Получать новости по email

Тарисиль Селлуг

(роман в жанре фан-фикшн
по мотивам повести Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит»
и одноименной экранизации)
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

========== Глава сорок первая ==========

        Услышав такие новости, Дейн зарычал, как раненый медведь. Торин немедленно отправил несколько отрядов на поиск. Лаурэгил заметил, что было глупо посылать за девушкой, когда едва отгремело сражение и вокруг полно недобитков, однако  собрался и ушел вместе с одним из отрядов на поиски. Хотела отправиться и Кристэль, но Торин не отпустил ее.
- Твое место здесь. Рядом со мной.
Кристэль молча кивнула – Торин был прав. Ей придется научиться слушаться его. А если и возражать, то так, чтобы никто не слышал. Это было правильно, но почему-то все внутри сжалось от внезапного приступа тоски. Торин, от внимательных глаз которого ничего не ускользало, промолчал и загрузил девушку делами, а вечером позвал на галерею. Кристэль пришла, кутаясь в плащ.
- Ты расстроилась из-за того, что я велел тебе остаться? – прямо спросил он.
- Нет. Ты прав. Мое место рядом с тобой, - Кристэль посмотрела на него и вздохнула: - Да. Я расстроилась, Торин. Немного. Я следопыт, бродяга… И это проблема.
- Ее можешь решить только ты, Кристэль, - тихо проговорил Торин. – Я приму любой твой выбор. Если тебя зовут дороги, - Король-Под-Горой осекся, на короткое мгновение опустил голову, затем посмотрел в глаза девушки, - то я не стану держать тебя в клетке. Просто буду ждать твоего возвращения.
Долгое время эльфийка стояла молча, глядя на чернеющий лес за окнами, на тусклую луну в разрывах туч. Затем тихо всхлипнула и прижалась к Торину:
- Я никуда без тебя не пойду. Мне немного тяжело, но я справлюсь. Просто мне так не хватает тебя... Да, очень много дел, и королевство в первую очередь. Это правильно. Я все понимаю, ты не волнуйся. Я привыкну.
Король гномов улыбнулся и подхватил ее на руки:
- Потерпи немного. Скоро у нас будет больше времени, которое мы сможем проводить вместе. Обещаю, - он поцеловал девушку. Кристэль не заставила себя уговаривать и ответила на его поцелуй.
- Ты не устал? – некоторое время спустя прошептала она.
- Целовать тебя? Нет, - отозвался Торин.
- Держать на руках.
Гном только рассмеялся:
- Эльфи-и-ийка! - с нежностью протянул он. – Все прикидываешь на свой манер. Да для меня ты как перышко, милая. Гномы хоть и ниже прочих народов, но гораздо сильнее.
- Я это уже успела понять. Как ты думаешь, Двалин и эта девочка-принцесса… С ними все в порядке?
- Надеюсь. Двалин - опытный воин, - Торин неторопливо донес Кристэль до скамейки и сел, усадив девушку к себе на колени. - Насколько я понял из рассказа тех, кто вернулся, на отряд среди ночи напали орки, а принцесса спросонья так перепугалась, что бросилась в лес. Пропажу заметили не сразу. По всей видимости, Венс заблудилась, и Двалин отправился на ее поиски. Когда и он не вернулся, уцелевшие гномы отправились за подмогой.
- Не следовало Дейну посылать за ней. Слишком много опасностей на дорогах.
- Если Дейн что-то вбил себе в голову, то все равно сделает по-своему. А он, похоже, решил, что ему нужно выдать за меня свою дочь. Уверен, что Дейн заговорит об этом, как только Венс окажется в стенах Эребора, - Торин прижал Кристэль к себе и коснулся губами виска девушки. – Это было бы правильно… но дело в том, что в моем сердце нет свободного места. Да и само сердце принадлежит не мне, а одной прекрасной девушке по имени Кристэль.
- А эта девушка принадлежит тебе душой и телом, - шепнула Кристэль, обнимая его.  Но тут до них долетел шум голосов, и оба мгновенно поднялись, торопливо приводя в порядок слегка растрепавшуюся одежду.
- Что случилось?
- Надеюсь, нашлась пропажа, - Торин и Кристэль быстро прошли по боковому коридору, спустились по лестнице. Еще пара коридоров - и они оказались у входа во дворец. Как раз вовремя, чтобы увидеть Двалина, бережно несущего на руках всхлипывающую, закутанную в плащ гномку. Сам гном был мрачнее, чем обычно, и, кроме того, ранен, о чем свидетельствовали неумело, но старательно сделанные повязки. Следом за ним шел Лаурэгил и те, кто уходили на поиски потерявшихся.
- Венс! – обычно суровый и сдержанный Дейн, забыв обо всем, бросился к дочери.
- Отец! – Двалин буквально с рук на руки передал ему девушку. – Все хорошо, отец. Но если бы не мистер Двалин… Он спас меня и заботился обо мне.
- Спасибо, Двалин, - Дейн посмотрел на смущенного гнома. – Я рад, что не ошибся в выборе, и не забуду твоего поступка.
- О, мистер Двалин вел себя как настоящий герой! – горячо воскликнула Венс, вогнав Двалина в краску.
- Госпожа очень добра, - буркнул он, неумело поклонился и отошел к Торину.
- Полагаю, нашим путешественникам нужен отдых, - Король-Под-Горой подошел ближе. Кристэль тенью следовала за ним. Дейн снял плащ с дочери и развернул ее лицом к Торину.  Девушка действительно была очень красива: пухленькая, румяная, аппетитная, с длинными кудрявыми волосами, легким пушком на подбородке и шее, с яркими, живыми темными глазами и чувственным, красиво очерченным ртом. Она немедленно привлекла к себе взгляды всех мужчин-гномов и вызвала восторженные вздохи и шепот.
- Венс, познакомься. Это мой кузен, легендарный Торин Дубощит.
- Здравствуйте, - девушка присела в реверансе, украдкой разглядывая Торина.
- Здравствуй, Венс. Вот уж не подозревал, что у меня такая прелестная племянница, - улыбнулся Король-Под-Горой, целуя гномку в щеку. Дейн при этих словах чуть приметно нахмурился. Торин сделал шаг в сторону:
- Позволь, я познакомлю тебя с Кристэль. Она мой близкий друг, телохранительница и помощница.
Гномка перестала улыбаться и бросила на эльфийку испытующий взгляд снизу вверх. Кристэль, напротив, широко улыбнулась:
- Добро пожаловать в Эребор, Венс.
- Госпожа Венс, - поправила гномка. – Здравствуй, Кристэль. Не думала, что встречу в Эреборе эльфа, да еще на службе у Короля-Под-Горой.
- Я не договорил, - Торин слегка прищурил смешливые глаза. – Милая Венс, Кристэль - дочь дракона Смауга, хранителя сокровищ Эребора, и внучка короля эльфов Авари. Так что вы можете общаться без церемоний. Кристэль, будь добра, позаботься о моей племяннице. Никто лучше тебя не сумеет сделать это.
- Да, Государь, - эльфийка слегка склонила голову и посмотрела на девушку: - Пойдем, Венс. Я покажу тебе твои покои и помогу устроиться.
Гномка растеряно взглянула на отца и, поколебавшись, последовала за эльфийкой.

