Получать новости по email

Мария Роше

Бал

Бал

В доме мелькали разноцветные огни, звучала музыка, мимо окон скользили тени танцующих. Вечеринка была в самом разгаре, все вокруг наполняла неповторимая атмосфера праздника - праздника, на который ее никто не приглашал. Да и с какой стати Маргарет д'Эвиль, одна из самых состоятельных и самых загадочных леди города, пригласила бы на свой ежегодный закрытый прием неудавшуюся фотомодель и начинающую журналистку по имени Джессика Смит!

А ведь ей так необходимо попасть туда - чтобы, наконец-то получить работу в "Daily Rumours" и доказать привередливому боссу, что не все хорошенькие девушки напрочь лишены мозгов и что она, Джессика, способна не только демонстрировать свои прелести, но и находить то, на чем, собственно, и держалась газета - сверхинтересные материалы. Сенсации.

Пока что у нее получалось не очень. Даже, честно говоря, никак.

«Пусть это задание послужит проверкой твоих возможностей, - сказал главный редактор "Daily..". - Приемы проходят каждый год уже в течение пятнадцати лет, и до сих пор в дом Маргарет не удалось проникнуть ни одному журналисту. Она совершенно не выносит прессу, не дает интервью, практически не показывается на людях - и при этом имеет огромное влияние в городе, широкий круг преданных ей друзей, о ней ходят невероятные слухи. Прямо мистика какая-то, если учесть, что люди, побывавшие на ее таинственных приемах, очень часто менялись... трудно сказать, в какую сторону. И никто словом не обмолвился о том, что там происходит. Если тебе удастся это выяснить, считай, что ты принята на работу. С повышенным гонораром...».

Уже совсем стемнело, прохладный ночной ветерок коснулся обнаженной спины и плеч девушки в красивом темно-синем вечернем платье. Джессика поежилась и тоскливо посмотрела на очередную группу гостей, неторопливо проходящих мимо сурового дворецкого. Она была уверена, что ей удастся очаровать какого-нибудь одинокого джентльмена из числа приглашенных и пройти в качестве его спутницы. Просто и гениально. Но, простояв возле дома Маргарет д'Эвиль около двух часов, девушка совершенно потеряла надежду: все прибывающие мужчины были с дамами. От холода и отчаяния Джессике хотелось плакать.

- Джесси? - послышался чей-то по-кошачьи вкрадчивый голос. Она вздрогнула, обернулась и увидела высокого блондина в блестящей полумаске и костюме, стилизованном под средневековье. На мгновение он склонился к ее руке, потом выпрямился и обворожительно улыбнулся. Ветер играл его длинными волосами и черным шелковым плащом, хлопавшем, как крылья.

- Мы знакомы? - удивилась девушка, пытаясь припомнить, могла ли она видеть его раньше. Пожалуй, нет; хотя нельзя сказать наверняка, если половина лица скрыта под маской, а сквозь узкие прорези в ней невозможно разглядеть глаза. Интересно, приглашен ли он на прием?

- Неужели получилось?! - искренне восхитился блондин, разглядывая Джессику. - Такое со мной случается раз в сто лет: чтобы я с первого раза угадал имя понравившейся мне женщины! Разрешите представиться: Матиас. Вас действительно зовут Джессика? Невероятно! И вы тоже приглашены на праздник?

- Увы, - она вздохнула и опустила глаза. - Но очень хотела бы...

- Нет ничего проще, - усмехнулся блондин, решительно беря ее под руку. - Я проведу тебя во дворец, моя Золушка, с одним только условием... Ты никуда не убежишь от меня в полночь. Обещаешь?

- Да! - воскликнула Джессика, не помня себя от внезапно нахлынувшего счастья, закружившего голову, заставившего забыть обо всем... Свершилось! Она попадет в этот дом, первая и единственная представительница прессы... ну, а то, что придется переспать с Матиасом, это не проблема. Обычная плата за услугу. К тому же он чертовски привлекательный тип - в порыве восторга она уже сейчас готова была его расцеловать!

Рука об руку, они переступили порог обетованного дома, но не прошло и четверти часа, как Джессика испытала ни с чем не сравнимое разочарование. Конечно же, дом был роскошный, повсюду горели свечи, на столиках стояли бокалы с шампанским и разнообразными закусками, играл живой оркестр... но, собственно, ничего больше и не происходило. Комнаты были пусты; лишь изредка им встречались спешащие куда-то пары, которые раскланивались и исчезали в лабиринте коридоров.

- Где же все гости? - поинтересовалась Джессика у своего кавалера. - По моим подсчетам здесь должно быть около семидесяти человек, а я почти никого не вижу.

- Это только кажется, - усмехнулся Матиас. - Дело в том, что дом очень большой, и всем, кто желает уединиться, в нем найдется укромное местечко... на любой вкус.

Странно, подумала девушка, внешне он не кажется настолько большим. Но вслух ничего не сказала.

Они продолжили осмотр дома, выпили шампанского, при этом Матиас ухаживал за ней как за собственной невестой. Но даже это ее не особо радовало.

- Я вижу, вам здесь не нравится, - наконец проговорил он. - Что ж так? Мне казалось, вы жаждали попасть на этот праздник...

- Да, - призналась девушка. - Но я думала, что попаду на настоящий бал... а оказалась в полупустом дворце...

- Ты хочешь увидеть настоящий бал, моя Золушка? - улыбаясь, спросил Матиас. - Хорошо. Желание дамы - закон. Идем.

