Получать новости по email

СОВЕТЫ НАЧИНАЮЩИМ АВТОРАМ


Три простых ошибки, которые легче всего исправить:


1. Использование слова «своей» по отношению к телесным действиям персонажа. Как хотите, но если это не махровая фантастика, другого тела у него нет.
Пример: «Он посмотрел своими глазами на стол, взял своей рукой яблоко, понюхал его своим носом и откусил своими зубами, жуя, он смачно чавкал своим ртом».
Ясно даже ежу, что все перечисленные действия нельзя производить чем-то чужим, т.е. это слово в построении текста лишнее, кроме тех случаев, когда требуется специальное уточнение. Например, в сцене, когда Мересьев впервые после ампутации ведет самолет, нелишне уточнить, что педали он нажимает именно своими ногами-протезами.

2. Многократное использование одного и того же прилагательного в связке с существительным. Читатель не дурак, он и с первого раза обычно запоминает, что и какое там в тексте.
Пример: «Он взял ее за роскошную грудь, роскошная грудь заполнила ладонь, сжав роскошную грудь, он простонал: - «какая роскошная у тебя грудь!»
Ясно даже ежу, что все последующие прилагательные не усиливают эффект от текста а наоборот, заставляют читателя спотыкаться и усмехаться. Так имеет смысл делать, только сознательно, например, для создания какого-либо ритма в тексте. «Острую лопату – взял, острой лопатой – копал, острой лопатой – махнул, весь огород я перевернул»
3. Использование слов «какой-то», «откуда-то», «что-то», «чем-то», что-то в описанию мира произведения. Увы, это лишь свидетельствует о лени и небрежности автора, этим он как бы говорит читателю: - «знаешь, друг, мне лень напрягаться и придумывать, ты сам представь что-нибудь, поработай за меня, будь так добр».
Пример: «Какой-то хмурый человек, как-то вышел из-за какого-то сарая, подойдя,  он что-то сказал о какой-то работе».
Ясно даже ежу, что все эти слова можно смело выкинуть или заменить на  описывающие мир/действие прилагательные. Использовать такие конструкции в тексте следует с крайней осторожностью, практически всегда лучше напрячь фантазию и придумать, а что же там происходит на самом деле, текст от этого только выиграет.

В повседневной жизни разговаривают не задумываясь о смысле и сути употребляемых слов, которые на самом деле, термины с двойным дном. Когда создаешь текст, все не так. Если  не хочешь, чтобы над тобой смеялись, каждое слово следует подробно обнюхать и проверить на «двойное дно». Всегда перечитывай написанный текст и пытайся понять, что на самом деле означает тот или иной оборот, при необходимости заменяя его на другой, более подходящий.
Пример раз: «...а отдыхая, для души, гномы любили курить табак» - сразу возникает два вопроса
1. «отдыхая, для души» - есть ли у гномов душа? В нашем мире в христианской традиции уж точно нет, так что «для души» они ничего делать не могут. Или в их мире в связи с наличием других народцев, было специальное уточнение от папы «о крещении прочих тварей божьих, разумных, от человека отличающихся»?

2. «табак» - в нашем мире, культура, привезенная из Америки в позднем средневековье, гномы родом из древней Европы. В «условном европейском средневековье», где происходит действие большинства подобных произведений, табака еще нет. Ха, гном курит табак,  это очень интересные вопросы вызывает. Гномы до Колумба открыли Америку? Они наладили торговлю с североамериканскими индейцами? У них есть регулярный канал поставки с другого материка или они занимаются сельским хозяйством? Или это автору лень напрячь голову, придумать персонажам новые вредные привычки?
Ясно даже ежу, автор может написать что угодно, но каждая деталь должна быть органично вплетена в ткань создаваемого им Мира произведения. Пока же подобные слова использованы бездумно, Мир в тексте – картонный. Читатель  подсознательно ловит достоверность декораций на подобных мелких деталях.