Торин повернулся к другу:
- Двалин, рад видеть тебя живым. Но ты ранен. Пусть Инголиэн осмотрит твои раны.
- Ничего серьезного, - отмахнулся тот.
- Не спорь. Заодно расскажешь, что с вами приключилось.
- Нечего рассказывать, - буркнул Двалин. – Напали орки, большой отряд. Госпожа никогда не видела их прежде, и так испугалась, что убежала в самую чащу. Еле нашел потом. Я жив, госпожа цела и невредима. Что еще надо?  - и, что-то бормоча себе под нос, гном удалился прочь. Торин и Дейн переглянулись, обменялись еле приметными улыбками: понятное дело, Двалин не станет хвастаться рассказом о том, как спас девушку. Тем не менее, что-то в поведении старого друга заставило Торина насторожиться. При Дейне он не стал ни о чем его расспрашивать, решив поговорить позже, без посторонних.

- И как же получилось, что эльфийская принцесса служит королю гномов? – спросила Венс, пока девушки шли по коридорам и залам.
- Когда мы встретились, Торин не знал, кто я. А я не считала нужным рассказывать. Нам пришлось через многое пройти бок о бок. Мы не раз спасали друг друга. В конечном итоге, подружились, и Торин предложил мне остаться в Эреборе. Я не возражала. Собственно, когда все выяснилось, мы не захотели что-либо менять.
- Хм. Ты и правда дочь дракона?
- Да.
- Но ты эльфийка, а не драконица, - рассмеялась девушка. – И где же твой отец?
- Он возглавлял отряд, который вас встретил.
- Я не видела там дракона. Только очень высокого эльфа.
- Лаурэгил – так зовут моего отца в его эльфийском воплощении. Полагаю, в настоящий момент он в облике дракона Смауга купается в золоте в сокровищнице.
Некоторое время Венс молчала, затем полюбопытствовала:
- А ты можешь стать драконицей прямо сейчас?
- Нет. После битвы с Черным Драконом я больше не могу оборачиваться, - отозвалась Кристэль. – Вот твои комнаты. Сейчас придут служанки и помогут тебе привести себя в порядок. Я пока принесу ужин. Ты, наверное, голодна, Венс?
- Не очень. Мистер Двалин  позаботился обо мне. Он сумел подстрелить какую-то лесную птицу и приготовил ее на костре. Никогда не думала, что это так вкусно. Он столько всего знает и умеет!
Кристэль, чуть прищурив глаза, взглянула на девушку:
- Да. Двалин замечательный гном. Суровый и грубоватый с виду, но с благородным и добрым сердцем.
- Ты хорошо знаешь его и прочих гномов?
- Думаю, я успела узнать их неплохо. Мы странствовали вместе почти полгода.
Глаза Венс широко раскрылись:
- А я никогда не покидала Железные холмы. Изредка отец брал меня с собой в соседний город. А ты много где побывала?
- Да, - кивнула Кристэль, и Венс уставилась на нее жалобными глазами ребенка, не умеющего читать, но обожающего сказки:
- Ты расскажешь мне, Кристэль? О своих путешествиях, и о том, как вы познакомились с Торином и всеми остальными?
- Это долгая история, Венс. Я расскажу, что смогу, но сначала тебе нужно вымыться и отдохнуть. Договорились?

Эльфийка покинула покои гномской принцессы в большой задумчивости. Кое-что показалось ей странным, и девушка решила проверить свои догадки. В коридоре она встретилась с Дейном.
- Государь, - эльфийка чуть склонила голову.
- Как моя дочь?
- Не беспокойтесь. С ней все в порядке. Сейчас ей помогут вымыться, и я принесу ей ужин.
- Почему бы ей не поужинать вместе со всеми?
- Венс устала. Ей необходимо отдохнуть и прийти в себя.
- Хорошо. Я хочу попросить тебя составить ей компанию.
- Я не против, если позволит мой Король. А сейчас я должна идти, - Кристэль еще раз сдержано наклонила голову и ушла.

Торин выслушал просьбу Дейна, молча прошелся по кабинету и посмотрел на кузена:
- Хорошо. Кристэль лучше всех сможет ответить на вопросы Венс. Ну, а теперь выкладывай, зачем тебе понадобилось привозить сюда свою дочь, да еще так спешно?
Дейн покряхтел и побарабанил пальцами по столу:
- А почему нет, Торин? Эребор отвое… прости, вернулся к гномам. Полагаю, драконы вскоре покинут его. Дейл отстроится, Эребор восстановится. Ты уже не мальчишка. Нужно подумать о семье, о наследнике. Чем Венс не подходит на роль твоей жены?
Торин усмехнулся:
- Да, она очень красивая девушка. Ну, а что сама Венс думает по этому поводу?
- Думает? Торин, какие могут быть раздумья? Ты герой. Потомок древнейшего рода. Любая будет рада стать твоей женой.
- Мне интересно мнение Венс. Она видит меня впервые и совершенно не знает.
- Ну и что? Выйдет замуж и узнает. И вообще, можно подумать, ты не знаешь, как заключаются династические браки!
- Я вижу, ты уже все решил, Дейн. Не только за дочь, но и за меня, - голос Торина зазвучал опасно мягко и спокойно. – Мой дед женился по любви. Как и отец. Мы не люди. У нас не принято заключать браки по принуждению.
- Я не понимаю тебя, Торин. Разумеется, ты не можешь сразу полюбить Венс. Но я не тороплю. У вас будет время узнать друг друга. Кроме того, это выгодный брак…
- Выгодный для кого? Для тебя? Возможно. Для меня или Венс? Сомневаюсь. Дейн, для начала тебе не мешало бы поинтересоваться тем, нет ли у меня невесты или жены.
- Что? Ты женат?! – казалось, Дейна хватит удар. – Ты не говорил!
- А когда мне было говорить об этом? Я не женат, Дейн. Но у меня есть невеста.
- Понятно, - лицо Дейна потемнело, гном поднялся: - Завтра же мы с Венс возвращаемся домой.
- Не спеши, - голос Торина зазвучал жестче. – У нас не выяснено множество вопросов. В том числе и с покушениями.
- Я не причастен к ним! – рявкнул Дейн.
- А я тебя и не обвиняю. Я благодарен тебе за то, что ты поспешил на помощь, Дейн. Но я хочу знать, почему ты отказался помочь мне, когда я задумал этот поход. И почему откликнулся сейчас. И мне не нужны отговорки, Дейн. Мне нужна правда. Она останется за этими дверями, между нами. Но не зная ее, я не смогу сохранить прежние доверительные отношения.
Дейн прошелся по кабинету туда-сюда, что-то обдумывая и прикидывая. Торин молча следил за ним взглядом. Наконец, Государь Железных холмов остановился и вздохнул:
- Хорошо. Давай поговорим начистоту…

Разговор их не был легким и закончился далеко за полночь. Тем не менее, разошлись оба государя без недовольства друг другом, хоть и в большой задумчивости. Торин впервые за много дней вошел в королевскую спальню, окинул ее взглядом и вдруг поймал себя на мысли, что ему не хочется оставаться здесь. Кровать показалась слишком большой и пустой, комната - мрачной и холодной. Возвращаться в больничные покои уже не имело смысла. Король-Под-Горой нахмурился, что-то прикидывая, затем вздохнул, подошел к столику, отпер стоящий на нем ларец особым ключом, вынул небольшую коробочку, опустил ее в карман и решительно вышел прочь.

