Получать новости по email

Мария Роше

Из сборника "Прелюдия к ереси"

Прелюдия к ереси

* * *

Бушует мыслей половодье,
Строка рождается из пепла.
Садись, бездарное отродье,
Пиши, покуда не ослепла!
И на листе - бумажном блюде -
Смешай рифмованное зелье,
Которым завтра кто-то будет
Глушить душевное похмелье.

О современницах

Их губы - то зеленые, то желтые, то синие,
И донельзя затянутые талии лосиные,
Подкрашенные волосы и «химии» спиральные,
Плюс - декольте до пояса и юбки аморальные;
Сережки золоченые, духи «Шанель» французские,
Чулки узорно-черные, под лак сапожки узкие;
То смех без основания, то слезы без причин -
Так хочется внимания со стороны мужчин!!

О себе

Я, конечно же, не гений,
Я - потомственный злодей,
Плод десятка поколений
Непорядочных людей.
Рифмой слов бумагу крою,
Ритм с размерами крутя;
То как зверь в стихах завою,
То заплачу, как дитя.
Измочив в слезах подушку
И жилетки у друзей,
Выпью с горя (дайте кружку!) -
То-то станет веселей!
Я - ленивец самый главный,
Робин Бобин Барабек,
Ну, а в целом - добрый, славный,
Очень скромный человек!

* * *

Я хочу обойти всю планету,
Каждый метр ее шагом измерить,
Чтоб почувствовать и поверить,
Что Земли прекраснее нету...

* * *

Вчера поутру
Снегири стучались в окно
Я скоро умру
И мне все равно
Все равно
Не жаль
Того, что оставлю здесь:
Печаль, старую шаль, свечу - удел поэтесс.
Уйду туда,
Откуда когда-то пришла -
Где вода
Слаще меда
И полная слов тишина,
Где луг
И цветы россыпью бус.
Где друг
Ждет, когда я вернусь...

* * *

..Не зажигайте свечи!
Прошу вас, погодите!
Зажжете - не заметите, как сами догорите!
О продолженьи бала не может быть и речи.
Я дьявольски устала.
Не зажигайте свечи...

* * *

Ребенок плачет в колыбели.
Ему приснился странный сон:
На шабаш ведьмы полетели,
Смеясь и плача в унисон;
Они дерзки и сладострастны,
У них есть крылья за спиной,
И кто-то мрачный, черно-красный,
Пришедший первым в мир иной,
Собрал их в стаю душ порочных
На полуночный шумный бал
И королевой в час урочный
Он ведьму юную назвал.
Их брачный пир уже оплачен:
Приносят жертву.... Быть беде!
А дом молчанием охвачен.
Ребенок плачет... мама где?!..

* * *

Сморщенная осень у моих ворот
Подаянья просит, головой трясет,
На ресницах - иней первых холодов;
Кто ей, бедной, ныне предоставит кров?
Выбегу к убогой, завернувшись в шаль.
Подарю в дорогу то, чего не жаль:
Прожитые беды, робкие грехи,
Легкие победы, глупые стихи;
Узелок наполню тщетной суетой,
Угощу-напою розовой мечтой,
Положу в котомку теплых сухарей
И скажу негромко: «Уходи скорей!»...

* * *

Небесное войско собралось в поход;
Жест царственной Длани его направляет
Войной на того, кто неправдой живет,
Войной на того, кого смерть забавляет.
Сплотилось, сомкнуло осаду земли,
На медных доспехах играют зарницы,
И молнии копий сверкают вдали,
И гулко грохочут его колесницы.
Вперед - на того, кто беспечен и горд,
Вперед - на того, кто любви изменяет;
Войною на дерзкий и темный народ,
Который небесную Длань прославляет...

Сон

...У дьявола - злые глаза
И рот, широко напомаженный.
Он мне, замурованной заживо,
Шипит: «Отпусти тормоза!
Расслабься! Довольно интриг!
ОН тоже за это поплатится!..»
И что-то по плахе из книг
Все катится... катится... катится...

* * *

В коридорах замирает
Шорох черных платьев;
Мать ребенку напевает
Древнее проклятье:
«Баю-баю, спи, мой милый;
На лугу зеленом
Будет свежая могила
Под высоким кленом.
Полуночные свиданья
Погубили душу;
Скоро детские рыданья
Колокол заглушит;
У креста завянут розы
В грязно-белых вазах,
И прольет над ними слезы
Эльф зеленоглазый...
Баю, баю, спи, мой милый,
Плод греха безгрешный;
Здесь, в обители унылой,
Не в дубраве вешней,
Жизнь промчится колесницей
Сквозь преграды боли,
Одинокой серой птицей
Вырвешься на волю
И тогда, среди созвездий
В бездне голубой
Мы с тобой, навеки вместе.
Обретем покой...»

