Кили. – О такой охране можно только мечтать. Может, и мне обзавестись телохранительницей?
- Мал еще, - хмыкнул Торин и щелкнул племянника по носу.

Линтэнил встретил их громким ржанием, радостным, сердитым и тревожным одновременно.
- Прости, друг, - Кристэль погладила коня, угостила его лакомствами. – Не получилось прийти раньше. Ну, что ты, малыш? Что тебя тревожит?
- Тихо! – велел Торин. В наступившей тишине гномы и эльфийка услышали, как кто-то осторожно скребется по камню.
- Это туда дальше. Там дверь, закрытая.
- Далеко?
- Не очень. Надо же, они все-таки добрались до нее! Не удивлюсь, если им помог наш таинственный неприятель.
- Что будем делать? – тихо спросил Кили. Торин достал Оркрист. Меч светился бледно-голубым светом.
- Мы не знаем, сколько их там, - ответил Торин. – Вот что, давайте погрузим на пони все, что тут спрятано. Кили, Фили, отведите их и Линтэнила в пещеру, которую я показывал вам по дороге сюда. А потом позовите остальных и принесите наши доспехи. Справитесь?
- Обижаешь, - усмехнулся Фили.
В восемь рук они быстро поседлали пони и нагрузили их остатками поклажи.
- Хорошо. – Торин подошел к Линтэнилу, угостил его сухариком, неторопливо огладил широкой ладонью. Конь потерся мордой о плечо Торина, приласкался к эльфийке и только тогда позволил увести себя.
- Что там за пещера? – осведомился Торин. Кристэль неторопливо достала светящийся Керилуг.
- Большая, неправильной формы, с высоким сводом. В ней полно сталактитов и сталагмитов.
- Еще выходы в нее есть?
- Нет. По крайней мере, я их не нашла, Торин.
- Плохо. Мы не знаем, сколько там орков. Значит, Эребор уязвим с этой стороны. - Король гномов  задумчиво посмотрел на девушку: - Сколько еще существует проходов в гору?
- Пару знаю точно, - осторожно ответила Кристэль. - Но ими не пользовались, так что их не найдут. А нам могут пригодиться.
- Их нужно перекрыть, - Торин был неумолим. – Если орки настолько обнаглели, что не боятся даже дракона, то они могут найти их.
Кристэль подумала и нехотя согласилась, хотя и была уверена, что в пещере копошатся те твари, что чудом уцелели после встречи с отцом. То, что механизм защиты прохода был выведен из строя, беспокоило девушку куда сильнее.
Гном и эльфийка бесшумно подошли к массивной каменной двери. Осторожный скрежет говорил о том, что с той стороны некто исследует дверь, пытаясь понять, нельзя ли ее вскрыть. Некоторое время они с Торином напряженно вслушивались. Голосов слышно не было. Тогда они вернулись туда, где стояли лошади.
- С той стороны ее могут открыть?
- Да. Если найдут тайный рычаг. Это непросто, но возможно. Мы услышим, если дверь будет открываться. Что будем делать? – Кристэль села на камень и посмотрела на гнома. Тот прищурился:
- Сначала решим проблему с орками, затем заделаем эту дверь. Известные тебе выходы далеко отсюда?
- Один с противоположной стороны горы. Другой выводит на северо-западный склон, чуть выше чем дверь, через которую попали мы.
- Отлично. Разделимся на две группы. Одна выйдет наружу, вторая по условному сигналу откроет дверь. Возьмем незваных гостей в клещи.
- И кто пойдет наружу?
- Я, Двалин, Фили, Кили, Оин, - Торин выждал паузу, - и ты.
В свете факела глаза девушки вспыхнули радостью. Гном убрал меч, поставил ногу на камень и облокотился на нее:
- Рвешься в бой?
- Не терпится отомстить им за все, в том числе за деревню лесорубов. Сомневаюсь, конечно, что среди них будет Азог…
- Как знать. Думаю, он очень огорчился, узнав, что тебя похитили, - ровным голосом проговорил Торин.
- Может, ты и прав, - усмехнулась Кристэль. – Я даже не подозревала, что кроме ненависти, в нем может быть столько страсти. Правда, не той, которая способна зажечь в ответ. Да и Азог не тот, кому хочется ответить взаимностью.