Немного поколебавшись, он осторожно открыл дверь в покои  Кристэль, где они провели ту самую ночь перед битвой. В первый миг ему показалось, что здесь никого нет, хотя в камине весело горел огонь. Но практически тут же Торин увидел платье, брошенное на спинку кресла, и на мгновение прикрыл глаза. Стараясь ступать как можно тише, Торин подошел к кровати.
Эльфийка спала. Судя по тому, как прогорели дрова, она пришла сюда довольно давно. Торин скинул сапоги, неторопливо снял длинную отороченную мехом накидку, оставшись в штанах и просторной рубахе, и тихо присел на край кровати, глядя на девушку. Все, что было, все их перепалки и ссоры, дела и заботы - все ушло сейчас, улетело, как сухая листва от порыва ветра. А осталось то, что осталось.
Кристэль спала на боку, одну руку подложив под щеку, а второй обнимая пустую подушку. Его подушку. Темные волосы эльфийки рассыпались по плечам. Девушка разметалась во сне, и полупрозрачная ткань рубашки соблазнительным туманом окутывала ее тело. Но вместо страсти сердце Торина заполнилось нежностью, горячей, как лава, и ласковой, как дуновение летнего ветерка. Лицо Короля-Под-Горой дрогнуло. Все вокруг показалось таким мелким и никчемным. Все теряло смысл по сравнению с возможностью сидеть и смотреть на то, как спит любимая женщина. И какая разница, что она  - эльфийка и выше его на голову, если рядом с ней он чувствует себя могучим великаном. И что характер у нее такой же, как у него – гордый, непримиримый, бунтарский, но ради него, Торина, она готова наступить на горло собственной гордости – как и он ради нее? И какая разница, что про них будут говорить досужие сплетники, если ему не в радость жить, не видя этих лучистых, насмешливых серых глаз?

Кристэль шевельнулась, чему-то улыбнулась во сне. Торин, чтобы не беспокоить девушку взглядом, пересел на диванчик напротив камина, подбросил пару поленьев и задумался, глядя на пляшущее пламя.
Немного погодя, эльфийка открыла глаза. Она сразу заметила Торина, и едва не вскрикнула от радости. Но сдержалась и не стала окликать, а тихонько встала, набросила на плечи шелковую накидку и пошла к нему. Торин услышал легкий шелест ткани, но не повернул голову. Ему было интересно, как поведет себя девушка.
Кристэль обошла диванчик, забралась на него с ногами и некоторое время сидела, глядя на точеный профиль Торина – даже по эльфийским меркам Король-Под-Горой был очень красив. Но главным было не это, а то, что именно с ним, невысоким, суровым, гордым упрямцем она почувствовала себя нежной, ласковой и желанной. Ей больше не нужны были странствия и сражения. Ее приняли такой, какой она была. И Кристэль хотелось разделить с Торином его радости и печали, быть с ним, заботиться о нем. И любить его таким, какой он есть. Сейчас она видела его совсем другим. Не грозным воином, не странником с грузом прожитых лет за плечами, не правителем или страстным любовником, а спокойным, немного усталым мужчиной. Словно он наконец-то решил открыть ей свою самую главную тайну и показать, какой он есть. Кристэль смотрела на искорки огня, танцующие в серых глазах, мерцающие в темных, тронутых сединой волосах; на тонкие, еле приметно улыбающиеся губы, на задумчивое лицо, на лучики морщинок вокруг усталых глаз  и чувствовала, что никогда прежде она не была так счастлива.
Девушка чуть слышно вздохнула, убрала в сторону длинные пряди волос Торина  и положила голову ему на плечо. Одной рукой она обняла его за шею, другую руку просунула под зеленую прохладную ткань рубашки и коснулась узкого шрама на груди Короля. Торин словно ждал этого: тут же накрыл ее руку своей, второй рукой обнял за плечи и прижался щекой к ее волосам.
Долгое время они сидели в тишине, глядя на пламя, затем Кристэль негромко спросила:
- Когда пройдет твоя коронация?
- Когда здесь будет моя сестра и мой народ, - отозвался Король-Под-Горой. – Я думаю соединить в один день сразу два события...
- Что за второе событие?
Король-Под-Горой помолчал и негромко проговорил:
- Мне нужно серьезно поговорить с тобой, Кристэль. Я не хочу, чтобы подданные шептались, что у меня есть любовница-эльфийка. Это плохо и для репутации короля, и для твоей репутации. Да и не порядочно это с моей стороны. Поэтому я принял решение... – он снял руку девушки со своей шеи. - Я прошу тебя стать моей женой и королевой Эребора.
Кристэль словно окаменела при первых же словах Торина. Эльфийка хотела посмотреть на Короля, но поняла, что не может этого сделать –  от волнения сердце забилось, как птица в клетке, а по щекам одна за другой побежали быстрые капли. Безымянному пальцу стало тяжелее, и сквозь слезы девушка увидела на нем кольцо редкой красоты. Искусно собранный из чистейших самоцветов цветок искрился и переливался в отблесках пламени.
- Ты плачешь? – удивился Торин. – Кольцо тебе не понравилось? Или ты… отказываешь мне?
- Это от счастья... Обними меня, мой король. И не отпускай никогда-никогда...
- Я же говорил тебе, что никогда не расстанусь со своим главным сокровищем, - улыбнулся Торин, прижимая к себе девушку. На этот раз их поцелуй был коротким, но полным нежности. Торин ласково коснулся щеки Кристэль:
- Мне нужно уйти. То, что было допустимо накануне битвы, неприемлемо сейчас, до свадьбы. Придется подождать месяц. Но я так не хочу уходить отсюда...
Кристэль потерлась щекой о широкую ладонь:
- И я не хочу, чтобы ты уходил…
- Что ж, может быть, и не будем расходиться до утра? – осторожно проговорил Торин. – Традицию я не нарушу. И надеюсь, мы сможем просто уснуть рядом друг с другом.
Кристэль улыбнулась:
- Полагаю, это испытание будет куда тяжелее недавней битвы. Но мы справимся.
- Я люблю тебя, Кристэль, - тихо проговорил Торин, привлекая девушку к себе и целуя в висок. Некоторое время стояла тишина, нарушаемая лишь потрескиванием пламени в камине. Затем Король гномов негромко попросил:
- Ты можешь станцевать для меня? Так, как ты танцевала в саду Беорна.
- Ты видел? – смутилась девушка.
- Видел. Это было незабываемо, - он задумчиво усмехнулся. – После этого я вынужден был обмануть Балина, дав ему понять, что нахожусь под впечатлением от разговора с леди Галадриэль.
- Я далеко не так красива, как она. И не могущественная колдунья. Даже больше не драконица, - улыбнулась эльфийка.
- Для меня нет никого прекраснее тебя, - Торин сжал ее лицо в ладонях. – Моя любимая, дерзкая, верная, нежная Кристэль, я люблю тебя не потому, что ты – воительница или дочь дракона. Я люблю тебя потому, что ты - это ты. Такая, какая есть.
Несколько мгновений Кристэль смотрела в глаза Торина, затем улыбнулась и поднялась.
Она танцевала босиком, бесшумно кружилась по комнате, и в свете огня легкая ткань переливалась, словно звездное небо. Руки девушки напоминали крылья, и Торину казалось, что она вот-вот взлетит и исчезнет. Но Кристэль не исчезла. Она закончила танец, опустившись на пушистый ковер у ног Торина, положила руки гному на колени и оперлась о них подбородком, глядя в глаза Короля-Под-Горой. Его рука коснулась шелковистых волос девушки, запуталась в них.
- Спасибо. Это был прекрасный танец.
- Я готова танцевать для тебя сколько угодно, любовь моя.
Торин улыбнулся:
- Послезавтра здесь соберутся все: люди, эльфы и гномы. Есть дела, требующие окончательного разрешения. И тогда я объявлю о нашей свадьбе.
Девушка смотрела на него, улыбаясь, и ласково гладила по руке.
- Кстати, знаешь, оказалось, что Венс – очень милая девушка. И похоже, она без ума от нашего Двалина.
- Вот как? – прищурился Торин.
- Ну да. Венс расспрашивала меня о том, как мы все встретились, о тебе, но больше всего - о Двалине. Она старалась, чтобы я ничего не поняла, но…
- Мне показалось, что и Двалин как-то непривычно хмур и задумчив, - задумчиво признался Король-Под-Горой. – А неплохая бы пара из них получилась.
- Дейн не отдаст за него дочь. Он ведь привез ее для тебя, - лукаво проговорила Кристэль. – Ну, в крайнем случае - для Фили или Кили.
- А то ты не знаешь, что один из них не сводит глаз с Ардис, а второй вздыхает по Тауриэль? – негромко рассмеялся Торин. – Ладно. Я поговорю с Двалином. И если мы с тобой не ошиблись, думаю, я смогу уговорить Дейна. А теперь – спать.
Торин загасил свечи и обнял прижавшуюся к нему эльфийку.