* * *

Последняя жизнь прожита
Наполовину.
Усталость и пустота -
Клин клином
Не вышибить, знаю ведь,
Знакомо.
Седьмая, блин, заповедь
Комом!
Я с книгой, а ты за свой
Компьютер -
Такой вот у нас с тобой
Adultere!
От прежней мечты не склепать
Обрезки.
Светает. Хочется спать.
Да не с кем...

* * *

На кладбище старом безмолвствуют души усопших,
Луна перезрелая тени на танец зовет;
Венчальный наряд мой, в воланах из листьев засохших,
Насмешливый ветер то ласково кружит, то рвет.
Роса серебрится на бледных цветах повилики
И темные ивы печально вздыхают во сне;
На плитах гранитных - тревожные, странные блики
И где-то вдали, в запредельной, иной глубине,
Я слышу шаги... Мой любимый вернулся ко мне.

Подражание древним

Юная Дева по берегу моря бесцельно скиталась;
То по колено в воде, то босиком по песку -
Так нескончаемо шла она, ветром и солнцем гонима;
Так нескончаемо Время идет и идет в никуда...

* * *

Возле ручья на песке - следы;
Примята трава. В зарослях диких роз
Живет божество
Прохладной и Чистой воды;
Его голова
И пряди светлых волос
Лежат на коленях моих.
Я нимфа,
Пугливая дева с флейтой в тонких руках.
По воле жестоких создателей мифа,
Я тону
В не имеющих цвета и дна глазах
Равнодушного бога,
Чей лик прекрасен и грозен,
А улыбки дурман
Безудержным цветом цветет,
Давая так мало и лишь обещая много -
А глупое тело
Желает и трепетно ждет
Прикосновений,
Сладкой музыки снов;
Но где-то под сердцем
Предчувствие близкой беды -
Мой бог неподвластен
Силе священных слов;
Он - словно глоток
Прохладной и чистой воды...

* * *

Из моря - вода вдрызг! -
Миллионами розг
Ксеркса рабов ряд
Высекает искры.
К солнцу стремясь, летят
Золотые брызги,
С шумом падают вниз,
Пены взбивая пух;
Размеренный взмах,
Струйками пот со лба,
Голубизна в глазах
Взмыленного раба...
А в стороне - царь,
Ярости хмурой полн:
Верит с трудом,
Что поступил мудро.
Под плеск волн
Разгорается утро;
А в глубине морской
Мирно спят корабли,
Вселенский покой,
Глаз слепящие блики;
И остывает боль
В черной душе владыки...

Неоконченное

Не рвите струны у гитары -
Они рабы чужих страстей,
И наносящих им удары
Отполированных ногтей,
И пальцев, чутких, но немилых,
И рук, умелых, но чужих -
О, сколько жажды, сколько силы
И необузданности в них...

* * *

"Муж хлестал меня узорчатым
Вдвое сложенным ремнем..."
А. Ахматова.

У мужа моего
На меня не поднимется
Не то, что рука -
Даже то,
Что обычно у всех мужей поднимается
При виде любимой жены.
Зато я
Злая
Словом хлещу,
Словно плетью -
Мщу
За то, что он
Слабый,
Неловкий,
Беспомощный,
И при этом все еще - мой...

* * *

Стихов стыдится только трус -
Боясь насмешливых ухмылок,
Боясь толпы и пересудов
И злобных критиков пугаясь,
А также в страхе, что потомки,
С презреньем хмыкнув, отвернутся
От предка, годы золотые
Потратившего на безумство,
И вирши пустят на растопку
Костра походного, а в худшем -
Положат стопкой в туалете;
Или пародию напишут,
Унизят, осмеют и плюнут
На то, чему несчастный предок
Отдал и время и здоровье,
И в чем имел он наглость душу
Своим читателям раскрыть,
Но сделал это неизящно,
Бездарно в целом, и коряво,
И, так как он совсем не Пушкин,
Его положено забыть.
Вот почему поэт трусливый
Творит себе свои творенья
И с глаз долой их запирает
В своем задрипанном столе -
Не дай Господь кто прочитает,
Похвалит, пыль в глаза подпустит,
А он, дурак, его послушав,
Себя Петраркой возомнит...
..Но сердце просит, просит
Просит
Талант в столы не зарывать,
А отпустить его на волю
В полет к читательским сердцам,
Где станет он кому-то дорог,
Кому-то близок и понятен;
Пускай не всем, пускай немногим -
На всех, увы, не угодишь!...
Стихов стыдится только трус.
Вот я сижу и размышляю:
Чего сижу?.. чего боюсь?..