- Вот как? – что-то в голосе гнома заставило Кристэль насторожиться. Она посмотрела на Торина снизу вверх. Гном еле приметно улыбался, глядя на нее.
- Я так и не поблагодарил тебя, - негромко сказал он.
- За что? – почему-то по позвоночнику Кристэль пробежали мурашки.
- За все, что ты сделала для нас. За твою верность. За то, что мы дома, и это при живом драконе. Правда, в свете нынешних событий мне нечего тебе подарить, - усмехнулся Торин. – По поводу сокровищ мы пока еще не пришли к соглашению с твоим отцом.
- Ты уже сделал мне подарок, - Кристэль коснулась медальона на шее. – И еще один, когда сказал, что веришь мне. И не просто выслушал, но сумел понять, что произошло на самом деле. Так что мне тоже есть, за что благодарить тебя, Торин Дубощит, Король-Под-Горой.
- Хорошо, - тихо ответил гном. – Есть только одно, что я могу подарить тебе сейчас в знак благодарности. Надеюсь, ты не подумаешь обо мне дурно?
С этими словами он запустил руку в волосы девушки, приподнял ей голову и поцеловал. Кристэль замерла. Губы Торина с осторожной настойчивостью касались ее губ, словно спрашивали, не против ли она получить такой подарок. Голова эльфийки закружилась, девушке показалось, что камень исчез, и она сейчас упадет на пол. Где-то на грани сознания кто-то мудрый и осторожный заметил, что это совсем не дружеский и не благодарный поцелуй, и что нужно немедленно прекратить происходящее здесь.
Не время! Не место! Нельзя! Да оттолкни же его!
Но вместо этого Кристэль осторожно провела кончиком языка по губам Торина – ей вдруг нестерпимо захотелось узнать, как он отреагирует на это. И почувствовала, как гном вздрогнул и напрягся. Его руки крепче сжали ее, дыхание участилось, а поцелуй стал более настойчивым. Эльфийка замерла, не зная, как быть.
- Ты же говорила, что раньше целовалась, – ехидно прошептал гном, на мгновение оторвавшись от ее губ.
- Целовалась, - растеряно шепнула Кристэль, чувствуя, что ее сердце вот-вот выскочит наружу.
- Так поцелуй меня нормально, глупая девчонка. Хотя бы один раз…
Кристэль хотела было спросить, с какой это стати ей выполнять подобное требование, впрочем, больше напоминавшее просьбу, но к собственному удивлению ответила на поцелуй Торина.
Через некоторое время Король гномов немного отстранился:
- Целовать тебя все равно, что добывать дикий мед, - проговорил он. – Никогда не знаешь, укусит ли пчела или удастся ощутить  сладость. На этот раз мне повезло.
Раскрасневшаяся Кристэль молча смотрела на него и глаза ее блестели. Тонкие пальцы робко коснулись лба Торина. Гном прикрыл глаза, улыбнулся. Словно впервые Кристэль заметила, какие у него длинные и густые ресницы и легко коснулась их, провела по щеке, по короткой, аккуратно подстриженной бороде. Торин поймал ее руку, поцеловал и тут же выпрямился – до них долетело эхо торопливых шагов и голосов товарищей. Лицо гнома стало спокойно-непроницаемым. Он сел на соседний камень,  положил меч на колени. Кристэль торопливо пригладила волосы, но в уголках ее губ осталась счастливая улыбка.
- Так ко второму выходу можно попасть отсюда? – как ни в чем ни бывало спросил Торин. Девушка кивнула:
- Да.  Здесь есть еще два коридора. Один ведет на склады. Второй – на верхние наружные ярусы.
- Откуда ты знаешь все эти ходы и секреты открывающих механизмов?
- Ну, они не запечатаны магией. Поэтому я с помощью отца сумела разобраться в чертежах…
- Понятно. Где они сейчас?
- В библиотеке.
- Тише! – Торин поднялся навстречу товарищам, кратко объяснил суть проблемы. Гномы разделились на два отряда, договорились об условном сигнале. Одна группа пошла за Кристэль к ходу, ведущему в наружную галерею, другая – за Балином к дверям в пещеру.

Они двигались вперед по извилистому коридору. Торин отметил про себя, что здесь свободно прошел бы вооруженный воин-гном, но пронести грузы едва ли было возможно. Очевидно, ход делался для внезапных вылазок, но, судя по его состоянию, им не пользовались больше двух сотен лет.