Через день все собрались в тронном зале. Аркенстон, возвращенный на место, ярко сиял над головой Торина. Сам Король-Под-Горой, спокойный и величественный, сидел на троне своих предков. Балин, Лаурэгил и Двалин стояли по правую руку Короля, Кристэль, Фили и Кили - по левую. Гэндальфа во дворце не было: Белый совет все же решил очистить Дол Гулдур.
Сперва Торин заговорил об отстройке Дейла и возрождении старых дружеских связей. В качестве залога будущей дружбы Торин отдал Барду ожерелье Гириона из изумрудов удивительной красоты. А потом пообещал в ближайшее время обсудить с ним дальнейшую помощь жителям Озерного города и возвращение сокровищ Дейла.
Затем речь зашла о о переселении гномов, и о том, что Синим Горам нужен свой король. Торин не стал ничего обсуждать при всех, сказал только, что в ближайшее время лично отправится туда с визитом и решит вопрос с преемником. Зато, не теряя времени, Король заключил договор с Беорном: тот брал на себя охрану пути от Мглистых гор до середины Лихолесья. Оговорили и размеры пошлины, после чего Торин вручил Беорну дорогой пояс и выполненную из драгоценных металлов фигуру медведя.
С особой теплотой Торин попрощался с эльфами Авари.
- Я хочу верить, что тауравани будут частыми гостями в Эреборе. И поверьте, здесь вас будет ждать самый теплый и сердечный прием.
- Я искренне верю, что между нашими народами установятся крепкие дружеские отношения, - ответил на это Таурохтар. – И если потребуется, эльфы тауравани всегда придут на помощь эреборцам.
Сильвин, стоявшая рядом с отцом и матерью, почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Девушка подняла голову и встретилась взглядом с Лаурэгилом. Золотой воин неотрывно смотрел на нее, и почему-то от этого Сильвин почувствовала странное волнение и вновь опустила глаза.
Тем временем Король гномов коротко рассказал всем присутствующим истинную историю разрушения Дейла и захвата Эребора.  И добавил, что отныне нет нужды опасаться Смауга, поскольку Бард, будущий король Дейла, вернул ему амулет. Все присутствующие своими глазами видели, как Смауг и его дочь сражались на стороне Светлого союза, поэтому слова Короля встретили одобрительным гулом.
- Именно поэтому Смауг Мудрый, он же Лаурэгил Золотой Воин, может находиться в Эреборе столько, сколько сочтет нужным, - проговорил Торин, и повернулся к телохранительнице: -  Кристэль, подойди ко мне, - девушка покинула свой пост и встала перед троном. – Ты верно служила мне, стала своей в нашем отряде, и то, что мы сейчас все здесь, это твоя заслуга. Ты стала моей телохранительницей, и я жив благодаря тебе. Тем не менее, с этого дня я освобождаю тебя от этой должности.
В зале начали удивленно переглядываться и перешептываться. Кристэль преклонила колено, и Торин снял с ее головы венец стражницы.
- Тауриэль, если ты не передумала остаться в Эреборе, я предлагаю тебе принять эту должность.
 Глаза Трандуила широко раскрылись. Он было нахмурился, но Тауриэль уже подошла к Торину:
- Я не передумала, государь. Я уведомила принца Леголаса о своем желании сложить с себя обязанности младшего командира и покинуть Лихолесье. Он не стал возражать. Поэтому я с радостью принимаю новую должность, - девушка преклонила колено рядом с Кристэль, и Торин надел ей на голову венец, а затем шею эльфийки украсило золотое ожерелье.
- Это в знак благодарности за твою отвагу.
Тауриэль поднялась и встретилась взглядом с Кили. Молодой гном подмигнул ей. Девушка чуть приметно улыбнулась и встала на место Кристэль.
Торин обнял Кристэль за плечи и заставил ее подняться.
- Как я уже сказал, Кристэль больше не является моей телохранительницей. И я рад сообщить всем, что позавчера сделал ей предложение, и Кристэль согласилась стать моей женой. Свадьба состоится через месяц, и я приглашаю на нее всех присутствующих. Перед свадьбой состоится и моя коронация.
В зале повисла гробовая тишина, через мгновение взорвавшаяся многоголосым шумом. Громче всех радовались сподвижники Торина. Впрочем, были и те, кто восприняли эту новость с полнейшим недоумением, но таких было меньшинство.
Кристэль смущенно взглянула на Торина, а потом нашла взглядом Венс. На лице молодой гномки отражались радость и облегчение, и Кристэль поняла, что не ошиблась.
И самым последним был суд над предателями. Кристэль была мрачна: являясь невестой Короля гномов, она уже не могла решать судьбу Алкаральма. Но Торин принял решение, которое полностью устроило ее: эльф был передан Лаурэгилу. Золотой воин был волен делать с ним все, что сочтет нужным, и Кристэль не сомневалась в том, что смерть эльфа не будет легкой и безболезненной…