* * *

Ночь нежна.
В ее объятьях
Я и грешница, и нет.
Облегающее платье,
Безупречный силуэт;
Бьют часы,
Вино допито
И в бокале тает лед;
Что-то важное - забыто,
Что-то вечное - пройдет.
Ты со мной,
Ты - божья кара,
Ты - блаженство. Я - твоя.
Потрясающая пара -
Одиночество
     и я...

Золушка

Старая мачеха-стерва,
Локти кусая, бесится;
Глупым уродинам-сестрам
Впору повеситься!
Я родилась, похоже,
с серебряной ложкой во рту!*
Впредь будут знать:
Негоже
Обижать сироту!
Принц меня ценит выше
Наизнатнейших дам;
Поберегитесь, слышите?
Я вам еще задам!
Вы у меня помашете
Тряпкой в печной золе!
Вы у меня попляшете
В звонкой тугой петле!
Жить теперь станет лучше,
Легче и веселее:
Не разжиревшим клушам -
Мне
Подфартила фея!
Ваши придворные самки
От зависти морщатся:
Надо же, девка - в дамки!
Вот вам и уборщица!
Повеселимся, люди:
Завершены мытарства -
Скоро кухарка будет
Управлять государством!

...Превозносима знатью,
Легкой идет походкой;
Всюду - цветы, поклоны,
«он попросил руки!...»;
Но под нарядным платьем -
Порванные колготки,
Грязные панталоны,
Грубые башмаки...

* to be born with a silver spoon in a mouth (англ.) - пословица, русский аналог которой «родиться в рубашке».

* * *

Летнее небо - купол храма,
Зелени леса резная рама -
Вот и шедевр готов.
Зимнее небо - крыша склепа,
Голые ветки торчат нелепо -
Кадры кошмарных снов...

* * *

Бабочка изо льда
Тают тонкие крылья
Чем быть, не все равно ли -
Снегом ли,
Льдом,
Водой -
Только бы не всегда
Боль становилась былью;
Лишь бы в земной юдоли
Было тепло одной.

* * *

Все мы лошади, если вдуматься,
Всяк везет на своих плечах:
Кто удачу, фортуну-умницу,
Кто - сомнения, боль и страх;
Кто - любимого,
Кто - постылого,
Кто - детей, до седых бород:
Чадо милое
Плетку вынуло:
Бьет по ребрам: давай, вперед!..
Запрягают нас - вскачь пускаемся,
Распрягут - переводим дух;
И лягаемся, и брыкаемся,
Надоедных гоняя мух.
Чистокровные, беспородные,
Со звездою во лбу, и без,
Мы - разумные, мы - животные,
Дети ветра, степей, небес.

Нами правит невидимый всадник по прозвищу Бог,
Он хороший наездник, пастух и отличный стрелок.
И когда, задыхаясь, однажды мы рухнем в песок,
Он с холодной улыбкой спокойно нажмет на курок...

* * *

Хреново. Но не ново;
Пустяк, даю вам слово!
Мы, как обычно, снова беду переживем.
Досадно? Ну и ладно!
Не все бывает складно;
Когда во рту несладко - спасаются вином.
Настроимся, напьемся,
Уткнемся - разберемся!
И мирно разойдемся с обманчивой судьбой.
И пусть другие плачут,
В плену у неудачи;
Мы сильные, а значит - пробьемся мы с тобой!


Про-Жорливая лирика

Вот уже который вечер
Жор меня одолевает,
Потихоньку заставляет
Холодильник навещать.
А неудовлетворенный
Он в тоску меня вгоняет,
И буквально из-под палки
Вынуждает что-то съесть.
Как я ни сопротивлялась,
против Жора нет приема -
Ведь на кухне есть печенье,
Колбаса и вкусный сыр.
Жор, подлец, про это знает
И мешает мне работать,
Вновь придумывая повод
Чтоб на кухню заглянуть...
Глупый Жор! Я знаю способ,
Как заткнуть тебя надолго
И потом сидеть спокойно
За работой до утра:
Я пойду сейчас на кухню,
Соберу в кулак всю волю,
Сконцентрируюсь - и разом
Все съедобное сожру!
                              ( октябрь 2010)


Монолог полуночника

Чтобы лучше мозг работал, надо сладкого поесть...
Переела сладкой вишни - съем соленый огурец!
...Что-то слишком он соленый... Заедаю курагой.
Очень сладкая, зараза! Где-то был соленый сыр.
А чтоб было поострее, я добавлю чеснока...
Фу, какой ужасный привкус! Съем-ка парочку конфет.
Все, тошнит от шоколада... Пива я себе налью.
Пиво горькое какое! Надо вишней закусить...
А теперь я эту вишню кислым яблоком заем,
И еще немножко сыра, и еще глоток пивка,
А чтоб горечь не мешала - вот клубничный чупа-чупс...
...Что-то плохо мне... Сдается, чупа-чупс несвежий был!
                                                          ( ноябрь 2009)

Мария Роше