Кристэль в определенной последовательности нажала на несколько камней, и крупный валун плавно отъехал в сторону. Гномы вышли наружу, огляделись. Кристэль уверенно пошла вперед по узкой тропинке, скрытой от чужих глаз нагромождениями валунов и выступов скал. Тропинка вывела отряд вниз, к отрогам Одинокой. Торин припомнил расположение их лагеря, сопоставил с тем, что рассказала Кристэль, и показал гномам на низкую каменную гряду. Его поняли без слов.  
Кристэль, как более легкая и бесшумная, первой поднялась наверх и осторожно выглянула из-за валунов. Некоторое время спустя, она махнула рукой товарищам. Вскоре все гномы присоединились к ней.
- Что там? – шепотом спросил Торин.
- Тихо. Никого не видно, - ответила Кристэль.
Они осторожно прошли вдоль гряды. Эльфийка молча показала им на узкую тропинку, ведущую вниз. Торин знаком велел друзьям оставаться на месте и отправился туда вместе с Кристэль. Вскоре гномы потеряли их из виду.
Гном и эльфийка тихо пробирались среди нагромождений валунов, пока до их слуха не долетели хриплые голоса.
- Долго мы будем тут торчать?
- Столько, сколько нужно!
- Ага! Пока не сдохнем!
- Если кто-то хочет вернуться к Азогу без добычи, валяйте! Варги будут рады свежему мясу!
- Далась ему эта эльфийская девка!
- Она не та, кем кажется. Выглядит как эльф, а ведет себя похлеще наших!
- Врешь!
- Я слышал их разговор с Азогом! Она водит этих гномских ублюдков за нос, а сама положила глаз на него! – при этих словах Торин покосился на Кристэль с непередаваемым выражением на лице. Эльфийка демонстративно смотрела куда-то в небо.
- Да иди ты?!
- Чтоб мне эльфом быть! – голоса зазвучали совсем тихо. Время от времени раздавалось гнусное хихиканье.
- Даже так? – одними губами шепнул Торин, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос. Кристэль одновременно смущенно и дерзко глянула на него, пожала плечами. Торин сделал знак к отходу.
- Значит, за нос нас водишь? – усмехнулся гном, когда они отошли на безопасное расстояние. – Хорошо, что еще тогда рассказала, что к чему…
- Неужели ты поверил мне, а не им? – ехидно поинтересовалась девушка.
- Ну, смотря в чем. Что касается Азога…
- Замолчи!
- Мое молчание дорого стоит, - усмехнулся Торин, глядя на девушку.
- Шантажист! – возмутилась эльфийка.
- А вот это уже оскорбление Короля, - Торин постарался придать себе грозный вид, но получилось не очень.  – Ладно, смех смехом, а ты была права. Это те недобитки. Жаль, не удалось точно узнать, сколько их там.
- Судя по голосам, у входа в ущелье их пятеро. Сверху не видно, придется спускаться. Сколько еще их в пещере и есть ли там варги – неизвестно. Только вот в чем проблема: взять их в ущелье будет нереально. Особенно, если у них луки и стрелы.
- Тогда попробуем выманить, - усмехнулся Торин.

– Надоело все! - ворчал орк с покалеченным ухом. – Костер жечь нельзя, жрать нечего…
- Мяса полно, а тебе все мало? – огрызнулся другой.
- Сам жри оленину! А я человечины хочу!
- Заткнись, урод! Лучше радуйся, что не превратился в гору пепла, как те, кто полезли вверх!
- А нечего было соваться к дракону. Он и до нас доберется, помяните мои слова!
- Сюда ему не пролезть.
- Ага! То-то эльфийский выродок драпанул прочь.
- И почему мы должны слушать это отродье?
- Хозяину виднее, - глухо прорычал еще один. – А…
- Тихо! – рыкнул вожак. – Голоса…
Орки замолчали, и в тишине до них долетела негромкая речь.
- Гномы! – оскалился главный. – Вы, трое, вперед! Мы прикроем отсюда, если их больше, чем два. Взять живыми!
Орки, ворча и огрызаясь, направились вдоль скалы. Некоторое время спустя, они в самом деле увидели двух гномов, сосредоточенно исследующих стену.
- Сложить оружие, гномские отродья!
Торин и Двалин обернулись. На них были нацелены арбалеты. Торин помедлил, посмотрел на свою секиру.