Вечером того же дня Кристэль нашла Торина в кабинете. Склонившись над столом, на котором была расстелена карта Средиземья, он что-то негромко говорил Фили и Кили. Оба племянника внимательно слушали его. На звук шагов повернулись все трое. Неразлучники заулыбались.
- Что-то случилось, Кристэль? – Торин внимательно посмотрел на невесту.
- Нет, Государь, - улыбнулась она. – Я всего лишь хотела спросить, когда вы сможете уделить мне немного времени? Мне нужно посоветоваться с вами.
Торин рассмеялся:
- Как быстро ты меняешься… Я не могу к этому привыкнуть,  - при этих словах глаза Кристэль лукаво сверкнули. – Через полчаса я в твоем распоряжении.
Эльфийка кивнула и покосилась на карту.
- Обсуждаем с парнями наиболее удобный маршрут, - пояснил Торин, заметив ее интерес. -  Беорн вызвался проводить их.
- Их? – удивилась девушка.
- Да. Сначала я сам хотел пойти во главе отряда, но потом все взвесил и решил, что это не лучшая идея. Поэтому отряд возглавят Фили и Кили. Лаурэгил и Глоин пойдут с ними.
Кристэль широко улыбнулась:
- Могу я быть полезной при обсуждении?
- Конечно. Ты хорошо знаешь те края. Какой из дорог лучше воспользоваться?
- Полагаю, этой, Торин. Неизвестно, что там с Дол Гулдуром, поэтому  лучше проложить маршрут подальше от него…

- Так о чем ты хотела поговорить? – спросил Торин, когда все вопросы были решены, и Неразлучники отправились отдавать последние распоряжения.
Кристэль улыбнулась:
- Хотела попросить тебя не покидать сейчас Эребор. Мне показалось, что это не лучшая идея, да и Балин считает так же. Но ты уже сам все решил. Хотя… вопросов у меня хватает, Государь.
- Я готов ответить на них, - улыбнулся Король-Под-Горой. – Кстати, мы остались одни, так что тебе нет нужды быть такой официальной.
- Пытаюсь привыкнуть к этому образу. А ну как по старой памяти выдам тебе при всех: «Торин, ты не прав!», а ты рассердишься и прогонишь меня прочь. И куда я пойду? – в глазах эльфийки плясали озорные искорки. Торин рассмеялся и привлек ее к себе.
- Я так люблю, когда ты смеешься, - улыбнулась девушка.
- К тому моменту, как мы встретились, я почти забыл, как это - смеяться, - признался Торин. – Но племянникам и тебе удавалось меня расшевелить.
- И теперь ты смеешься все чаще, - Кристэль положила руки ему на плечи. – Скорее бы прошел этот месяц…
- Он будет самым долгим в моей жизни, - негромко проговорил Король-Под-Горой. От его выразительного взгляда девушка покраснела:
- Ваше Величество, может, мне лучше на это время запирать двери в комнату?
- Только попробуй! – шутливо пригрозил он. – Надеюсь, там растоплен камин?
- Пойду, проверю, - рассмеялась эльфийка.

Месяц пролетел быстро, как летят на ветру сухие листья. Отряд, возглавляемый Фили и Кили, ушел в Синегорье. Во дворце началась подготовка к свадьбе. Вконец расстроенный Дейн хотел было отправиться со своими гномами домой, в Железные Холмы, но Венс сумела убедить его в том, что пропускать свадьбу короля Торина – крайне невежливо, некрасиво и политически невыгодно, и Дейн вынужден был остаться. А его дочери тем временем очень захотелось осмотреть весь Эребор и его окрестности, поэтому она уговорила «дядю Торина» отдать ей в сопровождающие «мистера Двалина, с которым ей нечего опасаться за свою жизнь». Торин и не подумал возражать - к изрядному смущению друга: в присутствии Венс и без того неразговорчивый Двалин замолкал совсем, робел и краснел как мальчишка, отчего становился еще более мрачным. Венс это ужасно забавляло. К тому же Кристэль по секрету шепнула ей, что Двалин прекрасно играет на скрипке, и юная принцесса не успокоилась, пока не заставила его сыграть для нее. Восторг девушки был таким искренним, что польщенный Двалин дал весьма опрометчивое обещание играть для нее так часто, как она пожелает...

Кроме повседневных дел, в последние две недели этого месяца Торину и Кристэль пришлось провести немало времени с портными, занятыми шитьем свадебных нарядов. Впрочем, надо отметить, что доставалось и всем прочим приближенным Короля. Двалин попробовал было поворчать, что ему эти наряды как медведю сбруя, но Балин был непреклонен: на королевской свадьбе все без исключения должны выглядеть соответственно.
За неделю до церемонии прибыли гонцы с известием, что на подходе те, кто решили покинуть Синие горы и вернуться в Эребор. А еще через день показался отряд. Впереди ехали Неразлучники, Лаурэгил и Бард.
Торин, с трудом сдерживаясь, чтобы не бежать, вышел навстречу прибывшим и первым делом заключил в объятия сестру. Дис смеялась и плакала от радости, впрочем, как и все прочие переселенцы. Казалось, она никак не может поверить в то, что ее брат жив и Эребор возвращен гномам. Но вот улыбка пропала с лица сестры Короля, взгляд стал изучающее-строгим – к ним подошла Кристэль.
- Значит, это и есть твоя невеста? – Дис слегка прищурила светлые глаза.
Губы Торина еле приметно сжались, но Кристэль, спокойно выдержавшая взгляд гномки, приветливо улыбнулась:
- Добро пожаловать домой, Дис, дочь Трайна, мать Фили и Кили, да минуют отныне беды тебя и всех, кого ты любишь!
На несколько мгновений повисла тишина. Неразлучники переглянулись. Торин начал хмуриться. Одна Кристэль осталась безмятежно-спокойна. Дис вздохнула и посмотрела на брата:
- Я не сомневалась, что ты везде пойдешь своим путем, Торин. И рада, что ты не ошибся. Здравствуй, Кристэль, дочь Смауга. Я так много слышала о тебе от своих сыновей и Глоина, что мне не терпелось увидеть тебя. Спасибо тебе за то, что все они живы, - Дис протянула к эльфийке руки. Девушка наклонилась и обняла сестру своего жениха. Напряжение сменилось смехом и радостными возгласами. Гномы заходили в Эребор, разыскивали свои жилища. Кристэль увела Дис в ее покои, пока Торин выслушивал отчет племянников о походе.
- Все прошло без происшествий, - рассказывал Кили. – Мы велели не брать с собой много вещей: необходимым здесь всех обеспечат, а прочее вскоре наживут. В Синих горах оставили Наместника, как ты и велел.