Пример два: «эльф пробежал три километра» или «пятитонная гидра протяжно взвыла» - ошибка в том, что единицы СИ, это достаточно новое изобретение человечества. Оно однозначно сообщает читателю, что в описываемом мире эльфов есть палата Мер и Весов, где хранятся те самые, эталонные метры и килограммы. Более того, приставка «кило-» намекает читателю что у эльфов используется десятичная система исчисления, а оно вам надо? Что у них  прекрасно развита математика и систематизирована прикладная наука, в том числе физика с механикой. Надо вам объяснять, откуда в мир фэнтези пролезли технические науки – пишите «километры», нет у вас там научного способа познания мира, родом из 18 века нашего мира – придумывайте свою систему измерений.

Ну и напоследок, не ленитесь писать числительные прописью. Первый признак графомана, когда художественный текст пестрит: «3 бутылки», «деревня в 40 дворов», «3 ложки и 2 тарелки». Особенно смешно выглядят цифры в прямой речи персонажей, так и представляешь себе, как герой посреди фразы замолкает, достает блокнот, заговорщицки пишет «7» после чего, хитро улыбаясь, продолжает говорить. В большинстве случаев цифры могут быть персонажем прочитаны или написаны. Например, вывеска трактира: «12 петухов» - вполне реальна или «Усмехнувшись, он молча протянул обрывок пергамента: - «1000 талеров». – Да за кого он меня принимает?

Про глаголы.
Что такое глаголы? Это действие. Через него персонаж соединяется с описываемым миром. Понятно, что в произведении, персонаж не может вообще ничего не делать, т.к. это тоже делание, поэтому глаголы нам всегда пригодятся.

1. Самое простое. Всегда следите за согласованием времени и формы глагола в одной описываемой сцене. Если в первой фразе абзаца у вас: «толпились студенты, ожидаЮщие экзамена перед кабинетом», а во второй, про них же говорится: «студенты, ожидаВшие экзамена толпились перед  кабинетом» – это ляп. Ничего не произошло, а время действия изменилось с «будущего прошедшего» на «прошлое прошедшее».

2. Для описания событий «в развитии» надо использовать различные времена глаголов. Даже не так: временами глаголов необходимо пользоваться. Если посмотреть внимательней, в большинстве произведений начинающих авторов используются только  прошедшее время в совершённой или несовершённой форме. К чему это приводит? Несмотря на то, что повествование дается от первого лица и действие происходит «здесь и сейчас», читатель зевает, не чувствуя сопереживания. Примеры: «Я шел по улице и увидел толпу ребят. «Гопники!» – подумал я. Потом я побежал от них», или: «Иду по улице, навстречу ребята, гляжу –  точно гопники. «Буду драпать» – думаю я.». В каком примере описание более «живое»?

3. Непосредственно вытекающее из второго. Автор, используя в повествовании только глагольные формы прошедшего времени, интуитивно чувствует, что текст получается унылым и плоским. Пытаясь это исправить, он щедрой рукой расшвыривает по тексту: «!» или «!?» или даже «...!?». Увы, тем самым, он лечит симптом, не трогая болезни. Как мы все знаем, лечение симптомов ни к чему хорошему не приводит. Так и в рассматриваемом случае, от знаков препинания рябит в глазах, герои не разговаривают, а орут, текст же по-прежнему остается серым и плоским. Редактора шутят: «Первый признак графомана – неспособность закончить предложение точкой».

4. Пользуйтесь в тексте пятью временами:
а) «я буду садиться» – для того что герой собирается делать;
б) «я сяду» - для того что с героем точно произойдет;
в) «я сажусь» – для тех событий, которые «прямо щаз» показывает камера оператора;
г) «я сел» – для подтверждения факта, совершённого действия или когда он рассказывает о удачном действии в прошлом. Кстати, в связке с «в», эта форма хорошо подходит для усиления действия;
д) я садился – для демонстрации неудачи героя в совершении действия или когда он рассказывает о прошлом;
В результате ваш текст обретет еще одно измерение.