- Живо!
Гном хмуро кивнул Двалину, а в следующий миг оба упали на землю. Черные орочьи стрелы просвистели над ними, сами же орки повалились вниз. У двоих из шей торчали стрелы, еще у одного – тяжелый нож.
Торин и Двалин быстро поднялись на ноги, Король гномов одобрительно кивнул племянникам и Кристэль. А в следующий миг из-за уступа вылетело несколько здоровенных орков. Бой был короткий, но яростный. Фили и Оин спрыгнули к Торину и Двалину. Кили и Кристэль вынуждены были последовать их примеру - на небольшом участке противники так перемешались, что можно было попасть стрелами в своих.
Долина наполнилась звоном железа, воплями и проклятиями. В какой-то миг пылающие яростным огнем глаза Торина встретились с глазами Кристэль, полными холодного гнева. И тут же огромный, ростом почти как Азог, орк рухнул на землю, а еще один лишился головы. Друзья добили остальных. Фили подхватил орочий щит, второй взял Двалин, и гномы бросились в ущелье.
Впрочем, их опасения оказались напрасными – никакого достойного сопротивления они не встретили: двух оставшихся орков в пещере гномы походя смахнули мечами, и больше никого не нашли.
- А теперь будьте так добры, - попросила Кристэль,  - посидите немного спокойно. Дайте мне осмотреться.
- Ты собираешься выйти за пределы пещеры? – спросил Торин.
- Да.
- Двалин, пойдешь с ней. Фили, дай нашим знак, чтобы открыли дверь…

Пока эльфийка в сопровождении Двалина пыталась разобраться, что случилось с механизмом, защищавшим проход, Торин велел Оину, Балину, Глоину и Нори принести все, что необходимо, чтобы заделать двери намертво.
Кристэль вернулась не скоро и довольно мрачная.
- Плохо дело? – спросил Фили, старательно размешивающий скрепляющий состав.
- Плохо. Кто-то знает принцип действия этих механизмов. Вопрос в том, кто мог сообщить об этом эльфу?
- Ты уверена, что это эльф?
- Да. Я нашла пару длинных светлых волосков. Едва ли это орочьи, - девушка внимательно осмотрела дверь, потом принюхалась и нахмурилась.
- Что-то не так?
- Запах. Очень слабый, знакомый запах. Но где я его чувствовала раньше?
- Может, кто-то из наших так пахнет? – хмыкнул Кили.
- Я не замечала за гномами привычки пользоваться духами, - фыркнула девушка. –Такие запахи, как этот, любят эльфы.
- Торин, - Двалин поскреб бороду, - может, в первую очередь заделаем проход?
- Исправить механизм можно?
- Кто его знает. Надо внимательно изучать, а времени нет.
- Хорошо. Когда будем уверены, что Эребор в безопасности, разберемся, - гномы отправились исследовать ущелье. Подходящее место нашлось быстро. Кристэль  попросили не мешаться, отдали ей оружие, и работа закипела. Эльфийка только головой качала, видя, как прямо у нее на глазах растет крепкая стена.
- Ну, вот, другое дело! – довольно ворчали Оин и Двалин, оглядывая каменное заграждение. - Сейчас раствор схватится и сломать ее будет очень проблематично.
- Возвращаемся в Гору, - скомандовал Торин. – Парни там заждались. Надо еще ту дверь заделать.
Гномы разобрали оружие, и вся компания направилась в пещеру.

Не скоро они вернулись во дворец, уставшие, перемазанные в каменной пыли и скрепляющем растворе, но весьма довольные тем, что очистили пещеру от орков и на славу поработали. Предусмотрительно снятые доспехи и оружие несли в руках. Кристэль несла Оркрист и улыбалась своим мыслям. У конюшен девушка остановилась:
- Нам надо где-то достать сена, Торин. Пони и Линтэнила сухариками не прокормим. И еще, мне нужна помощь, чтобы перенести поклажу ко мне в комнату.
Гном чуть приметно усмехнулся:
- Сначала нам нужно вымыться. Завтра доберемся до ферм у озера и купим сена для лошадей. Кстати, было бы неплохо увести серные источники возле Дейла под землю. Пусть город снова отстраивается.
- Смауг не советовал распечатывать главные ворота, - напомнил Балин.