За три дня до свадьбы в Эреборе объявился Гэндальф. Выглядел волшебник уставшим, но довольным. По его словам, Дол Гулдур был очищен, а Некромант изгнан. За что маг особо маг поблагодарил дракона.
- Если бы не ты, нам пришлось бы куда труднее. Убить Саурона не получилось, но Силы ты его лишил основательно. Физический облик ему теперь восстановить будет невозможно. Разве только если найдет свое Кольцо, но оно, к счастью, давно сгинуло... А у вас тут, я вижу, жизнь вовсю налаживается. Озерный отстраивают. Кстати, слышали новость? Бургомистр сбежал со всем золотом, которое ему отдал Бард.
- Как это? – ахнула Ардис.
- А вот так. Драконья болезнь - вещь страшная.
- И как же они теперь? – тихо спросила Кристэль.
- Бард, узнав об этом, выделил часть сокровищ Дейла на помощь Озерному. Пока не изберут нового бургомистра, он будет лично следить за восстановительными работами. Впрочем, насколько я знаю, Лаурэгил тоже помог жителям…
Эльф пожал плечами:
- Всего-то десяток камней из старого доспеха выковырял.
Все рассмеялись.
- И как вы все тут уживаетесь? – удивился маг.
- Не волнуйся, Гэндальф, - отозвалась Кристэль. – Гномы-эреборцы с большим пониманием отнеслись к присутствию беженцев в Горе. Не обошлось без недоразумений, но все разрешилось.
- Люди помогают нам отстраивать Эребор, - отозвался Балин. – Ну, а потом мы поможем им.
- Кстати, ты как всегда вовремя, Гэндальф, - проговорил Торин. - Скоро наша свадьба с Кристэль. Надеюсь, ты останешься на нее?
- Свадьба? – маг вздохнул. - Признаться, я уже и не надеялся, что когда-нибудь эльфы и гномы смогут переступить через предрассудки... Впрочем, именно от вас я этого и ждал.

Ночь накануне свадьбы Кристэль и Торин вынуждены были ночевать отдельно: по обычаю у невесты собирались все подруги, сидели допоздна за угощением, а потом приходили ни свет ни заря, чтобы помочь ей собраться. Торин же, напротив, оставался в одиночестве, чтобы еще раз все взвесить и обдумать.
Праздника с огромным нетерпением ждали все, даже те, кто не одобрял причуду Короля. К полудню назначенного дня все было готово. Торин, в шикарном костюме из темно-синего бархата, отделанного серебром, внешне спокойный, серьезный до суровости, стоял среди своих друзей. Только небольшая бледность выдавала волнение Короля. Его роскошные длинные волосы были аккуратно уложены, а на голове красовалась корона подгорных королей – рано утром прошла соответствующая церемония, и Балин, короновавший Торина, не смог удержаться от слез. Впрочем, не он один.
И теперь Король стоял, зацепившись пальцами за пояс, украшенный россыпью драгоценных камней и, почти не слушая друзей, неотрывно смотрел в противоположный конец зала. Но вот Лаурэгил направился к нарядным женщинам и девушкам, входившим в зал. Эльф с улыбкой  протянул руку дочери и, почувствовав, как мелко вздрагивает рука Кристэль, шепнул:
- Все хорошо, девочка. Не волнуйся.
Эльфийка слабо кивнула и пошла рядом с отцом навстречу Торину. А тот смотрел, и не мог оторвать взгляд от любимой – такой прекрасной была она в золотисто-серебряном свадебном платье. На шее девушки мерцал амулет Торина, темные волосы украшал ободок из серебряных роз.
Словно во сне Король гномов и эльфийка шли навстречу друг другу, и вот Лаурэгил вложил руку Кристэль в ладонь Торина, и Король крепко, но бережно сжал ее.  Кристэль подняла глаза на жениха, и под его взглядом румянец на ее щеках вспыхнул ярче. Как требовал обычай, девушка склонила голову, присела в низком реверансе, коснулась теплыми губами руки Короля, и от этого прикосновения Торин еле заметно вздрогнул. Он взял вторую руку Кристэль и надел девушке на палец кольцо – золотисто-серебряный дракон с эльфийской звездой, обвившийся вокруг короны Дурина. Ладонь гнома коснулась волос девушки, приподняла ей голову за подбородок.  Их взгляды встретились вновь, и Кристэль почувствовала, как сердце бьется где-то в горле, а предметы вокруг начинают терять очертания и кружиться. Торин обнял ее за плечи, поднял, а потом подхватил на руки и крепко поцеловал под восторженные крики подданных.
Он так долго не отпускал ее губы, что девушка едва не задохнулась. Наконец Торин поставил ее на пол рядом с собой, и Балин поднес им два священных кубка. Они делали из них по глотку, затем обменивались, снова делали глоток и вновь менялись, навсегда сплетая две судьбы в одну. Гномы, люди и эльфы шумно поздравили их, осыпав монетками и невесть откуда взявшимися лепестками цветов. Затем Кристэль по знаку Балина вновь склонила голову и ощутила, как Торин аккуратно снял с ее головы ободок из роз и надел венец Королевы Эребора. Девушка окинула взглядом огромный зал, битком забитый гостями, увидела стоящих рядом Фили и Ардис, Кили и Тауриэль, и заметила, что ее отец тоже не один: Лаурэгил держал за руку Сильвин, и лицо юной эльфийки светилось от счастья. Ируфь, растрогавшись до слез, уткнулась в плечо Дори, который что-то с улыбкой говорил ей. И на сердце Кристэль стало легко и радостно. На мгновение она прикрыла глаза, и ее благодарная молитва Эру была подобна реке чистейшего света, идущего из самых глубин сердца.
Праздник был шумным и веселым. Столы ломились от угощений, гости танцевали и пели, и желали новобрачным прожить в согласии и любви не одну сотню лет. И, как водится, в конце праздника Гэндальф устроил воистину волшебный фейерверк. Правда, Король и Королева покинули торжество гораздо раньше, задолго до того, как начался фейерверк.