Он взял ее за руку и быстро повел куда-то сквозь многочисленные залы, спальни и комнаты для отдыха. В одной из них Джессика мимоходом заметила ослепительно красивую брюнетку в бледно-лиловом платье - полулежа на софе, та лениво поглаживала развалившегося рядом жирного черного кота. Брюнетка лишь на мгновение удостоила проходивших взгляда равнодушных зеленых глаз, но Джессике показалось, что ее словно окатила ледяная волна.

«Ведьма чертова, - испуганно подумала девушка. - Ревнует, что ли?»

А Матиас вел ее дальше, пока, наконец, они не остановились перед запертой дверью в маленькой полутемной комнате. В его руках оказался ключ, тихо щелкнул замок.

- Прошу! - сказал он и буквально втолкнул девушку внутрь. На секунду глаза ее ослепли от яркого света, в ушах зашумело, а потом она услышала музыку и в изумлении увидела себя стоящей посреди огромного зала, заполненного танцующими парами. Мелькали яркие платья, блестящие ленты, искрились бриллианты в украшениях, повсюду слышался смех.

- Вашу руку, мисс! - прошептал Матиас, подхватил ее, и они понеслись в бешеной польке. Удивление сменилось восторгом - Джессика снова почувствовала себя счастливой. Один танец сменялся другим, волны музыки подхватывали, уносили за собой, кружили, ласкали... И так хотелось, чтобы эта ночь не прекращалась никогда... Никогда.

Внезапно музыка оборвалась, и в наступившей тишине она услышала, как часы в зале бьют полночь. Танцы прекратились; гости плотным кольцом окружили девушку и ее спутника. И только теперь Джессика заметила, какие неестественно бледные у них лица, странные глаза. Все они смотрели на Матиаса... и их улыбки обнажали клыки...

- Пришло время выполнять обещанное, - сказал он. - Иного выхода у тебя нет. Только не вздумай бежать, если не хочешь стать добычей моих подданных. Поверь мне, это страшная смерть, гораздо страшнее той, что могу предложить тебе я.

Понимание того, что это не розыгрыш и не безобидная шутка приходило медленно; наконец, осознав весь ужас происходящего, девушка с отчаянием взглянула на своего губителя. Матиас улыбнулся ей, немного насмешливо, немного виновато, и медленно снял маску. Его глаза не имели цвета - но заглянув в них, Джессика почему-то перестала бояться; напротив, ее окутала приятная пьянящая слабость.

- Она - моя! - рассмеялся Великий Магистр, подхватил падающую девушку на руки и понес из зала. Остальные вампиры почтительно расступились, пропуская его. Что-то в сознании Джессики продолжало безучастно отслеживать происходящее: вот Матиас принес ее в спальню... мягкие подушки под головой... вот он снял с нее платье, его губы приближаются, касаются груди... выше... выше...

Она вздрогнула, ощутив на шее прохладу острых клыков - но он только поцеловал ее, разжигая страстными ласками, причиняя сладкую муку, и вскоре Джессика поняла, что безумно желает только одного. Чтобы он укусил ее.

- Только сделай это быстро, - прошептала она. - Наверное, это очень больно...

- О, нет. Больно тебе не будет, - усмехнулся он - Я обещаю.

И он склонился над ней, впился долгим изматывающим поцелуем в ее полураскрытые губы. Джессике показалось, что небо и земля поменялись местами... Она полностью потеряла над собой контроль и уже не помнила, что кричала, чего просила, падая в бездну смертельной страсти. Сколько все это продолжалось - она не знала. Матиас буквально выпивал ее за эту бесконечную ночь любви, и чем больше билась она в его объятиях, желая вырваться, отдохнуть, чем больше слабела, тем сильнее возбуждался он, тем изощреннее становились его ласки, дарившие мучительное, жестокое, сладкое наслаждение. И когда в ней не осталось ничего - ни боли, ни желания, ни других чувств, когда она упала на постель, подобно живому манекену, он с непередаваемым удовольствием вонзил клыки в ее шею. Матиас пил ее кровь и улыбался, чувствуя, как по телу девушки пробегает легкая дрожь. Джессика не сопротивлялась, лишь смотрела в никуда широко распахнутыми глазами, которые постепенно теряли цвет и становились пустыми, безжизненными. Когда же пришло время, он прокусил свое запястье и поднес его к губам умирающей Джессики.

- Я мог бы выпить тебя полностью, но не сделаю этого, - прошептал он, улыбаясь с неожиданной нежностью. - Ты нравишься мне. Пей, моя Золушка, моя ручная девочка. Теперь тебе больше не придется искать работу. Пей, и займи достойное место... на моем балу...

А потом была ночь пробуждения, полная луна над замком, затерянном в горах, и бесконечный бал, на котором она навсегда осталась одной из порхающих в танце пестрых, красивых и жаждущих крови бабочек.

- Совсем стыд потерял, - покачала головой Маргарет. - Приволок ко мне в дом постороннюю девицу, да еще одну из этих продажных писак! Дорогой мой, я ценю твою помощь, но порой она слишком дорого мне обходится. Что я теперь должна сказать полиции, чудовище?

- Ах, Мэгги, - улыбнулся Великий Магистр, - все мы порой поддаемся эмоциям. Не беспокойся, полицейских я беру на себя. И еще... знаешь что?

- Что?

- В бледно-лиловом ты была великолепна.

Мария Роше