- А мы и не будем, - пожал плечами Торин. – Фили, Кили, как отмоетесь, перенесите всю оставшуюся поклажу к Кристэль в комнату. Сейчас перекусим - и снова все за работу. Нужно привести в порядок коридор, разрушенный Смаугом, - Торин забрал у девушки Оркрист, при этом его пальцы ласково коснулись руки Кристэль.

Поздно вечером дракон и Король-Под-Горой начали поиски Аркенстона.
Всю огромную пещеру они разделили на условные части, выбрали ту, где лежало меньше всего золота. Смауг лапами и хвостом выгреб оттуда все, до единой монетки. Торин перенес на расчищенный участок пола несколько сундуков, из которых предварительно вытряхнул все золото. В один сундук складывали серебряные кольца с камнями, в другой – серебряные кольца без камней. В третий – золотые кольца с камнями, в четвертый – без камней. Для каждого вида драгоценных изделий предназначался свой сундук. Для камней без оправы Торин освободил кувшины.
Всевозможные изделия, типа подсвечников, разнообразной утвари, оружия и доспехов, а также слитки складывали или расставляли на расчищенных бортиках и ступенях. Пока Смауг освобождал еще один участок сокровищницы, куда планировалось перебрасывать просмотренные монеты, Торин собирал драгоценности, лежавшие на самом верху, и раскладывал их по порядку.
- Тебе придется продумать вот еще что, сын Трайна, - говорил дракон, когда в пещеру зашла Кристэль. - Я не просто сплю на золоте, но еще и купаюсь в нем. Так что монеты прятать по сундукам не стоит – все равно я разнесу их в щепки. И как только я начну купаться в золоте, здесь снова будет хаос. Ты уже сам видел, как это выглядит.
Торин кивнул.
- При этом, если уж я Хранитель, то у меня должен быть свободный доступ ко всем сокровищам.
- Согласен, - отозвался Торин. – Полагаю, мы расширим сокровищницу и разделим ее на две части перегородкой с воротами, в которые ты сможешь спокойно проходить. В одной части будем хранить камни, слитки, готовые изделия – все равно их нужно будет рассортировать тщательнее. А во второй оставим все монеты. Здесь будет казна, твоя спальня и купальня. Когда ты в облике дракона, разумеется. Кроме того, никто не сможет пройти во вторую часть сокровищницы без  ведома Хранителя.
- Мне нравится ход твоих мыслей, - ухмыльнулся довольный Смауг. – По крайней мере, можно будет не опасаться, что ваш вороватый приятель-невидимка продолжит таскать драгоценности, - Торин и дракон рассмеялись.
Незамеченная ими Кристэль присела на первый попавшийся сундук, с интересом слушая разговор.
- Но мы с тобой так и не решили, как разделить все это богатство.
Смауг глухо рыкнул. Голос Торина остался спокойным:
- Я сказал, разделить, а не отдать все мне. Хотя здесь и лежат ценности, добытые руками моего народа, Смауг. Разумеется, на твои артефакты я не претендую.
- Еще бы ты на них претендовал! Полагаешь, мы сможем поровну разделить все это? – хмыкнул Смауг.
- Это придется сделать. Мне нужно содержать мой народ. Мы всегда вели активную торговлю с людьми и… эльфами Трандуила, будь они неладны! Поверь, Смауг, мы оба только выиграем от этого дележа, потому что я могу приумножить свою часть во много раз.
- А я?!  - возмутился дракон.
- И ты тоже. За счет оплаты труда Хранителя и процента с разработок. Ну, а уж если захочешь быстро и намного приумножить богатства, встань к наковальне. Уверен, что за вещи, сделанные твоими руками, будут платить огромные деньги. Признаться, я сам бы не отказался поучиться у тебя и обучить своих гномов, хотя мы сами являемся хорошими мастерами.
- Это будет дорого стоить, - усмехнулся польщенный Смауг. – Впрочем, если Кристэль замолвит за тебя словечко, возможно, я сделаю скидку.
- Кстати, о Кристэль. Я предложил ей возглавить мою личную гвардию.
- И?
- И она отказалась.
- Вот как? – в голосе дракона послышалось легкое удивление. – Почему?
- Сказала, что не любит и не умеет командовать и подчиняться.  Собственно, я с этим согласен.