В полном молчании Торин и Кристэль вошли в королевскую спальню, которую им отныне предстояло делить друг с другом. Король выпустил руку девушки, запер дверь, неторопливо снял корону и положил ее в специальный ларец. Эльфийка последовала его примеру и положила свой венец во второй ларец, помедлила, не убирая тонкие пальцы с резной поверхности. Собственное состояние удивляло ее: словно и не было той ночи с Торином. Куда пропала та бесшабашная дерзость? Казалось бы, чего стесняться теперь? Но она так робела, словно все должно было случиться в первый раз. Впрочем, в каком-то смысле так оно и было. Кристэль покосилась на мужа. Торин, улыбаясь, смотрел на нее и не спеша снимал камзол. Кристэль опустила глаза, непослушными пальцами сняла украшения и принялась распутывать шнуровку на платье. Видимо, она как-то неудачно потянула шнурок, потому что тот не развязался, а, напротив, затянул узелок еще туже. После нескольких безрезультатных попыток справиться с ним, Кристэль беспомощно посмотрела на Торина, неловко пожала плечами. Гном улыбнулся и, бесшумно ступая по ковру босыми ногами, подошел к жене. Кристэль повернулась к нему спиной, приподняла волосы. Некоторое время спустя, она почувствовала, как завязки одна за другой ослабели, а губы Торина еле ощутимо коснулись шрама на ее спине. Девушка едва сдержалась, чтобы не застонать. Торин легкими поцелуями покрывал ее спину, а затем развернул Кристэль лицом к себе и заставил опустить руки. Тяжелая ткань платья с шелестом упала к ногам Кристэль. Эльфийка прикрыла глаза, чувствуя, как нестерпимым жаром пылает ее лицо. Она ощущала, как скользит по ее телу взгляд мужа и слегка прикусила губу, чувствуя, как где-то внутри разрастается  теплый щекотный комок. Но вот сильные пальцы Торина коснулись ее щеки, шеи, задержались на груди, медленно заскользили вниз. Кристэль судорожно вздохнула и заставила себя открыть глаза. Ее ладони нежно касались шеи, могучих плеч, широкой груди мужа. Тело эльфийки становилось горячим от его поцелуев, отзывалось на его ласки подобно тому, как отзываются струны чутким пальцам музыканта. Руки Торина мягко направляли ее, помогая понять, какие ласки нравятся ему больше всего, и постепенно смущение отступило. Прикосновения Кристэль стали более смелыми и уверенными. Некоторое время спустя, Торин подхватил ее на руки, но унес не на кровать, а на огромную пушистую шкуру, лежавшую у горящего камина.
В этот раз все было иначе. Им некуда было спешить, не от кого прятаться. Они принадлежали друг другу, и их ласки были неторопливыми, полными бесконечной нежности. Они отдавали себя друг другу без остатка, с благодарностью принимая дары любви, и  время словно замедлило свой бег, растянув эту ночь для них…  

Через неделю после свадьбы Торин объявил, что преемником в Синих Горах назначает Двалина и отправляет с ним его долю сокровищ Эребора. Часть гномов вызвалась сопровождать нового государя. Бильбо тоже засобирался домой. Хоббит отказался от своей доли, сказав, что уже распорядился ей, и все было честно, но Торин и Кристэль заставили его взять с собой пару ларцов с золотом и серебром. Уходил из Эребора и Гэндальф, впрочем, не прощаясь надолго. Однако возвращение Бильбо и поход в Синие горы пришлось отложить на небольшой срок, и причиной послужила еще одна свадьба. После долгих уговоров, Дейн все же согласился выдать свою дочь замуж за Двалина - к изрядной радости обоих, хотя Двалин так и не мог взять в толк, чем же он, суровый, грубоватый, угрюмый вояка, сумел понравился такой красавице и умнице, как Венс.  
Услышав известие о свадьбе, Кристэль рассмеялась:
- Бедный Двалин! Принцесса будет из него веревки вить!
- Думаю, ее капризы будут ему только в радость, - усмехнулся Торин. – Ведь он не смел и мечтать  о том, чтобы Венс отдали ему в жены.
- Она умная девушка, - отозвалась Кристэль. – А у Двалина получится быть отличным королем.
- Я тоже так думаю, - ответил Торин и поцеловал руку жены.

…Дни мелькали один за другим. Зима была долгой, но и она однажды закончилась. Весну сменило лето, как-то незаметно промелькнула осень и еще одна зима, а жарким летним вечером в дверь к Бильбо постучали. Как же обрадовался хоббит, увидев на пороге Гэндальфа! Он тут же стал расспрашивать его о том, как обстоят дела в Эреборе. О том, что Синие горы процветают, Бильбо прекрасно знал: гномы теперь частенько заходили к нему в гости.
- Эребор процветает, - ответил маг, доставая свою трубку. - Торин правит мудро, Кристэль держится в тени, как и положено жене по гномским обычаям. Но у Торина нет от нее секретов, и они вместе обсуждают все проблемы и важные решения. Теперь Кристэль приняли даже те гномы, которые были категорически против этого брака. Она сумела заслужить любовь и уважение этого народа.
 Озерный город отстроили, да и Дейл возрожден. Бард стал королем Дейла, и город расцвел пуще прежнего. У людей с гномами снова крепкий торговый союз. Трактир «Король и дракон» считается самым гостеприимным и уютным местом в Дейле и за его пределами. Поэтому у Бофура и Мирис нет отбоя от посетителей. Кстати, насколько я слышал, забот у них скоро прибавится – когда на свет появится их первенец.
Смауг попросил у Таурохтара руки его младшей дочери, и король Авари дал согласие. Я был на их свадьбе; Лаурэгил и Сильвин решили на время остаться в Эреборе, пока дракон не найдет в горах более подходящее жилище. С эльфами Трандуила у гномов отношения сдержано-прохладные. С Леголасом Торин охотно общается, а Трандуила игнорирует. Впрочем, есть надежда, что они помирятся: Кристэль умеет быть дипломатом… Да ты сам все скоро узнаешь! Я же за тобой. Собирайся.
- Куда?! – оторопел хоббит. – Еще одно приключение?! Не пойду!!!
- Ну, в некотором роде приключение, - усмехнулся старый маг, протягивая Бильбо позолоченный пергамент.
Оказалось, что это приглашение сразу на две свадьбы. Неразлучники женились в один день, чего и следовало ожидать, и просили Бильбо непременно быть на празднике.
- Ох, мы же не успеем! - заволновался хоббит, вспомнив, сколько добираться до Одинокой горы. Но Гэндальф только рассмеялся:
- Было бы из-за чего переживать! Один из орлов Гваихира ждет нас на холме за Широм. Так что собирайтесь, мистер Бэггинс, и поживее!

