Получать новости по email

Мария Роше

На волосок от счастья

Мне никогда не нравились мужчины с густо заросшей грудью.
Не знаю, с чем это связано. Возможно, они напоминали  мне приматов, а с приматами я не желала иметь ничего общего. Возможно, это было чисто биологическое отторжение, или нарушение моей личной эстетической концепции. В любом случае, я старалась выбирать парней практически безволосых, чья широкая грудь идеально смотрелась бы в полурасстегнутой рубашке. Или вообще без нее.
Мой первый муж был близок к эталону – с кожей ровной и гладкой, хорошо переносившей солнце и не раздражавшейся даже после бритья. Его тело было цвета топленого молока, и тонкие волоски, покрывавшие его руки до локтя, выгорая, становились совсем незаметными. Мне нравилась эта его ровность и гладкость, и незаметность, но однажды, пристально разглядывая его безупречную, казалось бы, грудь, я вдруг обнаружила на ней совершенно посторонний темный волосок.
- Ай! – воскликнул он, когда я пинцетом выдернула то, что противоречило моей эстетической концепции.
- Его нужно было удалить, - сказала я. – Этот выскочка портил всю картину, и мне абсолютно не нравился.
- Но мне больно, - обиженно проговорил муж.
- Ничего, потерпишь. Это всего лишь какой-то паршивый волосок.
Он смирился. А я теперь раз за разом стала внимательно изучать его грудь на предмет появления там нежеланной растительности, и вскоре убедилась, что волос – штука коварная и упрямая: сколько ни выдирай, все равно вырастает заново. Как будто назло. А где один – там второй, третий, четвертый…
Сначала муж терпел пинцетные истязания, стиснув зубы. Потом начал оказывать сопротивление. Я не понимала, почему он не может пойти на такую малую жертву ради меня и моего спокойствия? Он раздражался, я злилась, мы ссорились и подолгу не разговаривали. В конце концов, я предложила ему выбирать – или я, или его драгоценные волоски. И он выбрал - другую женщину.
Я долго переживала из-за его ухода, но еще больше из-за его душевной черствости, эгоизма, упрямства и нежелания быть совершенным. Потом я поняла, что он меня никогда не любил, успокоилась и отправилась на поиски другого возлюбленного.
Мой второй муж не был идеальным. Его кожа по цвету напоминала разбавленное молоко – тонкая и бледная, с голубыми прожилками и темными родимыми пятнами. На груди у него я сразу же обнаружила несколько волосков, нелепо торчащих в разные стороны, и немедленно удалила их, объяснив, как плохо они влияют на его внешний облик и мое настроение. Он не сопротивлялся. Мои аргументы были достаточно вескими, а его стремление подчиняться – поистине безграничным. Сперва меня это радовало. Потом постепенно начало раздражать.
Он позволял мне лепить из себя все, что я считала нужным и правильным, но при этом сам не выказывал ровным счетом никаких желаний и устремлений. Он позволял мне решать за нас обоих и покорно плелся в указанном мной направлении, ему это было удобно. Волоски на его груди продолжали расти, одинокие и несуразные, постепенно увеличиваясь в количестве и появляясь даже кое-где на плечах; ему самому было лень заниматься ими, это стало моей обязанностью, и я с возмущением думала о том, что скоро буду вынуждена подравнивать ему усы и подстригать бороду, которые по беспечной воле хозяина тоже росли как им вздумается. Мое возмущение выливалось в упреки, он молча слушал и лишь пожимал плечами. Я обижалась и подолгу не прикасалась к нему, он все безропотно принимал, даже не пытаясь что-то изменить. Со временем я вообще перестала обращать внимание на то, что происходит с его телом – даже если бы оно обросло перьями, мне было уже все равно. А он свыкся с моим равнодушием, как до этого привык ко всему остальному. Наши отношения превратились в круговорот безразличия и постепенно изжили себя. Так я снова осталась одна и снова отправилась на поиски.
Но на этот раз я искала не нового идеального мужа, а ответ на вопрос – почему за столько лет у меня не получилось стать счастливой с кем-то вдвоем. Кто-то утверждал, что все дело в отсутствии везения, кто-то ссылался на духовную несовместимость, кто-то учил меня, как перестать беспокоиться и начать жить для себя. Были и те, кто винил во всем женскую глупость, мужской инфантилизм, эгоцентризм современного мира, завышенную самооценку, комплекс неполноценности и даже энергетические атаки со стороны менее удачливых подруг.
Но безвозвратно прошедшие годы прибавили мне не столько морщин, сколько мудрости, поэтому в один прекрасный день я поняла, что дело здесь исключительно в них. В этих чертовых волосках...

У моего третьего мужа далеко не эталонная кожа – гладкая, но покрытая веснушками и легко обгорающая на солнце. И чуть ниже яремной ямки начинается  рыжеватая поросль – не слишком густая, но ощутимая и заметная в вырезе полурасстегнутой рубашки. Я знаю об этом, я вижу ее каждый день, я чувствую каждый волосок, прикасаясь ладонью к его груди. Но смотрю я при этом немного выше, ведь у моего мужа самая очаровательная на свете улыбка и такие удивительные серые глаза…

18-19 марта 2013.

Мария Роше