- Да. Подчиняться она не любит. Но никогда не бунтует понапрасну. И чем же моя дочь займется в Эреборе? Или Кристэль вспомнила, что она – принцесса тауравани и решила уйти к деду?
- Нет. Она будет моей личной телохранительницей… Что ты на меня так смотришь? Это была ее идея. А я согласился.
- Ну, еще бы, - буркнул дракон.
- Кстати, в Озерном она неплохо справлялась с этой задачей. Если бы не некоторые моменты…
- Кристэль, хватит подслушивать, - ровным голосом проговорил дракон. – Выходи.
- Ну как всегда! – вздохнула Кристэль, появляясь из-за груды золота. – Я, собственно, хотела спросить, что вы планируете делать с сокровищами из Дейла?
- Ничего, - пожал плечами Торин.
- А что мы должны с ними сделать? – удивился Смауг.
- Отец, ты же помнишь их все, правда? Или уже забыл, что из Дейла, а что было в Эреборе? – задумчиво поинтересовалась девушка.
- Обижаешь! Разумеется, помню! – хмыкнул дракон. – А зачем тебе сокровища Дейла?
- Кажется, я догадываюсь, - нахмурился Торин.
- Да. Я бы на вашем месте отсортировала их отдельно, чтобы можно было потом вернуть их тем, кто будет восстанавливать Дейл.
- Еще чего! - хором ответили дракон и гном. Брови Кристэль удивленно взметнулись вверх:
- Вы что, не в себе после возни с сокровищами? – поинтересовалась девушка. – То, что было перенесено из Дейла, не принадлежит вам.
- Это плата за смерть моей семьи.
- А кто оплатит смерть тех, кто невинно пострадал во время твоего налета, отец? – тихо спросила Кристэль.  – К тому же, между Эребором и Дейлом всегда были тесные торговые и дружеские связи. Ну, сами подумайте, насколько это будет по-королевски широкий жест - вернуть людям золото. Ведь нам всем нужно будет что-то есть, а торговцы Дейла были поставщиками продуктов для Эребора. И не забудьте, что люди не знают правду об отце. Для них он враг.
- Не отдам, - категорично заявил дракон.
- Тогда я уйду, - пригрозила Кристэль.
- Не уйдешь, - Торин пожал плечами. – Ты у меня на службе.
- А бумаг я не подписывала, и официально ты ничего не объявлял.
- Я сказал, не уйдешь, - негромко, но твердо проговорил Король-Под-Горой. Глаза Кристэль сверкнули, но Торин, словно не заметив этого, положил очередное ожерелье не в сундук, а в сторону. – А про сокровища Дейла мы поговорим позже. Кстати, Смауг, сколько там монет было в городской казне?
- Пустяки, - фыркнул дракон. – Мешка два золота, один серебра и два меди. Все прочее они успели вывезти.
- Мгм, - отозвался Торин. – Кристэль, так что ты хотела?
- Ничего, - хмуро ответила девушка, понимая, что ее только что разыграли. Смауг и Торин изначально отсортировывали все, что было взято в Дейле, и складывали в отдельную кучу. Вопрос был в другом: как потом оба распорядятся этим добром.
Торин нехотя оторвался от своего занятия и пошел за накидкой, лежавшей в стороне. Дракон лукаво посмотрел на дочь:
- Тебе не переспорить его, девочка. Если хочешь с ним договориться, ищи другие методы, - шепнул он.
- Еще чего! – покраснев, ответила Кристэль и собралась уходить. Смауг рассмеялся:
- Какая же ты еще в сущности глупенькая... Ладно, иди, но не забудь, что ты обещала рассказать мне о том, как встретила всю эту компанию и что с вами потом приключилось.
- Хорошо. Я все равно собираюсь спать здесь, - эльфийка улыбнулась и вышла из сокровищницы. Дракон только вздохнул и прикрыл глаза.
Впрочем, умиротворения Смауг не чувствовал. Его устраивало все, даже дележ сокровищ с Торином. В конце концов, они никуда не денутся из его лап. А вот то, что нужно отдать часть людям, совсем не радовало дракона. Хотя умом он понимал, что Кристэль абсолютно права, но бороться с проклятием было крайне тяжело. И Смауг опасался, что однажды оно пересилит его любовь к дочери, если она в своем чувстве справедливости зайдет слишком далеко. Насколько все было бы проще, если бы у него был амулет!

Элина Лисовская