О сопереживании герою, достоверности или чем литература отличается от журналистики

Обычно, автор художественного текста хочет, чтобы читатель сопереживал героям его произведения, радовался и горевал вместе с ними. Увы, мастерства не хватает. Большинство неумело написанных произведений никаких чувств, кроме скуки не вызывают. Давайте разберемся, почему так получается.

Итак, начнем сначала, если совсем просто, что такое чувства-эмоции? Это физиология, ощущения тела, которые рационализирует наш мозг.

Две вводные:
- Очень важный экзамен, а персонаж не готов. Вот, он подходит к столу с экзаменационными билетами, пульс частит, дыхание спирает, руки трясутся, ноги запинаются, голос экзаменатора доносится сквозь вату, зрение напоминает туннель, в конце которого стол с билетами…. «О!», - осеняет мозг читателя, - «он волнуется!».

- Мойщик окон висит на стене двухсотэтажного небоскреба, меланхолично трет стеклянные стены, размеренно макая скребок в ведро с раствором, говорит: – «я очень боюсь высоты!»

Чьи эмоции читателю покажутся достовернее? Только того героя, у которого  описанные физиологические ощущения совпадают с декларируемым чувством! Читатель всегда подсознательно примеряет на себя описанный набор ощущений и его мозг вычисляет, что, на самом деле, испытывает герой произведения.

Так писать трудно, приходится работать с собственным организмом, пытаясь выследить его ощущения. Запоминать, что же я ощущаю телом в различных жизненных ситуациях? Впоследствии, приходится переводить телесные ощущения на язык слов. Вдобавок, у автора банально может не оказаться необходимого опыта, чтобы достоверно реконструировать чувства, к примеру, камикадзе идущего садиться в самолет. Цена высока, но результат себя оправдывает, читатель такого текста, вживается в шкуру вашего персонажа и чувствует вместе с ним.

Начинающим кажется, есть легкий путь, которой сулит результат без особых усилий: вешать на героя ярлык, что он там чувствует, а читатель как-нибудь сам начнет сопереживать.
Все эти картонные: «Сколько можно? – разгневанно сказал он», «Я без тебя не могу. – влюблено сказала она», «Это же стозубый монстр. – испуганно сказал лучник» и т.д. и т.п. – туфта.
«От головы» чувства в человеке не возникают. Попробуйте про себя сказать: «я очень испуган» - как, стало страшно? Нет? А почему?

Ну, а если представить весь набор ощущений тела при испуге? В животе, постепенно возникает тяжелый ком, руки холодеют и начинают дрожать, ноги становятся тяжелыми и прирастают к земле,  постепенно хочется сжаться, стать неприметным и замереть….
Ам!
- Страшно?

То есть, в любом случае, сначала физиологические ощущения, а потом осознаваемые эмоции. Ярлыками ведает журналистика, чтобы читатель очередной макулатуры, упаси боже, не перенапрягся. Журналисту гораздо проще писать ярлыками, думать в таком случае почти не надо, знай, собирай тест, словно из кубиков и получай гонорар.

Так что же делать тому, кто хочет писать литературу?
Работать над словами, описывать, как человек выглядит, что он чувствует, как себя ведет, как двигается, как смотрит, как произносит слова и т.д. Банальное упоминание, что выслушивая, персонаж барабанит пальцами и смотрит в сторону, даст читателю больше, чем абзац прямых подсказок. Надо стараться избегать явных указаний на то, что с героями происходит "внутри", ведь в обычной жизни у нас нет "машинки для чтения мыслей", не так ли?  Если сделать всё правильно –  текст, станет вызывать сопереживание, а герои оживут.

© Copyright: Миха Тут, 2011
Миха Тут - ссылка на статью