Все были очень рады снова видеть хоббита, и разговоров хватило не на один вечер. Кристэль рассказала Бильбо, что изначально Дис была не в восторге от выбора сыновей. То есть, с Ардис она еще смирилась, но очень сомневалась по поводу Тауриэль. Торину даже пришлось серьезно поговорить с сестрой, и, в конце концов, Дис изменила свое мнение. Но все равно еще долго ворчала, что «этого следовало ожидать»: мол, куда дядя, туда и племянники.
Новостей было много, и хоббит своими глазами увидел, как все изменилось на этой земле. Мир и процветание пришли в край Долгого озера.
- Вот ведь как, - вздохнул Бильбо. - Выходит, легенды-то не врали!
- Не врали, - кивнул Гэндальф. – Полагаю, ты не перестал верить в них только от того, что сам помогал их осуществлять?
- Нет, конечно. И вообще, хорошо, что все хорошо кончается. Кстати, а что за дракон тогда напал на Эсгарот? Так и не узнали?
- Узнали, - ответила Кристэль. -  Саурон был почти уверен, что я – дочь Смауга, и рассчитывал на то, что гномы промолчат о том, что Смауг остался жив. При этом он прекрасно понимал, что люди и эльфы бросятся к Одинокой, едва узнают о гибели дракона, и был уверен, что заставит отца встать на свою сторону. Тогда мы точно проиграли бы эту войну. Что до нападения на Эсгарот…  Я не ошиблась, когда говорила о магии. Саурон сумел подчинить себе дух одного из мертвых драконов Моргота и вселить его в тело окаменевшего дракона. На счастье, у Барда сохранилась стрела, которой его предок убил сестру Смауга, Алдагару. Стрелу больше не использовали, и на ней осталась кровь Золотой Драконицы. Только такой стрелой и можно было разрушить темную магию Саурона.
- Выходит, даже после своей смерти Хранительница спасла потомков тех, кто лишил ее жизни…
Кристэль печально кивнула, потом улыбнулась:
- Все сложилось, как сложилось, Бильбо Бэггинс, славный хоббит из Шира. Прошлого не изменить. Зато, хвала Эру, в настоящем у нас нет поводов для грусти.


        
========== ЭПИЛОГ ==========
        Прошло уже больше пятидесяти лет, когда однажды вечером в домике Бильбо вновь появился Гэндальф.
Пришел он в сумерках, о чем-то пошептался с хоббитом, и оба торопливо ушли. За домом их ждали лошадь и пони. Им пришлось проехать верхом до Западной дороги, где их встретили старые знакомые. Бильбо снова увидел Торина, Кристэль, Неразлучников с женами, Лаурэгила и Сильвин с сыновьями, эльфов тауравани во главе с Королем и Королевой.
- Куда это вы собрались? – дрогнувшим голосом спросил Бильбо.
- Мы уходим, - ответила Кристэль, устраиваясь поудобнее – она ждала ребенка. Торин заботливо укрыл жену плащом. – Мир меняется, мой милый Бильбо. И мы сделали свой выбор.
- А разве гномы могут… ну… уйти туда, куда и эльфы?
- А почему нет? – усмехнулся Таурохтар. – Но если честно, мы направляемся не в Валинор.
- Эльфы тауравани нашли свой способ покидать Средиземье и открыли еще один удивительный мир. Правда, попасть туда могут только они. Но государь Таурохтар начал искать способ, как забрать нас всех туда.  И тогда Валары, посланники Эру, сделали нам предложение, которое устроило всех: мы не будем вмешиваться в ход дальнейших событий, происходящих в Средиземье, а взамен они помогут нам уйти в Аманнор через Благословенные земли, - пояснила Кристэль.
- Мы согласились, и сейчас направляемся туда, - добавил Торин. – Все, кто захотел. Вроде как потом мы даже сможем путешествовать по другим мирам.
- Сначала придется некоторое время пожить в том мире, чтобы он постепенно изменил вас, - улыбнулся Таурохтар. – Впрочем, понятие смерти там отсутствует, поэтому спешить некуда.
- И когда придет время меняться Средиземью, мы сможем открыть этот мир для тех, кто захочет уйти, но кому закрыт путь в Благословенные земли Валинора, - негромко проговорила Сильвин. – Потому что медленно, но верно, уходит наше время и приходит время людей…
Хоббит медленно обвел всех взглядом и вдруг удивленно приподнял брови:
- Торин, мне кажется, или ты стал гораздо выше ростом? И Кили тоже…
- Не кажется, - усмехнулся Король-Под-Горой.-  Спасибо Гэндальфу – принес воду из источников Фангорна. Раз уж мы покидаем Средиземье, почему бы не воспользоваться ею?
Все рассмеялись.
- Нам пора, - негромко проговорил Таурохтар. – Прощай, Бильбо Бэггинс, хоббит из Шира.
- Прощайте, - тихо ответил хоббит, стирая непрошенные слезы. – Прощайте, Торин, Кристэль… Фили, Кили, Ардис, Тауриэль… Сильвин, Лаурэгил, будущие Хранители Алдагар и Элентил… Прощайте, Ваши Величества, - Бильбо посмотрел на короля тауравани и его жену. – Пусть будет легким ваш путь, и… не забывайте нас.
- Об этом можешь не беспокоиться, - усмехнулся Торин.
- А кто же остался в Эреборе? – спохватился хоббит.
- Не волнуйся, Эребор в надежных руках. Там теперь правит Дейн.
- Мы предлагали и остальным уйти с нами. Но не все захотели, - вздохнула Кристэль. – У Бофура и Мирис здесь трактир, хозяйство, дети… А Балин подумывает о возвращении Мории. Ори собирается туда вместе с ним: после смерти жены ему тягостно оставаться в Эреборе.
Они все обнялись на прощание, и через какое-то время отряд скрылся из виду. Стихли звуки лошадиных копыт на дороге, голоса растворились в ночной мгле, а Бильбо все стоял, махал платком и то и дело им же утирал слезы.
- Прощайте, друзья. Прощайте! - шептал он.
- И все же не удержусь, чтобы не поправить тебя, Бильбо Бэггинс. Не прощайте, а до свидания.
- Ты хочешь сказать, что я еще увижу их всех? – шмыгнул носом хоббит.
- Я хочу сказать, что многое изменится и позабудется. Многое исказится. Но всегда найдется тот, кто будет помнить, как оно было на самом деле. И еще я хочу сказать, что твоя история не закончена. Да, я уверен: ты встретишься с теми, к кому успел привязаться, Бильбо Бэггинс, славный хоббит из Шира. Так что возвращайся домой и спокойно пиши свою книгу. Как ты ее назвал?
- «Хоббит или неожиданное путешествие Туда и Обратно», - отозвался повеселевший Бильбо. – Кстати, может, заглянешь на чашечку чая? Фродо обрадуется. Да и табачок у меня отменный.
- Хорошо, что в этом мире есть кое-что неизменное, - рассмеялся маг, и оба они, Гэндальф и Бильбо, направились назад, в Бэг Энд…

КОНЕЦ

 

Элина Лисовская